Главная > Выпуск №18 > Часть II. Выставки...

Часть II.
Выставки изобразительного искусства в Вятке 1917–1925 гг.

12 марта 1917 г. в Вятке состоялся величественный праздник революции в ознаменование свержения царского самодержавия. 30 тыс. человек вышло на улицы города. Вот как описывает Н. Н. Хохряков впечатления этого дня в письме к Ап. М. Васнецову: «Дорогой друг и товарищ, Аполлинарий Михайлович! Поздравляю тебя с новым строем жизни! Так был захвачен всеми событиями, волновался, радовался, следил за газетами, что не в силах был ни заниматься делом, ни письма написать. В воскресенье здесь был устроен праздник свободы и прошёл он великолепно, в чудный солнечный день, при огромном стечении народа, войск и необычайном порядке. Процессия растянулась бесконечная, и слёзы на глаза навертывались, смотря на радостный народ, с красными бантами, с флагами, плакатами, марсельезой. Необычайно и грандиозно»60.

Радостный подъём испытали и другие художники Вятки. Не случайно уже 3 апреля 1917 г., после трёхлетнего перерыва, открывается очередная художественная выставка. Событие это было столь значительно, что Н. Н. Хохряков сообщает о нём Ап. М. Васнецову в тот же день: «...Здесь у нас устроилась выставка. Плетнёв уж тут хлопотал... У меня не было новых вещей, всё было отослано в Москву, пришлось дать, что нашлось»61.

Это короткое замечание многое объясняет в характере выставки – созданная с непреодолимым желанием отметить великое событие в жизни народа, она составилась быстро, без предварительной подготовки, благодаря горячему энтузиазму молодых.

Показали не только работы тех, кто жил тогда в самой Вятке, но и находившихся в армии А. В. Исупова и В. И. Кротова, экспонировали даже пейзажи пожелавшей остаться неизвестной художницы-беженки.

Списка выставки не сохранилось, и о составе её можно судить только по рецензии «Вятской речи», подписанной псевдонимом «Гамэн», где названо двенадцать имён62. Но так как многие из упомянутых в ней произведений сохранились и находятся сейчас либо в собрании Кировского областного художественного музея, либо у частных лиц, то о выставке можно судить с достаточной полнотой.

Бегло упомянув, что старейший художник Н. Н. Хохряков экспонирует несколько этюдов, рецензент более подробно останавливается на пейзажах Н. Н. Румянцева, замечая, что это художник «ищущий новых путей, и к его вещам всегда приходится подходить с некоторым любопытством».

Одной из крупных работ на выставке был большой эскиз А. И. Деньшина «Базарный день в провинции». Еще в 1914 г. эскиз этот экспонировался на 36-й выставке работ учащихся Московского училища63, а на конкурсе Московского общества любителей художеств 1915 г., напомним, удостоен первой премии имени Н. С. Мазурина, присуждавшейся за жанровые произведения64.

Много пейзажных этюдов показал Н. Н. Хохряков, а также начинающие художники К. Васнецов, С. Емельянов, Пенкин. Портретный жанр был представлен ранними работами А. В. Исупова – портретом отца, уже экспонированным, возможно, в 1912 г. на второй выставке Вятского художественного кружка под названием «Портрет В.П.И.», и портретом Е. А. Лобовиковой, вероятно, тем, что находится в собрании Т. С. Лобовикова (датирован 1912 г.).

Натюрморты показали Л. А. Плетнёв («Куклы», «Декоративное панно») и А. И. Столбов («Перламутр»); В. И. Кротов, «участник текущей войны», как сказал о нём рецензент, экспонировал картины, сюжеты которых почерпнуты из недавних событий – «Окопы», «Ночь в окопах», «Отступление». К сожалению, местонахождение этих жанровых работ неизвестно.

С. А. Лобовиков на этот раз, в отличие от прошлых лет, показал только портреты.

Рецензент выставки отмечал, что, хотя на ней и нет особо выдающихся произведений, она «во многих отношениях отражает колорит местной жизни и природы».

