Главная > Выпуск №18 > Выставка «Малая Третьяковка...

Выставка «Малая Третьяковка в Вятке»
как отражение деятельности вятского художественного кружка

(к 100-летнему юбилею)

Л. Б. Горюнова

Первое десятилетие ХХ в. для Вятки было необычайно плодотворным в развитии интеллектуальной жизни – создание театральных, музыкальных, литературных обществ, клубов, кружков, объединений формировало в городе и губернии своеобразную культурно-эстетическую среду.

В то время, а именно, 22 февраля 1909 г., открылось первое творческое объединение местных художников – Вятский художественный кружок, сплотивший вокруг себя все творческие силы провинциальной глубинки. Сложно переоценить социальную роль кружка, в задачи которого входило «содействие развитию изящных искусств в Вятском крае». Основные приоритеты были направлены на устройство художественных выставок, создание художественного музея, рисовальной школы.

В первое творческое объединение входили представители местной и столичной интеллигенции, торгово-промышленного мира, духовенства. Некоторые личности получили широкую известность. В их числе братья В. М. и А. М. Васнецовы, Н. Н. Хохряков, Н. Н. Румянцев, А. В. Исупов, Н. Г. Машковцев, А. А. Рылов, С. А. Лобовиков, З. Д. Клобукова, московские меценаты М. К. Морозова, С. И. Щукин, И. А. Морозов. Другие стали темой исследования небольшого круга специалистов и вошли в научный оборот совсем недавно, к примеру, художники З. Н. Алафузова, А. И. Столбов, Л. А. Сырнев, А. А. Репин, коллекционер А. А. Андреева. Список кружковцев к 31 декабря 1910 г. состоял из 96 человек, проживавших в разных городах: Вятке, Слободском, Нолинске, Москве, Казани, Уфе, Томске, С.-Петербурге, Вологде, Сергиеве Посаде, Чите, Париже. Были годы, когда в состав объединения входили более 100 человек. На сегодняшний день о судьбе многих членов кружка остаётся больше вопросов, чем ответов.

Как это ни печально, но до сих пор тема, связанная с деятельностью Вятского художественного кружка – своеобразного основания, фундамента, на котором построен художественный музей в Вятке, – остаётся мало изученной. Мы находимся только в начале пути осознания этого уникального феномена для местной и отечественной культуры в целом.

В 2009 г., в год столетия кружка, были мобилизованы творческие силы многих исследователей, результатом работы которых оказались научные статьи, доклады, выступления на конференциях. Особо следует сказать о выставке «Малая Третьяковка в Вятке», развернувшейся в девяти залах художественного музея. Научная концепция выставки, её экспозиционное моделирование, отбор музейных предметов были направлены на выявление значимости Вятского художественного кружка и его роли в формировании культурного имиджа Вятки в прошлом и настоящем.

Всё выставочное пространство было разделено на несколько смысловых зон, имевших своё идейное содержание, определённую эмоциональную и художественную среду. Такая многоплановость экспозиционного решения не разрушала его единства и целостности, а, напротив, создавала насыщенное и динамичное поле музейной культуры.

Момент «вживания» в экспозицию начинался уже в фойе музея, где зрителя встречала фотография членов Вятского художественного кружка. Сам снимок напоминал прекрасно срежиссированную «живую картину». Объединяющая внутренняя идея, вера в свои творческие силы создавала приподнятое настроение её героев, среди которых Арк. Васнецов, С. Лобовиков, Н. Румянцев, А. Столбов, Н. Хохряков.

В следующей, информационной, зоне можно было прочитать аннотацию о выставке и ознакомиться с подлинными архивными документами: журналами и отчётами, прошениями кружка в губернское земское собрание и земскую управу, докладными записками, сведениями о заседании Правления. Эти уникальные экспонаты, предоставленные ГАКО, давали возможность войти в круг проблем творческого объединения, увидеть те задачи, которые стояли перед кружковцами, и понять пути их решения. В этом же интерьере находились фотографии С. А. Лобовикова с видами старой Вятки. Они создавали определённый культурный фон, помогавший почувствовать колорит художественно-исторической эпохи, знакомство с которой предстояло зрителю в следующем зале.

