Главная > Выпуск №18 > История Вятского художественного...

История Вятского художественного кружка на страницах
вятской периодической печати

Е. В. Лобанова

В богатейших фондах отдела краеведческой литературы Кировской областной библиотеки им. А. И. Герцена собрана вся периодическая печать, выходившая на Вятке с 1838 г. Как известно, именно газеты дают самый полный, практически летописный материал о событиях, происходивших в определённый промежуток времени. И если их внимательно проанализировать, то можно проследить всю историю существования какого-либо учреждения или общества. Общественная и политическая жизнь провинциальных городов в начале XIX в. была не очень богата событиями, поэтому подробное освещение всего происходящего в городе писалось и читалось, как сериал.

Как известно, предтечей художественного музея явился художественный кружок, организованный в 1909 г. художниками г. Вятки. Историю становления и работы этого общественного учреждения мы и попробовали воссоздать с помощью просмотра вятских газет. А именно газеты «Вятская речь».

Первое упоминание о художественном кружке встречается в 1909 г. в номере за 26 февраля.

«В Вятке местными художниками организован «Вятский художественный кружок», имеющий целью: устройство художественных выставок, художественного музея в Вятке, рисовальной школы, кассы для художников и пр.

22 февраля в Общественном собрании избрана временная комиссия в составе: председателя С. А. Лобовикова, товарища председателя А. И. Столбова, казначея А. М. Васнецова и секретаря Ф. Кунилова. Порядок вступления в члены кружка по рекомендации 3-х членов или по постановлению правления. Членский взнос – 2 руб. Лица, желающие вступить в члены – могут обращаться к председателю комиссии г. Лобовикову. Вятка, собст. дом».

Уже 6 марта появляется объявление.

«22 февраля 1909 г. в г. Вятке открыт Вятский художественный кружок, устав которого утверждён г. губернатором.

Цели кружка: Единение местных художников с любителями искусств, устройство в Вятке и др. городах художественных выставок, Художественного музея, рисовальной школы, художественного базара и кассы взаимопомощи членов кружка.

Членский взнос – 2 руб. в год. Пожизненные члены вносят единовременно 50 руб. и от дальнейших взносов освобождаются навсегда.

Лица, желающие вступить в число членов кружка, благоволят обращаться: к председателю временной комиссии С. А. Лобовикову, Вятка, Московская ул., собств. дом от 10 до 5 ч. вечера».

15 марта в помещении Общественного собрания состоялось общее собрание членов кружка. Всего собралось 22 человека, о чём и сообщила газета.

На собрании выяснилось, что некоторые члены-художники выразили желание устроить выставку на Пасхальной неделе. Но за «краткостью срока и вследствие неимения средств собрание постановило выставку устроить в мае или августе, смотря по тому, к какому времени правление сумеет разработать план выставки и собрать необходимые средства». Дальнейшие дебаты проходили по поводу самостоятельных выставок. После оживлённого обмена мнений собрание закрытой баллотировкой 17 против 3 постановило «признать устройство выставок членами кружка самостоятельно помимо кружка не допустимыми, как нарушающие интересы кружка».

Окончательно сформировался Вятский художественный кружок к апрелю 1909 г., о чём и сообщила заметка от 10 апреля.

«Вятский художественный кружок окончательно сформировался. Председателем кружка состоит С. А. Лобовиков, товарищем председателя избрана З. Клобукова, казначеем А. М. Васнецов и секретарём А. П. Вершинин.

Кружок деятельно готовится к устройству художественной выставки в августе текущего года. Все проживающие в губернии художники будут извещены о предполагаемой выставке, а также им будут разосланы приглашения вступить в члены кружка.

Кружок в непродолжительном времени устраивает лекцию по искусству, прочитать которую изъявил согласие член кружка художник г. Дульский».

Постепенно материал, рассказывающий о делах кружка, всё увеличивался и стал занимать уже не по половине колонки, а по 2–3 страницы газетного номера. Большая статья, повествующая заинтересованным обывателям, о конфликте среди художников была помещена в номере за 23 июня.

«В последние 3 воскресенья проходили общие собрания членов Вятского художественного кружка. Главным образом кружок занимался сглаживанием конфликтов с несколькими вышедшими из кружка художниками. Это были: гг. Румянцев, Хохряков, Зубов, Смирнов, Кротов, Желваков, Столбов и Демидов».