Экспонированная всего неделю (3–10 апреля), выставка не привлекла особого внимания – на ней побывали только 618 человек65, что, однако, в три раза превышало число зрителей на выставке 1913–1914 гг. Сам же факт организации выставки после длительного перерыва свидетельствовал о крепости традиций в Вятке, о том, что здесь подросло новое поколение художников-энтузиастов.

19 ноября 1917 г. товарищ председателя Вятского художественного кружка Арк. М. Васнецов созывает заседание правления. Оно проходит в доме З. Д. Клобуковой (ныне дом № 16 по ул. Воровского)66. С этого дня начинаются активные действия Кружка, почти не подававшего признаков жизни целых три года, в течение которых усилия отдельных его членов направлены были только к поддержанию существования художественно-исторического музея.

С ноября 1917 и до июня 1919 г. – времени прекращения деятельности Кружка – его члены и правление, вместе с внешкольным отделом губернского отдела народного образования (губоно) проводят огромную работу. Большую роль в организации всей деятельности вятских художников в этот период сыграл член Кружка Александр Сергеевич Лебедев – заведующий внешкольным подотделом губоно до декабря 1918 г. и Фёдор Владимирович Гогель, избранный председателем Вятского художественного кружка на его общем собрании 8 июня 1918 г.67

Если историк и археолог А. С. Лебедев был тесно связан с Вятским краем и по рождению, и по научным интересам, то искусствовед Ф. В. Гогель работал в Вятке, наверное, не более полутора лет, возможно, в самом начале 1918 г. он был приглашён Вятским губоно для работы в области искусства68, а уже в феврале 1919-го уехал в Москву69.

Кроме Ф. В. Гогель и А. С. Лебедева, в состав нового правления Кружка вошёл его постоянный актив – З. Д. Клобукова (товарищ председателя), Н. Н. Хохряков, Арк. М. Васнецов, архитектор И. А. Чарушин и вновь избранная Р. П. Гогель (секретарь). Новое правление кружка и было тем центром, вокруг которого объединились местные художественные силы в 1918 г.

Многообразны были дела художников в этот период: учёт и охрана памятников искусства и старины, чтение лекций, участие в организации Вятского народного университета, оформление праздников революции, изучение народного творчества, перевоз коллекции музея Кружка в новое помещение и энергичное пополнение его, открытие народной студии художеств, создание программы по эстетическому воспитанию в школе и утверждение её на первом общегубернском съезде деятелей по просвещению в декабре 1918 г., подготовка к открытию художественно-промышленных мастерских и т. д. Выставки были одним из звеньев этой кипучей работы.

Деятельность художников встречала поддержку советских и партийных организаций города. Так, например, второй общегубернский съезд Советов (8–25 апреля 1918 г.) в резолюции по внешкольному образованию постановил организовать в Вятке «в память Великой Русской революции “Дом Науки, Искусства и общественности”», «принять экстренные меры к освобождению помещений, принадлежащих просветительным учреждениям»70.

С мая по ноябрь 1918 г. в Вятке экспонировались три выставки изобразительного искусства. Каталоги их не были изданы, списков произведений не сохранилось. К счастью, и архивные материалы, и довольно большая информация на страницах газеты «Известия» Вятского губисполкома, позволяют не только установить сам факт организации выставок, но и сделать о них некоторые предположения.

Имена участников «Выставки товарищества вятских художников» 5–28 мая 1918 г. и названия ряда произведений известны нам благодаря обстоятельным статьям Ф. В. Гогель71.

Выставка открылась в залах второй мужской гимназии (школа № 29 по ул. Свободы, ныне Вятская гуманитарная гимназия). С 5 по 14 мая вход на неё был платным – за эти дни выставку посетило 2 050 человек. С 16 по 28 мая плата была отменена – обстоятельство, которому устроители придавали особое значение, видя в нём одно из условий привлечения на выставку самой широкой публики. В последние 12 дней работы выставки её посетило немногим более 940 человек – очевидно, небольшая входная плата и раньше не сдерживала зрителей. Зато любители искусства получили дополнительную возможность бывать на выставке несколько раз, что с удовлетворением отметили художники.