Здание художественно-исторического музея. Фотография С. А. Лобовикова. 1910

В культуре Вятки начала ХХ столетия событием стало устройство художественных выставок. Воплощение этой идеи легло в основу создания новой экспозиционной зоны с условным названием «Вятские вернисажи». В результате исследовательской работы из музейных фондов были отобраны произведения изобразительного искусства местных и столичных авторов, которые были или могли быть на вятских вернисажах периода 1900–1910-х гг. Зрительный ряд экспозиции дополнялся архивными материалами, особенно ценными оказались каталоги выставок. Это документы времени, которые несли важную для нас информацию, свидетельствовали о серьёзной научно-просветительской работе членов кружка, выступавших в роли лекторов, художественных критиков, теоретиков искусства.

Члены Вятского художественного кружка. 1910-е

Экспозиционной находкой данного зала можно считать своеобразный фотографический коллаж (3 х 2 м), составленный из портретов кружковцев. Большинство фотографий зрители увидели впервые. Дизайнерское решение данной фотокомпозиции было выполнено в духе культуры модерна и вызывало большой интерес у посетителей.

Вернёмся к произведениям искусства. Эмоциональное настроение зала создавалось работами, очень разными по манере письма, образному решению, выбору темы. Среди авторов – представители московской, петербургской, казанской школ. Сразу следует оговориться, что преимущественно экспонировались картины и этюды местных художников и вятской молодёжи, обучавшейся в художественных вузах Москвы, Петербурга, Казани.

Большую часть экспозиции составили произведения лирического пейзажа-настроения живописцев объединения «Союз русских художников». Это преподаватели и ученики Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Среди них А. В. Исупов, А. А. Репин, Л. А. Сырнев, Д. В. Поленов, Н. Н. Хохряков и другие. Акцент был поставлен на работах А. В. Исупова русского периода с характерными для союзовцев национальными пейзажными мотивами, сложной техникой живописной культуры.

Петербургской школе ближе произведения фантазийного, мистического характера, как, например, в женском портрете А. И. Столбова – «вятского декадента», символиста, находившегося под сильным влиянием творчества М. А. Врубеля. Мечтательность, театральность, уход в другие миры были характерны для декоративных акварелей художника Л. В. Куклина. Романтическая школа А. И. Куинджи чувствовалась в этюдах А. А. Рылова.

Живопись Казанской школы выделялась декоративными натюрмортами Л. А. Плетнёва и рядом произведений М. А. Демидова. Это портреты, пейзажи, жанровые композиции. В них присутствовал свойственный для этой школы дух эксперимента, свободы формотворчества, осмысление культурного наследия, умение ориентироваться в многообразии форм искусства.

Отдельное место в экспозиции занимали работы Н. Л. Аронсона – одного из наиболее значительных скульпторов так называемого «русского зарубежья». Его парижские портреты близки символизму и импрессионизму.

Безусловно, вятские выставки отражали ту сложную художественную палитру стилей, направлений, новомодных течений, эстетических пристрастий, которые существовали в общекультурном пространстве изобразительного искусства начала ХХ в. в России. Эти вернисажи были настоящей школой профессионального мастерства для местной талантливой молодёжи. Знакомство с произведениями живописи, скульптуры, графики развивали художественный и эстетический вкус у вятской публики, формировали интерес к постижению современной культуры.

Организация выставок в Вятке – одно из важных направлений в деятельности кружка. Ключевой же задачей первого творческого объединения местных художников было, конечно, создание художественно-исторического музея – это тема следующего зала. В нём впервые была произведена попытка реконструкции экспозиции 1910 г.1 Осуществление этой идеи стало возможным благодаря фотоснимкам С. А. Лобовикова.

Многоярусная развеска картин, отражавшая эстетику экспозиционного искусства начала века, органично сосуществовала в новом архитектурном пространстве «мраморного» здания музея, в котором разместилось более 30 произведений разных видов и жанров искусства известнейших мастеров отечественной культуры. Все эти экспонаты были принесены в дар кружку для создания в провинции художественного музея.