Далее очень подробно и красочно описывается недоумение оставшихся членов по этому поводу. Рассказывается о том, как пытались выяснить причину выхода и сколько раз посылали для переговоров делегатов с просьбой вернуться в кружок. Как видно из статьи, сами вышедшие вначале не очень чётко формулировали причину своего поступка. Но, внимая бурной деятельности кружковцев, наконец, выставили свои требования. Они состояли из 2 пунктов.

1. Чтобы из правления вышел председатель и ещё 5 других его членов.

2. Чтобы все вышедшие художники вошли в члены правления с председателем из их среды.

Естественно, в ответ на такое заявление была вынесена резолюция: «не рассматривая в действиях правления и председателя кружка причин выхода из кружка 8 членов его, прекратить дальнейшие переговоры с вышедшими, как нарушающие нормальное течение деятельности кружка». В заключение – «собрание приняло в члены кружка известного русского скульптора Аронсона, проживающего в настоящее время в Париже, и художника Трапицына».

Но жизнь продолжалась. И уже в июле 1909 г. члены кружка начали готовиться к выставке. О чём и сообщила газета. Также было отмечено, что «недоразумение с некоторыми вышедшими художниками будут улажены, тем более, что и поводов к этим недоразумениям не было и кружок искренне желает примирения с вышеуказанными членами».

В сентябре члены кружка получили «весьма важное известие» – «художники-вятчане братья В. М. и А. М. Васнецовы выразили горячее желание устроить в г. Вятке художественный музей, для которого они обещают кружку прислать свои произведения и произведения других художников, составляющих собственность гг. Васнецовых. Можно только приветствовать это желание наших земляков. Создание в Вятке хранилища художественных сокровищ является одной из обязанностей местных самоуправлений, обществ и кружков, заботящихся о развитии искусства вообще».

И вот уже 30 января 1910 г. на заседании губернского земского собрания был зачитан доклад раскладочной комиссии по ходатайству Вятского художественного кружка о пособии на содержание художественного музея в Вятке. «Комиссия полагала бы дать кружку 1–2 комнаты для музея в зданиях земства и вступить почётным членом, ассигновав 100 руб.».В результате возникших бурных дебатов, во время которых решительно указывалось, что у губернской управы у самой есть нужда в комнатах, собрание постановило:

1. Предложение комиссии о предоставлении комнат кружку отклонить;

2. Вступить в число почётных членов, ассигновав 100 руб.

В марте 1910 г. председатель Вятского художественного кружка С. А. Лобовиков съездил в Москву по делам кружка. В Вятку он привёз с собой для будущего музея «несколько весьма ценных картин, пожертвованных известными художниками, в т. ч. бр. Васнецовыми, заручился согласием московских художников принять участие в открываемой кружком предстоящей весной художественной выставке. И приобрёл несколько новых членов кружка среди московских художников. Также, г. Лобовиков получил от Московского археологического общества весьма ценные издания, которые явятся основным камнем для организуемой кружком художественной библиотеки… Таким образом, всё дело теперь за помещением, в котором можно было бы открыть музей… Здесь уже должно придти на помощь городское управление, которое, можно сказать, даром получает музей, составляющий гордость всякого культурного общества. Но ещё лучше было бы, если бы в Вятке нашёлся свой Третьяков или Цветков, который пожелал бы увековечить своё имя для потомства, построив здание для художественного музея».

Последующие номера за апрель и май публикуют материал о рабочих собраниях членов кружка, на которых обсуждаются текущие вопросы.

Но вот 11 мая 1910 г. правление художественного кружка просит редакцию газеты: «Не откажите напечатать в редактируемой вами газете нижеследующие правила представления на устраиваемую художественным кружком 21 мая выставку художественных произведений». Среди множества пунктов встречаются такие:

3. «Все поступающие на выставку произведения подвергаются [просмотру] особо избранному художественным кружком Жюри, за исключением произведений художников, участвующих в столичных выставках».

5. «Пересылка произведений на выставку и обратно за счёт экспонентов, причём картины с выставки будут возвращаться авторам лишь по получении от них денег на пересылку».

А 2-й пункт правил и явился причиной экстренного собрания членов художественного кружка, которое состоялось 18 мая. Дело в том, что вышедшие в 1909 г. из состава кружка художники через своего депутата заявили, что они примут участие в выставке лишь в том случае, если кружок изберёт их всех в жюри выставки. Как мы читаем далее, такое требование вызвало изумление присутствующих. После продолжительных прений – постановили: «…Избрать экспертную комиссию из членов кружка, предоставив ей право, согласно Устава – пригласить в жюри участвующих в выставке экспонентов по своему усмотрению».