Из четырнадцати экспонентов семь уже участвовали в вятских выставках разных лет – М. А. Демидов, А. И. Деньшин, С. А. Емельянов, В. В. Игнатьев, Л. А. Плетнёв, Н. Н. Румянцев, Н. Н. Хохряков. Впервые экспонировалась скульптура З. Д. Клобуковой, картины и эскизы уроженца г. Яранска Н. М. Никонова, графика Е. Ф. Килюшевой, приехавшей из Петербурга, работы вятского фотографа В. К. Громозова.

Остаётся неясным характер участия в выставке Ф. В. Гогель и Арк. М. Васнецова. Оба могли экспонировать и личные работы, но, вероятнее всего, они представили произведения из своих собраний, так как на выставке был отдел русского и восточного народного художества (резьба по кости, фарфор, вышивки шёлком и бисером, ткани), собранный из личных коллекций участников выставки. Очевидно, что и Жанна Кимс, учительница французского языка, представила экспонаты именно в этот отдел.

Разбирая произведения живописи, графики и скульптуры, рецензент Ф. Гогель подчёркивает, что они созданы за истекший год, отмечает мастерство многих художников, их вдумчивое отношение к натуре. Он утверждает также, что некоторых художников сближает сам характер подхода к решению творческих задач, а потому указывает на целые группы.

Наиболее многочисленную образуют художники «московского толка» во главе с Н. Хохряковым (интерьеры) и В. Игнатьевым (портрет и пейзаж). Вторую группу составляют те, кто работает «в более условном стиле» – здесь Л. Плетнёв («Портрет матери», «Вечер», «Воины»), в рисунках и картинах которого сказывается влияние русской иконописи, М. Демидов (натюрморты), Н. Никонов (пейзаж, эскизы на темы К. Гамсуна). К третьему, «петроградскому направлению» относятся Е. Килюшева (плакаты и книжные украшения) и Н. Румянцев – в его графической серии «Заводы» рецензент видит известную близость манере книжной графики М. В. Добужинского.

Особняком стоят восемь произведений единственного на выставке скульптора З. Клабуковой (выступает под именем «3инаида К-а»), из которых рецензент называет пять – «Головка девочки», «Аля», «Голова юноши», «Мойра», «Эскиз», дающих возможность проследить творческий путь одной из учениц А. С. Голубкиной.

Очевидно, под «московским толком» рецензент имел в виду, прежде всего, близость к идейно-творческим устремлениям «Союза русских художников», а «петроградское направление» сближал с «Миром искусства».

Из старшего поколения вятичей в выставке участвуют только Н. Н. Хохряков и Н. Н. Румянцев. Большинство же её экспонентов – молодые художники, недавние воспитанники московской или казанской художественных школ, умножавшие свой творческий опыт на вятских выставках предреволюционного периода. Теперь, в первые годы Октября, возмужавшая молодёжь составляет творческий актив губернского центра.

Через неделю после закрытия майской выставки открылась 2 июня 1918 г., в воскресенье, «Постоянная бесплатная выставка картин и скульптуры». Она разместилась во флигеле первой мужской гимназии (ныне ул. Дрелевского, 12-б).

«Известия» Вятского губисполкома систематически напоминают о ней читателям в кратких объявлениях72. Материалы газеты – единственное пока свидетельство существования этой выставки. Она была своеобразной формой знакомства зрителя с произведениями и вятичей-современников, и художников других эпох, картины которых находились в частных собраниях граждан г. Вятки.

Состав выставки обновлялся, так как произведения с неё свободно продавались – это, в известной мере, служило материальной поддержкой художникам. К сожалению, газета не поместила о выставке подробной статьи, не найдены пока и архивные данные. Однако с уверенностью можно сказать, что в организации и пополнении выставки участвовало большинство художников, живших в те месяцы в Вятке. Выставка была существенным дополнением к небольшой тогда экспозиции художественно-исторического музея, созданного Вятским кружком в 1910 г. (до октября 1918 г. музей размещался в здании по Спенчинской улице – ныне ул. К. Либкнехта).

Таким образом, и у любителей искусства, и у широкого зрителя, только приобщавшегося к искусству, художественные впечатления в первый послереволюционный год были очень насыщены. Даже тревожная обстановка (со 2 августа 1918 г. Вятская губерния была объявлена на военном положении73) и вспыхнувшая в городе в июле того же года холера не оборвали напряжённой выставочной и лекционной деятельности.