Среди дарителей – люди разных профессий, интересов, материального достатка, положения в обществе. Чтобы заинтересовать их в процветании провинциальной культуры, нужны были личные связи членов художественного кружка, Вятского землячества с «радетелями» искусства Москвы и Петербурга. Велись переговоры с художниками, меценатами, предпринимателями о пожертвованиях для будущего музея. В деле комплектования коллекции большое значение имел авторитет А. М. и В. М. Васнецовых, С. А. Лобовикова, Н. Г. Машковцева, Н. Н. Хохрякова.

Из 38 работ первой музейной экспозиции 12 живописных полотен пожертвовала вдова М. К. Морозова из коллекции её мужа М. А. Морозова. Остальная часть работ (живопись и графика) была передана кружку с вятской выставки, проходившей в 1910 г. Некоторые произведения художники дарили музею из их собственных собраний.

Первая музейная экспозиция. Фотография С. А. Лобовикова. 1910

Как видно из так называемой «реконструированной» экспозиции, перечень представленных в ней имён оказался более чем выразительным: А. Е. Архипов, В. Н. Бакшеев, В. М. и А. М. Васнецовы, С. А. Виноградов, С. В. Иванов, К. А. Коровин, П. И. Келин, А. М. Корин, Н. А. Клодт, М. В. Нестеров, В. И. Суриков, Е. И. Столица, А. С. Степанов, В. В. Переплётчиков, А. А. Рылов. Этот список можно продолжить.

Работы, собранные к моменту открытия музея, положили начало коллекции живописи и графики рубежа веков, в частности, объединения «Союз русских художников». Их авторы оказались членами-учредителями данной творческой группировки. Они создавали это сообщество, разрабатывали его идеологическую и художественную концепцию. Каждый из перечисленных мастеров имел своё особое профессиональное видение, свою творческую ауру, неповторимость и индивидуальность живописного языка2.

Н. Г. Машковцев.
Фотография С. А. Лобовикова. 1920

На сегодняшний день работы первой музейной экспозиции можно включить в золотой фонд русской культуры. «Скромен наш музей по своим размерам, но богат по своему содержанию. В нем целый ряд имен известнейших русских художников, произведения которых имеются в Третьяковской галерее»3. Эти слова были сказаны С. А. Лобовиковым на открытии музея 5 декабря 1910 г. Данное событие состоялось только благодаря заботам художественного кружка при горячем участии Вятского землячества, русских художников и меценатов, видных общественных деятелей, городских и губернских властей. Все авторы работ, подаренных музею, стали членами Вятского художественного кружка, а первыми его Почётными членами были Вятское губернское земство, А. М. и В. М. Васнецовы, М. К. Морозова и Н. Н. Хохряков.

Подобно всем российским музеям того времени, Вятский художественный музей складывался как частное, а не государственное собрание. На протяжении почти десяти лет вся музейная работа строилась на чистом энтузиазме группы людей, преданных искусству, т. е. членов Вятского художественного кружка. Им приходилось решать проблему с помещением для музея, так как присылаемые работы уже негде было экспонировать, искали деньги на ремонт здания, охрану, занимались формированием коллекции, вели просветительскую работу, читали лекции, устраивали художественные вечера, собирали членские взносы. Все доходы шли на содержание временного помещения музея. Только в 1918 г. кружок передал городским властям музей, который стал называться Губернским музеем искусства и старины.

Следующий тематической блок выставки «Малая Третьяковка в Вятке» связан с кабинетом А. Л. Витберга. Он известен в русской культуре, прежде всего, как автор проекта храма Христа Спасителя в Москве. Для Вятки начала XIX в. фигура Александра Лаврентьевича была знаковой. Находясь в ссылке в глубинке русской губернии (1835–1840), он смог воплотить ряд своих архитектурных замыслов в провинции, собрать вокруг себя наиболее талантливые творческие силы местной интеллигенции.

Желание создать кабинет А. Л. Витберга возникло в результате работы над архивными материалами кружка. Ранее эта идея принадлежала Н. Г. Машковцеву, но она не была осуществлена. Учёный, музейщик, теоретик искусства понимал гениальность уникальной личности А. Л. Витберга, предвидел признание его творчества, как в русской, так и мировой культуре. Николай Георгиевич намеревался устроить осенью 1912 г. выставку памяти архитектора, связав её с чествованием Отечественной войны 1812 г. От имени кружка Машковцев предложил просить у сына Витберга проекты храмов, чертежи отца, портреты. Будущая выставка должна была послужить ядром для комнаты-кабинета.