В сентябрьском номере читаем новый материал: «Вятский художественный музей, устраиваемый художественным кружком, обогатился целой серией новых картин, пожертвованных известной М. К. Морозовой (Маргаритой Кирилловной Морозовой. – Е. Л.) Всего 12 картин… С прежде поступившими произведениями художественный кружок обладает уже коллекцией в 39 картин, принадлежащих кисти известнейших русских художников, оцениваемых не менее как в 23 000 рублей. Открытие музея состоится в ближайшем будущем. Таким образом, Вятка обогащается новым рассадником художественного образования… Теперь дело за вятским Третьяковым. Дело за жертвователем, который дал бы городу здание для зарождающегося культурного учреждения – художественно-исторического музея».

В октябре 1910 г. коллекция прибыла на Вятку.

«Нам передают, что коллекция пожертвованных картин… прибыла из Москвы в г. Вятку и находится на станции в виду неимения места, где разместить этот ценный дар, оцениваемый в 30 тыс. руб. …Ввиду прибытия дара г. Лобовиков вошёл в губернскую управу с письменным ходатайством об отводе помещения, каковое губернская управа обещалась немедленно удовлетворить. Таким образом, вятская публика в скором времени будет иметь возможность присутствовать на открытии весьма симпатичного учреждения – Вятского художественного музея, ценность коллекции которого уже в настоящее время достигает суммы 50 тыс. руб.».

И вот, в номере за 2 ноября читаем: «Художественно-исторический музей Вятского художественного кружка открывается на днях. Помещение для музея уже отведено губернской управой и ремонтируется. Коллекция картин, пожертвованных Морозовой, получена и осмотрена членами правления кружка. Одна картина художника Досекина поражает своими размерами – она 4 аршина длины…» (2 м 84 см).

16 ноября прошло общее собрание членов кружка, на котором среди прочих текущих вопросов обсуждалась новая редакция устава кружка. Вернее, даже не всего устава, а одного его параграфа, касающегося имущества кружка в случае его ликвидации.

Долгожданное событие – на первой странице «Вятской речи» в номере за 8 декабря помещена большая статья, посвящённая открытию на Вятке художественного музея.

«5-го декабря состоялось скромное торжество открытия в г. Вятке Художественно-исторического музея. По случайному стечению обстоятельств, художественный музей занял помещение бывшего книжного склада, упразднённого 2 года тому назад. Таким образом, вместо одного закрытого просветительного учреждения, в его стенах волею судеб возникло новое…»Далее приводится краткая история возникновения музея, перечисляются дарители и т. д. «При открытии Художественно-исторического музея Председатель художественного кружка С. Лобовиков в своей речи отметил, что этот день открытия музея должен считаться историческим для вятского края».

Как упоминалось ранее, музей занял помещение бывшего книжного склада. На самом деле, губернская управа отвела кружку под музей одну комнату в нижнем этаже здания. Кружок отремонтировал отведённое ему помещение и открыл в нём музей. 29 января 1911 г. в газете появилось ходатайство художественного кружка о необходимости расширения помещения. В нём, в частности, в обращении к губернскому земскому собранию, напоминалось о ценности имеющихся в музее картин и о большом наплыве посетителей. «В среднем – в день приходит 254 человека. Кружок с особенным удовольствием отмечает очень большое число посещений музея учителями и учительницами сельских школ во время рождественских каникул».

Вот тут-то и проявляются происки недругов художественного кружка и видно, что страсти по поводу членства в кружке не утихают. В заметке от 10 марта: «Художественно-исторический музей охотно посещается публикой. Учащиеся женской гимназии под руководством преподавателей почти все перебывали в музее, где председатель кружка давал им объяснения. Не были в музее до настоящего времени лишь гимназисты, художественными занятиями которых руководит г. Зубов. Думается, что г. Зубов мог бы на этот раз и позабыть свои личные отношения к художественному кружку и познакомить своих учеников с произведениями русских художников».

Как бы в продолжение темы в следующем номере за 28 апреля помещена большая на всю страницу статья «В Вятском художественном кружке»: (из впечатлений экскурсантов учащихся). Статья без подписи и написана очень высоким стилем.