Хотя постоянная бесплатная выставка картин и была закрыта, очевидно, где-то в конце июля – начале августа, как бы взамен её, к 7 ноября 1918 г. развернулась большая праздничная экспозиция произведений вятских художников.

Открылась она в одном из лучших особняков города (ныне ул. К. Маркса, 70 – здание областного художественного музея). Сюда же перевезли и коллекцию художественно-исторического музея Кружка. Наконец-то многострадальное детище вятских художников обрело постоянное место жительства.

Подробных сведений о ноябрьской выставке 1918 г. также нет, и причиной тому, прежде всего, драматические события Гражданской войны, приблизившейся к Вятке и губернии ещё летом 1918 г. Сведения о выставке могли быть в отчёте Вятского музея искусства и старины (так стали называть пополненную коллекцию бывшего художественно-исторического музея), но о «деятельности с ноября 1918 по половину апреля 1919 г. записей не сохранилось», свидетельствует заведующий картинной галереей музея Н. Н. Хохряков в отчёте за 1919 г. и здесь же только кратко упоминает о ноябрьской выставке работ местных художников. Бегло говорит о ней и Ф. В. Гогель в справке «Художественно-исторический музей Вятского художественного кружка»74. Об открытии выставки сообщили и «Известия» в номере от 6 ноября 1918 г.

Кроме произведений местных художников, выставка знакомила зрителя со старинной живописью, гравюрами, рисунками, а также с вышивкой, кружевом, пряничными и набоечными досками, игрушками, фарфором, старинной мебелью. Эти экспонаты поступили в новое здание музея из национализированных частных коллекций, а также из губернского кустарного склада.

Выставка открыта была, очевидно, до конца 1918 г., когда в музее начался ремонт (в феврале 1919 г. уже полным ходом шла развеска его новой постоянной экспозиции).

Итак, три больших экспозиции изобразительного искусства – таков был весомый итог выставочной работы вятских художников в первый год Октября. Затем наступает почти двухлетний перерыв – только в сентябре 1920 г. в Вятке организуется очередная выставка профессионального искусства.

Причины такой большой паузы крылись в трудностях самого времени. Вот как выглядят кратко события художественной жизни этих двух лет. Только успел развернуть свои коллекции Вятский музей искусства и старины, ставший теперь местом экспонирования выставок, как в апреле 1919 г. началась эвакуация населения и учреждений Вятки в связи с наступлением колчаковцев. Все экспонаты музея были срочно запакованы в ящики. Эвакуацию музея удалось приостановить, но несколько месяцев ушло на реставрацию произведений и ремонт здания. И это в условиях, когда добывание материалов «было чем-то легендарным», когда «приходилось буквально выискивать каждый гвоздь»75. Тем не менее, музей открылся для посещения 16 августа 1919 г. Но уже в конце ноября охватившая город грозная тифозная эпидемия заставляет уступить здание под лазарет. За три дня (1–3 декабря) коллекция музея была перевезена, а точнее перенесена на руках сотрудниками музея и учителями, учащимися школьного городка, студентами педагогического института в две тесных комнаты северного корпуса бывших Присутственных мест (ныне здание областной типографии).

Из всего состава музея на посту остаются лишь двое – Н. Н. Румянцев и Н. Н. Хохряков, остальные либо заболевают, либо уезжают из Вятки. «Полная реорганизация состава. Полная отчаянность. Но такое безнадёжное положение создаёт и глубокую ответственность, и особую остроту действий», – писал в отчёте за 1920 г. Н. Н. Румянцев76. В своё здание музей возвращается уже в июне 1920 г.

Конечно, военная опасность, эвакуация, тяжёлое продовольственное положение делали невозможной выставочную работу. Тем не менее, 1919 г. продолжал оставаться временем напряжённой работы, о характере которой уже говорилось выше.

Важным обстоятельством этого года было также определение новых организационных центров работы. Ещё 23 декабря 1918 г. на общем собрании художников Вятки был создан подотдел изобразительных искусств, в который вошли А. И. Деньшин (председатель), И. А. Чарушин и А. И. Столбов. Здесь же определили и кандидатуру заведующего будущей художественно-промышленной школы – это был И. Ф. Фёдоров77.