Размышляя над музейной экспозицией, Николай Георгиевич писал С. А. Лобовикову: «С Витберга должно начаться историческое отделение в нашем музее… Первая комната будущего музея должна быть названа его именем, в ней будут собраны работыего и все, связанное с его личностью. И пусть возвышенное обаяние его произведений будет камертоном нашего дела. ...Это все весьма будет содействовать популяризации музея среди лиц, интересующихся искусством»4.

На сегодняшний день музей обладает уникальным творческим наследием академика, которое было представлено в экспозиции: от архитектурных чертежей знаменитого храма Христа Спасителя в Москве до прекрасной галереи портретных образов первой половины XIX в., выполненных в карандашной манере тонального рисунка. Они знакомили зрителя с членами дружной семьи Ильиных, а также с портретом отца и сестры художника. Украшением выставки стали миниатюрные акварели П. Ф. Соколова, запечатлевшие романтическую пару: юного архитектора и его обаятельную жену. Следует отметить и живописный портрет Верочки Витберг, выполненный преданным учеником её отца – местным художником Д. Я. Чарушиным. Рядом его же работа – петербургский портрет архитектора с «мягким небесно-голубым взором». Портрет был выполнен буквально перед смертью А. Л. Витберга. В целом же вся предметная среда кабинета – круглый стол, старинные кресла, шкаф изящных форм стиля ампир, живописные и графические работы создавали атмосферу строгого, уютного, домашнего интерьера XIX в.

Рядом с кабинетом знаменитого архитектора располагался фотографический и негативный кабинет С. А. Лобовикова. Именно эта личность во многом определяла политическую и творческую атмосферу кружка и музея. В начале ХХ в. (ко времени создания кружка) Сергей Александрович являлся участником и призёром всех крупнейших выставок и фотосалонов в России и за рубежом, позднее был членом-корреспондентом Дрезденского общества развития фотографии, почётным членом Лондонского, Парижского, Российского фотографических обществ.

На выставке эта сторона его творческой биографии проиллюстрирована работами, отмеченными наградами на международных экспозициях. В их числе ставшие уже хрестоматийными в искусстве русской и зарубежной фотографии жанровые снимки из крестьянской жизни и портреты крестьян, к примеру, «За корминкой», «Вдовья думушка», «Домовница», «Бродячая Русь», «У зыбки», «Думы». Специалисты высоко ценили произведения фотохудожника, выполненные «облагороженными» приёмами, которые позволяли ему имитировать технику живописи и графики. Снимки С. А. Лобовикова называли «в высшей степени артистичными».

Бывая за границей, посещая художественные музеи и галереи, общаясь с именитыми художниками, Сергей Александрович, безусловно, не просто хотел, а жаждал культурного преобразования Вятского края. Для этого он чувствовал в себе силы, был хорошо образован, пользовался большим уважением в художественном мире Москвы, Петербурга, провинции. Далеко не случайно именно этот человек стал первым председателем Вятского художественного кружка. Он ощущал большую ответственность за возложенные на него обязанности.

В Журнале общего собрания кружка 14 ноября 1910 г. отмечалось, что сделать для кружка больше, чем смог С. А. Лобовиков, было нельзя. Избрание его Почётным членом кружка, можно было рассматривать как знак благодарности и справедливости за тот вклад, который художник внёс в развитие изобразительного искусства местного края. В этом плане особенно плодотворна была работа Сергея Александровича по созданию музея. Без его энергии, энтузиазма, труда, умения правильно выстроить диалог с местными властями, личных связей в художественном мире столицы и провинции сложно представить, как бы сложилась судьба музея. «Вы единственный энергичный человек на всю Вятку»5, – в данной фразе А. М. Васнецова подчёркнута главная черта характера, определившая всю творческую и общественную деятельность С. А. Лобовикова.