«…Каждый легко может вообразить сколько зародилось мыслей, пережито сильных и неизгладимых впечатлений у картин великих Репина, Верещагина и др. олимпийцев-художников... Важно это знакомство (с картинами) особенно для подрастающего поколения, для детских душ, для этих чутких арф, которые звучат даже от прикосновения к ним лёгкого ветерка…» Для иллюстрации приводятся «отрывки из ученических впечатлений учащихся V класса одного из вятских средних учебных заведений, с большой охотой поделившихся своими впечатлениями…».И далее следует профессиональный разбор картин, что ставит под большое сомнение авторство школьников, тем более 5-классников вятского среднего учебного заведения.

«“Сумеречный ветер” …Ночь ещё не успела опустить свой покров, краски сгустились, потемнели, многие из них смешались в одну общую, но очертания кустов, деревьев даже высоких трав видны ещё ясно. Вся сила, весь эффект картины в порывах ветра. Ветер не даёт возможности покрывалу, которым ночь окутывает всю природу, опуститься плавно и прикрыть все предметы одновременно: он разрывает тучи и слабые отблески догорающих лучей солнца, падая на попавшие им на пути предметы. На время придают им их настоящие краски…Приведя выдержки из впечатлений одного юного экскурсанта, мы позволили себе сделать набольшие выдержки и из впечатлений других». И дальше следует в подобном стиле подробное описание ещё четырёх картин.

Последующие заметки рассказывают о деятельности музея, о дарах художников. 12 августа 1911 г. появляется материал «К оживлению деятельности Вятского художественного кружка».

«Г. Ермолин в своей статье, отметив 1-й важный шаг – а именно, открытие Художественного музея, предлагает сделать и 2-й, а именно, увеличение средств кружка. Предложение – собирать еженедельные вечера, на которых будут собираться как мастера, так и любители для совместной работы и беседы. Исполненные на этих вечерах работы будут продаваться за символическую плату (особенно перед Рождеством, когда замечается особенный спрос на художественные предметы). Таким образом будут деньги за помещение, на премии молодым художникам, а – ещё того важнее – кустарям за лучшие оригинальные художественные изделия для развития и оживления когда-то славной вятской кустарно-художественной промышленности, теперь видимо хиреющей».

Не всё, однако, гладко шло в работе кружка. В октябре 1911 г. С. А. Лобовиков пришёл просить губернскую управу об исполнении постановления губернского собрания от 18 июля, разрешившего отвести для нужд музея вторую комнату. Управа же, в свою очередь, ещё в августе, мотивировала свой отказ тем, что «испрашиваемое помещение не свободно и необходимо для нужд самого земства». Более того, до 1 января 1912 г. всё помещение, занятое музеем должно быть освобождено,  оказывается, комната для музея была отведена на определённый срок, а не навсегда. Причём, видимо, всё это было сказано в таком недопустимом тоне, что в газете появилась в ответ на это заметка «На приёме в губернской управе». Она начиналась словами: «В городе немалую сенсацию производит недавний приём губернской управой председателя художественного кружка г. Лобовикова». И заканчивается: «Если так в губернской управе объясняются с представителями общественных организаций, с людьми совершенно независимыми от Управы, то спрашивается – в каком тоне происходят объяснения с лицами, зависимыми от Управы?» Начинаются поиски здания для музея.

24 ноября 1911 г. опубликована заметка «Добрый почин».

«Вятский художественный кружок, озабоченный изысканием средств на постройку собственного здания для художественно-исторического музея, поручил г. Лобовикову обратиться с просьбой о пожертвовании… Первым откликнулся вятский купец Михаил Васильевич Миронов, подписавший в виде почина на благое дело 500 руб.».

На очередном собрании кружка 1 декабря 1911 г. С. А. Лобовиков попытался сложить с себя обязанности председателя, но после единогласных просьб членов собрания согласился остаться. В члены правления кружка, а также в экспертную комиссию было решено избрать всех художников-вятчан, членов кружка. И здесь вновь мы встречаем уже знакомые фамилии: Румянцев, Хохряков, Зубов, Смирнов, Кротов, Желваков, Столбов и Демидов.