7 февраля 1919 г. также на общем собрании художников и членов Вятского художественного кружка (оно проходило в помещении музея) был организован подотдел по делам музеев и охране памятников искусства и старины. В него избрали И. А. Чарушина (председатель), А. С. Лебедева и М. А. Демидова. Именно этот подотдел (с 1921 г. названный комитетом) и занимался организацией выставок в последующие годы. Он же в июне 1919 г. рассмотрел состояние дел Вятского художественного кружка78.

К этому времени в правлении последнего произошли большие перемены – председатель его Ф. В. Гогель ещё в феврале 1919 г. уехал из Вятки; И. А. Чарушин и А. С. Лебедев в тот же месяц вошли в состав упомянутого выше подотдела. Новое правление Кружка так и не было выбрано. И не только потому, что актив его возглавлял теперь новые учреждения, но, прежде всего, потому, что изменилось само содержание деятельности художников, её размах, цели и принципы, а это потребовало и других организационных форм.

Несмотря на крайнюю сложность обстановки 1919 – начала 1920 гг., выставочная работа в губернском центре не прекратилась – здесь открылось не менее четырёх выставок ученических работ. Это были отчёты студентов Вятских художественно-промышленных мастерских (открытых в сентябре 1919 г.), состоявшиеся в сентябре, декабре 1919 г. и в мае 1920 г.79 Большим событием была выставка Вятской народной студии художеств, организованной художниками ещё в декабре 1918 г. – её первая большая отчётная экспозиция работала 11–18 апреля 1920 г.80

Все ученические выставки проходили в помещении студии художеств – бывшем доме З. Д. Клобуковой, обширном полукаменном особняке, с террасой и чудесным садом, в котором не раз писал свои этюды Н. Н. Хохряков.

Если выставки профессионального искусства в Вятке продолжали и развивали богатые традиции, то смотры ученических достижений были принципиально новым явлением, свидетельством осуществления многолетних стремлений и надежд вятичей о художественном образовании народа, выявлении новых талантов, создании специальной художественной школы.

Очередная выставка профессионального искусства открылась в Вятке в сентябре 1920 г. На этот раз экспонировались произведения академика Станислава Юлиановича Жуковского (1873–1944). Известный художник жил в Вятке, возможно, уже с 1919 г. Кстати, одно время существовало мнение, что С. Ю. Жуковский эмигрировал за границу ещё в 1917 г.81 Но найденные архивные материалы проливают свет на несколько лет жизни художника.

О Жуковском пишет Ап. М. Васнецову Н. Н. Хохряков, причём сообщения его, иногда не лишены доли иронии. Так, в письме от 2 апреля 1920 г. читаем: «Жуковский уехал в Филейский монастырь с женой – там работает. Здесь ему не нравится, в Вятке нет для него подходящих мотивов барских усадеб, …да и сознание того, что так далеко от центра, в глухом углу, тяготит его. Здесь, говорит, Апол. Васнецов и Юон писали бы»82.

Одно время С. Ю. Жуковский преподавал в Вятской народной студии художеств. В мае 1920 г. Вятский губнаробраз, заслушав сообщение заведующего подотделом искусств художника К. Г. Савинского, решил организовать выставку произведений С. Ю. Жуковского в помещении народной студии художеств83.

Выставка экспонировалась с 1 по 15 сентября и знакомила с 45-ю произведениями мастера. Её посетило 8 тыс. человек84.

Такая большая посещаемость объясняется, в известной мере, тем, что время экспонирования выставки совпало с проведением в Вятке 5 сентября 1920 г. грандиозного юношеского дня в ознаменование международного праздника молодёжи. В этот день в городе прошли митинги, концерты, а вечером на Советской площади (ныне ул. Большевиков) состоялось монументальное представление трагедии Софокла «Царь Эдип»85. Праздник привлек внимание тысяч людей и, конечно, выставка С. Ю. Жуковского не прошла незамеченной.