На выставке «Малая Третьяковка в Вятке» большой интерес у зрителя вызвали гравюрный кабинет и библиотека, формировавшиеся одновременно с созданием музейных фондов. Комплектование искусства графики происходило намного медленнее, чем живописи. В 1912 г. в местной прессе сообщалось, что «…музей получил в дар от А. А. Андреевой (Москва) весьма ценную, хотя и небольшую коллекцию гравюр итальянской школы. Этим положено начало гравюрному отделению музея»6. Данный факт упоминался и в отчёте Вятского художественного кружка за 1911–1912 г.: «…При Музее начинает организовываться гравюрный кабинет, начало которому положено ценным даром Александры Алексеевны Андреевой (Москва), заключающим в себе ряд гравюр Вольпато и его учеников»7.

Устроителям выставки показалось целесообразным поместить в экспозиции итальянские гравюры XVIII в. авторов Д. Вольпато, Р. Моргена, Ф. Пьетро, работы которых экспонировались в 1912 г. в доме купца Клобукова, где в то время располагался музей. Из 6-ти комнат 4 отводились под развеску картин, а две – под выставку гравюр.

Позднее Е. С. Москалец, сотрудник музея, писала: «Популяризация этого искусства достаточно полно может быть представлена лишь музеями и такими, которые имеют в своих отделах Гравюрные кабинеты. Здесь, по средствам той или иной экспозиции, фиксируются культурные и художественные ценности гравюрного творчества, параллельно живописи. Также гравюра может служить и формой агитации в пользу искусства, так как множественное репродуцирование её – есть наиболее удобная форма, правда не дешёвой, но достаточно высокой популяризации всякого искусства»8.

На выставке рядом с гравюрным кабинетом была сделана экспозиция библиотеки-музея, которая выделялась своим необычным эстетическим решением. Книги в витринах соседствовали рядом с уникальными ампирными фарфоровыми вазами, подсвечниками, мелкой пластикой. Интерьер данного архитектурного пространства украшали графические и живописные работы. Такое необычное дизайнерское решение данного тематического блока было подсказано фотографиями С. А. Лобовикова с изображением музейной библиотеки 1920-х гг.

Началом формирования библиотечного фонда послужило состоявшее из частных пожертвований собрание книг, которое принадлежало Вятскому художественному кружку. В отчётах музея, местной прессе за 1912 г. имелись информации не только о музейной коллекции, но и о небольшой библиотеке при ней. В 1913 г. сообщалось о поступлении ценных изданий из Академии художеств9.

Члены Вятского художественного кружка. В центре И. Э. Грабарь.
Фотография С. А. Лобовикова. 1920

Постепенно скромное книгохранилище стало увеличиваться за счёт даров от частных лиц. Среди них такие известные в России благотворители, как графиня П. С. Уварова – профессор археологии и почётный член Петербургской Академии наук, Н. И. Романов – хранитель отдела изящных искусств Румянцевского музея, Т. Г. Трапезников – доктор истории искусства, широко известный художник-земляк, один из основателей музея В. М. Васнецов. Этот ряд дарителей можно продолжить. В первые послереволюционные годы поступления шли от Л. А. Спасского, местных художников З. Д. Клобуковой, Н. Н. Хохрякова, А. И. Деньшина и других лиц.

Отдельным фондом были выделены русские и иностранные книги, журналы, поступившие через члена кружка, известного теоретика искусства, учёного, искусствоведа Н. Г. Машковцева10. Он приобретал литературу для вятской библиотеки с аукционов Общества любителей старины, через Московский отдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины, Центральное хранилище Государственного музейного фонда. Кроме того, Николай Георгиевич дарил книги по истории искусства и монографии о русских художниках из своей личной библиотеки.

В разное время в музейные книжные фонды были пожертвованы многочисленные каталоги с выставок и журналы по искусству «Золотое Руно», «Весы», «Мир искусства». Они привлекали внимание зрителя, прежде всего, высокой культурой полиграфического искусства. Такие журналы, как «Аполлон», «Старые годы» были переданы в музей Вятской губернской публичной библиотекой имени А. И. Герцена.

Отдельным разделом на выставке была выделена литература по художественному образованию, что, конечно, связано с педагогической деятельностью кружковцев, которые работали художниками-педагогами. Данные книги давали понятие о графической грамотности, методике рисования и лепке, приёмах композиции, новейших методах обучения в школе.