В декабре 1911 г., а именно 14 числа, на заседании городской думы рассматривается ходатайство Вятского художественного кружка об отводе участка земли под постройку здания для музея. По этому вопросу возникают нешуточные дебаты. Предлагается место на Преображенской улице и у Владимирского моста. Но члены кружка позволили себе указать другое место – рядом с каланчой первой части против театра, мотивируя тем, что здание музея должно быть украшением города и центр города – самое для него место. Гласные соглашаются с этими доводами, но возникает новый вопрос – на какой срок дать это место? И наконец, решают – на всё время существования музея с одним «но». Если здание музея не будет построено в течение 5 лет – место отдаётся городу. По вопросу о «летах» возгораются оживлённые прения и шум. В конце заседания дума постановила: отвести кружку место для постройки здания музея на Театральной площади между каланчой и общежитием гимназии. Вопрос о пособии кружку на содержание музея отклонить.

Итак, вопрос о новом здании решился, но оставался другой – временное помещение для музея. Даже той, единственной комнаты, которую уже отбирает земство, не хватает для экспонатов. А члены кружка продолжают сбор художественных произведений для своего музея. Оказалось, что и это происходило не всегда гладко. Нешуточный конфликт вышел с Вятской публичной библиотекой. Вот как это было. В сентябре 1912 г. художественный кружок обратился в комитет местной публичной библиотеки с просьбой передать в художественный музей имеющийся в библиотеке масляный портрет императрицы Марии Фёдоровны, жены Павла I – копия с работы Лампи. «В музее кружка этот портрет имел бы большое педагогическое значение, т. к. эта эпоха и этот род живописи там пока отсутствует. Самой библиотеке портрет, по-видимому, не нужен и неинтересен, т. к. висел всё время где-то на задворках, покрытый пылью, совершенно недоступный для обозрения». Члены кружка просили выдать этот портрет, хотя бы на время, на хранение в музей – где он, несомненно, находился бы в более лучших условиях. Но… «Комитет библиотеки на заседании не счёл возможным удовлетворить даже второй просьбы». Кроме того, в полный ужас членов художественного кружка привело заявление, что портрет собираются реставрировать, поскольку уже был случай порчи реставратором портрета, ранее принадлежавшего библиотеке.

В ноябре 1912 г. на очередном заседании художественного кружка было решено проводить выставки в музее по более чёткой программе и к каждой выставке издавать каталог с кратким объяснительным текстом. Что кстати, и было сделано. Но планомерная работа музея тормозилась отсутствием средств. Художественный кружок продолжает ходатайствовать о назначении пособия на наём помещения и содержание музея.

«С грустью должны заметить, что существование музея пока что зиждется исключительно на том или ином отношении к нему губернского земского собрания. Даст собрание денег – будет существовать музей – не даст – художественный кружок принуждён будет упаковать прекрасные картины и отправить их тем добрым людям, от которых они получены, и наши будущие Репины будут воспитывать свой вкус на магазинных вывесках».

Как бы в ответ на эту заметку, в августе 1913 г. появляется новая – в которой упрекают в бездействии, апатии и отсутствии инициативы самих членов кружка. «Теперь, когда заложен основной фундамент (художественного музея. – Е. Л.) энергичной работой первых лет и кружку остаётся только продолжить столь успешно начатое дело – упадок энергии гибельно отражается на музее и прежде всего его финансировании… Правление, как-будто не уверено в праве музея на общественное внимание, как-будто не вполне верит в действительную необходимость музея, его художественную ценность».

Вопрос о новом здании музея остаётся животрепещущим. В октябре 1913 г. снова печатается большая статья, посвящённая проблемам музея. «Ныне музей помещается в доме г. Клабуковой на углу Спенчинской и Спасской. Но художественные приобретения увеличиваются и помещение становится тесным. Никакой частный дом не может считаться достаточно приспособленным для художественных произведений. Кроме того, отсутствие здания ставит под угрозу существование коллекции картин, т. к. главная жертвовательница музея Маргарита Кирилловна Морозова оговорила передачу своего дара, оставлением за собой права на обратное получение коллекции, если в течение 8 лет со дня его (дара) получения музей не будет иметь собственного помещения… Техническая сторона в вопросе о постройке здания находится в самых надёжных руках. Свои услуги по составлению проекта и сметы предложили братья Васнецовы и архитектор г. Гробарь (так в тексте. – Е. Л.). Дело только за денежными средствами».