В январе 1921 г. Жуковский снова обращается с просьбой об организации выставки, на этот раз в помещении Губернского музея искусства и старины, но не встречает поддержки. В мае 1921 г. художник получает удостоверение на вывоз своих произведений из Вятки86. Журнал «Творчество» (1921. № 4/5) сообщает «об открытии выставки С. Ю. Жуковского уже в Москве, в художественном отделе Главполитпросвета».

Выставок произведений местных художников-профессионалов в Вятке не было ни в 1920, ни в 1921 г. В этот трудный период центр выставочной деятельности переносится в глубинку, в маленький уездный г. Советск Вятской губернии – бывшую слободу Кукарку. Издавна знаменитый своими кружевницами и каменных дел мастерами, затерянный среди глухих лесов и отрезанный бездорожьем от крупных центров, городок этот имел добрые культурные традиции. Ещё с 1910 г. здесь основалась Кукарское образовательное общество. Одним из создателей его был А. С. Лебедев. Общество имело большую библиотеку и художественно-архитектурный отдел. Последним заведовал Евгений Васильевич Медведев. Воспитанник Варшавского политехнического института, Медведев в 1913–1916 гг. был членом его художественно-архитектурного общества. Знаток народного искусства и архитектуры, он обследовал, зарисовал и сфотографировал памятники Вятки, Ярославля, Вологды, Нижнего Новгорода, Казани87. В 1914 г. Е. В. Медведев прочёл в Варшавском политехническом институте доклад о русском зодчестве и прикладном искусстве88.

Е. В. Медведев и встал во главе Советского районного подотдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины, образованного 25 июня 1919 г. Кроме него в состав подотдела вошёл художник С. А. Вшивцев, воспитанник Казанской художественной школы и университета89. К активу подотдела принадлежал и художник Н. Я. Белянин, заведовавший районной студией художеств в 1920 г.

Опираясь на помощь художников губернского центра и уездного отдела наробраза, художники г. Советска за неполных три года совершают множество важных дел, из которых, кроме организации выставок, надо особо назвать учёт памятников архитектуры, изучение народного творчества, чтение лекций по искусству, организацию художественной студии, проведение уездной музейной конференции90.

Ещё в ноябре 1919 г. Е. В. Медведев просит у Вятского подотдела по делам музеев средств для организации художественной выставки. Деньги отпускают, а картины для выставки собирают у художников Вятки. В уездном центре находится даже бумага для листовок и каталога первой и двух последующих выставок.

Первая выставка в Советске открылась 18 апреля 1920 г. в залах районного музея. Сроки экспонирования её точно не названы, но работала она, видимо, недели три. Каталог выставки называет 144 произведения 19 авторов. Из них впервые встречаются имена Г. Корзухина и О. Корзухиной. Рисунки Мисс были представлены на выставку, наверное, Н. Я. Беляниным. Все другие имена хорошо знакомы нам по вятским выставкам – М. А. Демидов, А. И. Деньшин, Л. А. Казенин, Е. Ф. Килюшева, Н. М. Никонов, Л. А. Плетнёв, Н. Н. Румянцев, К. Г. Савинский, А. И. Столбов, Н. Н. Хохряков. Впервые участвует в выставке М. Г. Луппов, один из педагогов Вятских художественно-промышленных мастерских.

Дружно выступают организаторы выставки – Н. Я. Белянин, С. А. Вшивцев, Е. В. Медведев, З. В. Медведева. Несколько работ поступило уже после открытия выставки и не вошло в её каталог.

На выставке преобладал пейзаж и натюрморт. Были на ней и совсем ранние, случайные по содержанию, работы, например, композиции Н. Н. Румянцева «Голос смерти» и «Ангел смерти», относящиеся ещё к 1905 г. Однако в целом экспонирование многих профессиональных произведений сделало выставку большим культурным событием, не случайно её посетило две тысячи человек, не считая экскурсантов91.

Летом 1920 г. энтузиасты из Советска начинают энергично собирать картины для новой выставки. На этот раз экспонаты поступают не столько из Вятки, сколько из Казани, с недавно закрывшейся там грандиозной Первой государственной выставки науки и искусства. Часть произведений получена была из отдела изобразительных искусств Наркомпроса для пополнения районного музея.