Украшением выставки стали уникальные издания XIX–XX вв. Это редкие памятники книжного искусства, напечатанные в типографиях «Шиповник», «I. Кнебель», «Венок». Особое место занимали книги, имевшие дарственные надписи, например, на «Полном собрании гравюр Рембрандта» 1890 г. можно прочесть: «Сей драгоценный дар Павла Михайловича Третьякова передаю Вятскому Художественно-Историческому музею. В. Васнецов. 1914. 6 февраля. Москва».

Коллекция музейной библиотеки была и остаётся «ценным подсобным материалом» для знакомства с отдельными эпохами, художниками, направлениями в искусстве. Кроме того, библиотечные фонды до сих пор служат важным источником для атрибуции художественных произведений. На сегодняшний день библиотека музея является одним из старейших книжных собраний по вопросам истории культуры и искусства в нашем городе.

Заканчивалась экспозиция «Малая Третьяковка в Вятке» большим баннером с фотографии Н. Г. Машковцева, о котором в 1917 г. художник А. И. Деньшин писал: «Музей развивается и имеет силы благодаря неусыпным попечениям деятельнейшего члена художественного кружка Н. Г. Машковцева (теперь помощника хранителя Третьяковской галереи в Москве). Музей не заглох и хотя медленно, но незаметно пополняется время от времени новыми картинами и обещает для Вятки стать такой же жемчужиной, как Третьяковская галерея для Москвы. Уже в настоящем собрании вятский музей может дать определенное представление о русской живописи последних десятилетий»11. С Н. Г. Машковцева началась новая эпоха в судьбе музея как крупного научно-исследовательского и культурно-просветительского центра, но это уже другая страница музейной жизни, тема которой выходит за формат данной выставки.

Условно хронологические рамки художественно-исторического периода экспозиции включали годы существования первого творческого объединения в Вятке (1909–1919). В это время вся общественно-культурная жизнь города и губернии была сосредоточена в Вятском художественном кружке, представлявшем не коммерческую организацию, а группу энтузиастов, преданных высокой национальной идее, – развитию культуры Вятского края. Спектр их деятельности был достаточно широк и захватывал сферы не только культуры, но и образования, политики, духовно-нравственного воспитания современного общества, что и хотелось показать на выставке «Малая Третьяковка в Вятке» через архивный и изобразительный ряд музейных предметов. Материалы экспозиции смогли дать не только обилие новой информации о кружке, но и расширили общие представления о культурной жизни России конца XIX – первой трети XX в.

Примечания

1 Из 38 произведений первой экспозиции отсутствует 5. Скульптура С. Т. Коненкова «Портрет А. П. Чехова» в 1950-е годы была передана в Московский дом-музей писателя. Судьба бытования 4-х работ остаётся пока неизвестной.
2 Следует заметить, что данная коллекция является отражением художественных и эстетических вкусов её собирателей, а именно членов Вятского художественного кружка.
3 Сравнение Вятского музея с Третьяковской галерей будет неоднократно встречаться в дальнейшем. Эта идея заложена и в названии выставки.
4 Архив КХМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 2.
5 Там же. Д. 8.
6 Вятская речь. 1912. 1 июля (№ 144). С. 3.
7 Отчёт Вятского художественного кружка. Деятельность кружка за 1911–1912 гг. Вятка, 1913. С. 6–7.
8 ГАКО. Ф. 2327. Оп. 1. Д. 69. Т. II.
9 Вятская речь. 1913. 9 окт. (№ 214). С. 3.
10 Н. Г. Машковцев окончил историко-филологическое отделение народного университета им. А. Л. Шанявского в Москве (1908–1913), занимался в школе живописи К. Ф. Юона и И. О. Дудина. Уже в студенческие годы он был тесно связан с деятельностью кружка и музея. После окончания университета Николай Георгиевич быстро вошёл в круг общения столичных художников, коллекционеров и меценатов, имел деловые и дружеские отношения с известными в мире искусства людьми. Все эти связи были направлены во благо развития художественного музея в Вятке, работу над которым он считал важным делом своей жизни.
11 Деньшин А. И. Беседы для всех по искусству. Вятка, 1917. С. 4.