4. Вятка и Ватка

Для лингвистов уже совершенно ясно, что русское название р. Вятки не могло произойти ни от удмуртского «Ватка», ни от какого-либо другого финноугорского слова. Дело в том, что в финноугорских языках нет мягкого в (в’), а русское в (как и большинство других согласных) перед а никогда не подвергается палатализации (не смягчается). То есть удмуртское слово ватка (если бы оно было заимствовано русскими) так и звучало бы на русском ватка, как, например, слово вата.

Буква я (звук а с предшествующим палатальным согласным) после согласных в корневой морфеме появляется, как правило, на месте древнерусского (славянского) звука е носового (), а после в – исключительно в этом случае (вяз от о.-с. *vzъ, вязать от о.-с. *vzati, святой от о.-с. *svtъ и т.п.).

По законам удмуртского языка, в котором нет мягкого звука в,а ударение падает на последний слог, слово Вятка, заимствованное удмуртами у русских, должно звучать именно так: Ватка.

Приоритет в этимологическом исследовании топонима Вятка принадлежит Л. Н. Макаровой [19, 20]. [См. также 38].