Как бы в ответ на статью о бездействии, художественный кружок выпускает в свет 2-й отчёт о своей деятельности за 1911–1912 гг. – о чём и сообщается вместе с кратким содержанием самого отчёта в номере за 6 декабря 1913 г. В последующие годы положение кружка всё больше усложняется, особенно с началом Первой империалистической войны. В это же время уходит с поста председателя С. А. Лобовиков. Как известно, период его деятельности с 1909 по 1912 гг. был самым плодотворным временем в жизни кружка. Финансовое положение становится безвыходным, коллекции музея стали скитаться по частным квартирам, выставочная деятельность заглохла. За последние 4 предреволюционных года была открыта только одна выставка в декабре 1913 – январе 1914 гг. На ней участвовало 29 художников и посетило всего 200 человек. Если в первый год деятельности кружок объединил более 100 человек, то с годами число членов уменьшилось и его ядро составили не более 20 членов, постоянно живущих в Вятке. Однако кружок ещё продолжал функционировать. 4 марта 1914 г. правление кружка обратилось в Вятскую губернскую управу с просьбой передать в музей имеющиеся в архиве управы портреты государей: Алексея Михайловича, Петра Великого, Екатерины II, наследника Александра Николаевича, а также картину «Самсон и Далила».

20 марта печатается новый отчёт художественного кружка за 1913 г., а 22 марта – призыв записываться коренным вятчанам в члены художественного кружка и внести свою лепту в дальнейшее развитие гордости Вятки – художественного музея. 24 марта 1914 г. состоялось общее годовое собрание членов художественного кружка при 13 собравшихся. Вопрос о председателе остался открытым. И, наконец, 31 октября – заметка: «В Вятском художественном кружке последнее время жизнь замерла совсем. Вообще деятельность кружка с уходом из его председателей Лобовикова сильно понизилась. Кружок уже более полугода не имеет председателя, а оставшиеся члены, по-видимому, совсем забыли о своих обязанностях».

До самой революции все дела кружка оставались лишь начинаниями. Активизирует свою работу кружок в апреле 1917 г. После многолетнего перерыва стали проходить выставки произведений художников-вятчан. 8 июня 1918 г. состоялось общее собрание членов кружка, и было избрано правление. Председателем правления избирается Фёдор Владимирович Гогель. В этом же году после национализации материальных ценностей музей получает особняк в центре города на ул. К. Маркса, куда и была перевезена коллекция.

Музей стал называться – губернский музей искусства и старины. 29 ноября 1918 г. на него была выдана Наркомпросом РСФСР охранная грамота. В которой говорилось: «Помещение, коллекции, обстановка и прочий инвентарь ни в коем случае никакой реквизиции не подлежат.

Народный комиссар по просвещению М. Покровский.

Председатель коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Народного комиссариата по просвещению Н. Троцкая».

С 1919 г. снова оживляется описание работы музея. После прекращения выхода в свет газеты «Вятская речь» начали выходить «Известия Вятского губисполкома». Последующие материалы о деятельности Музея печатались уже в этом издании.

1 февраля 1919 г.:«В воскресение открывается для обозрения публикой музей искусства и старины (ул. К. Маркса, против городской Коммуны).

Музей открыт для публики в воскресение с 11 до 3 ч. дня, в будни с 1 до 4 дня. Вход бесплатный».

2 февраля: «2 февраля с. г. в 12 часов дня назначается общее собрание художественного кружка в помещении музея искусства и старины. Просьба явиться всем художникам».

6 февраля: «В прошлое воскресенье открылся после ремонта музей искусства и старины. Музей в день открытия посетило несколько сот человек».

18 февраля: «В воскресенье Музей посетило очень много народу. Необходимо отметить серьёзный интерес публики к лекциям по искусству».

20 февраля: «Комиссией по охране культурных и художественных сокровищ России приобретены для передачи в Вятский музей следующие весьма ценные художественные произведения: Суриков. Эскиз к картине “Боярыня Морозова”».

Далее в этом же номере:«По предложению центра при Вятском губернском отделе народного образования организуется подотдел по делам музеев и охране памятников искусства и старины. Членами подотдела по рекомендации центрального подотдела в Москве и по избранию собрания вятских художников и коллегии губернского отдела народного образования приглашены художники М. Демидов, А. Лебедев и архитектор И. Чарушин».

К этому органу и переходит руководство всеми художественными делами губернии, и Вятский художественный кружок прекращает свою деятельность как самостоятельная организация.