Вторая выставка в Советске экспонировалась с 7 по 20 ноября 1920 г. Получилась она внушительной – 213 произведений тридцати трёх авторов – и достаточно пёстрой по своему содержанию. Здесь были показаны произведения художников разных направлений, «представлены были и все виды техники включительно до кубистов, футуристов и беспредметников»92, что, по мнению устроителей выставки, давало зрителю возможность вернее представить картину развития современного искусства.

Выставка познакомила зрителя и с многими зрелыми, реалистическими произведениями: мастерскими полотнами Н. Фешина «Портрет Евлампиевой» и «Голова девочки», композициями П. Радимова («В сарафане»), пейзажами С. Вшивцева, Н. Хохрякова, эскизами спектаклёй В. Щербакова, другими работами.

Участвовали в выставке и учащиеся Советской студии художеств, а также подмастерья Первых свободных государственных мастерских в Москве и Казанских государственных мастерских (фамилии учеников в каталоге выставки не названы).

Впервые за всю историю организации выставок на Вятской земле каталогу выставки предпослана статья, объясняющая основные понятия и термины искусства – так проявилась забота устроителей выставки о массовом, демократическом зрителе.

Вторая, ноябрьская, выставка в Советске вызвала ещё больший интерес, да и организаторы её ставили перед собой всё более серьёзные задачи. Весной и летом 1920 г. они собирают новые экспонаты. В Казань едут за ними сотрудники районного музея С. Д. Якимов и Н. С. Башмаков, в Москву и Петроград – Е. В. Медведев и С. Д. Якимов. Кроме того, Медведев собирает картины и в Вятке, причём здесь ему помогает Евгений Чарушин, работавший тогда в декоративной мастерской Губполитпросвета93. Сохранилось любопытное ходатайство Вятского губернского подотдела перед транспортными учреждениями «о внеочередной отправке в г. Советск Е. В. Медведева, следующего с грузом 16 пуд.». Из Вятки в Советск командируются с экспонатами и другие сотрудники94.

Бывая в Москве, Медведев получил там из музейного отдела Наркомпроса несколько произведений для пополнения районного музея, которые были также включены в экспозицию выставки (работы Н. Пуссена, Т. Шевченко, Ж. Доре и др.).

Третья художественная выставка в г. Советске, экспонированная в октябре 1921 г., была очень представительной – 332 произведения пятидесяти семи современных авторов насчитывал её каталог. В нём указывалось даже место работы художника, а иногда и принадлежность его к тому или другому направлению в искусстве.

Из устроителей выставки участвуют на этот раз только С. Вшивцев и Н. Кусков (возможно, студиец); Н. Белянин, уехавший из Советска, выступает уже как петроградец. Немного и вятичей – М. Демидов, В. Деньшин, З. Клобукова, А. Князев.

Больше всего москвичей, их двадцать пять, и среди них – С. Малютин, И. Мешков, Ф. Федоровский, В. Бубнова, В. Фалилеев, Д. Штеренберг, А. Родченко95.

Тринадцать художников – из Казани, некоторые из них показывают свои работы в Советске второй раз – Н. Фешин, В. Богатырёв, В. Вильковисская, И. Денисов.

Экспонируются многие мастерские реалистические живописные и графические произведения разных жанров, вплоть до дружеских шаржей. Впервые на вятских выставках показаны портреты В. Ленина и К. Маркса, они исполнены казанцем В. Богатырёвым.

Но немало и беспредметного – это акварели В. Кандинского, конструкции линий, плоскостей и объёмов С. Фёдорова «Чёрное на чёрном», «Линии» А. Родченко и т. д.

Автору большой вступительной статьи к каталогу работы такого плана кажутся новаторскими и современными, рождёнными зарёй новой жизни. «Пусть пройдут здесь перед зрителем разные направления, в их исторической пестроте и в этой их «разности» зритель пусть сам найдёт своё, близкое ему лично, его среде и откликнется на призыв этой зари, откликнется по-своему на призыв к красоте», – заключает автор статьи96.

Эта мысль близка высказанному А. В. Луначарским ещё в 1919–1920 гг. мнению: «Пусть слушает и оценивает пролетариат всё: старое и новое. Не будем ничего ему навязывать, будем, однако, ему показывать всё»97.

К сожалению, зритель г. Советска больше не имел возможности смотреть, сравнивать и выбирать – третья выставка оказалась здесь и последней. Главной причиной тому был голод, подступивший к уезду ещё летом 1921 г., а к весне следующего года охвативший весь юг губернии98. С большим трудом выставку всё же перевозят в соседний городок Яранск – один из пунктов обширного маршрута третьей выставки, задуманной как передвижной.

В Яранске выставка открылась в день четвёртой годовщины Октября и экспонировалась до 30 ноября 1921 г. Из отчёта директора районного музея А. А. Артёмова известно, что в Яранск выставка пришла в несколько изменённом составе – не было работ восьми современных авторов: А. Кравченко, О. Малютиной и других. Кроме того, появились и новые экспоненты – яранские художники З. А. Башмакова и М. П. Костромитинов.

Выставку посетило 2 666 человек – для маленького города цифра очень большая. Но, по свидетельству автора отчёта, крестьянство посещало выставку слабо, причиной чему были и бездорожье, и начавшийся в уезде голод, да и просто малая доступность искусства для зрителя, в массе своей в те годы неграмотного.

С большим трудом через много месяцев удалось вернуть экспонаты выставки из Яранска в Советск, а затем в Вятку. Многие из них остались здесь и хранятся в фондах Кировского областного художественного музея.

Замечательная идея широкого знакомства народа с современным искусством не получила развития в Вятской губернии в двадцатые годы в силу суровых условий времени. Но вятичи были в числе тех передовых художников, которые в новых условиях развивали и продолжали традиции передвижников, многое сделали для пропаганды искусства и художественного образования трудящихся, особенно молодёжи.

В губернском центре очередная выставка произведений местных художников открылась к пятой годовщине Октября – 5 ноября 1922 г. в трёх залах Вятского музея искусства и старины. Вход на выставку был бесплатным; за три недели её посетило более 4 тыс. человек.

Основные сведения о выставке известны нам из отчёта Вятского музея искусства и старины за 1923 г., написанного главным хранителем картинной галереи Н. Н. Хохряковым (он исполнял эту должность ещё с 1913 г. как общественную обязанность члена Кружка, а с 1918 – как служащий музея)99. Печать того времени о выставке только кратко извещает100. Каталог выставки не издавался, подробного списка экспонатов тоже, видимо, не сохранилось. Н. Н. Хохряков упоминает, что экспонировалось 112 произведений и называет имена только основных участников. Это постоянный актив вятских выставок – М. Демидов, А. Деньшин, З. Клобукова, Н. Румянцев, Н. Хохряков. Но в составе этого актива немалые изменения – на выставке нет произведений Л. Плетнёва, Е. Килюшевой, К. Савинского, В. Игнатьева, Л. Казенина, уже уехавших из Вятки к 1922 г.

Однако, как свидетельствует Н. Румянцев в «Вятской правде», на выставке «представлены почти все художники города Вятки, всех направлений и техники, много участвует молодых и начинающих, но уже вполне сформировавшихся и грамотных в искусстве живописи». Среди новых имён в отчёте Н. Хохрякова названы сотрудники и студенты Вятского художественно-промышленного техникума – А. Н. Князев (преподаватель), Е. Л. Беркал (подмастерье), И. Х. Хлюпин (студент); сотрудник музея Е. С. Москалец, художник-любитель В. П. Москалец.

Центральную часть выставки, по словам Хохрякова, занимали произведения М. Демидова.

В одной из комнат развёрнута была посмертная экспозиция работ Ф. А. Смирнова – одного из учредителей Вятского художественного кружка.

Об успехе выставки можно судить и по значительной посещаемости, и по отзыву о ней Н. Н. Хохрякова в письме к Ап. М. Васнецову: «Вот у нас была нынче выставка местных художников, только что закрылась. Очень посещалась публикой, за три недели что-то около трёх тысяч перебывало посетителей, это даже удивительно и непонятно, – но истинная правда»101.

Удивление Хохрякова легко объяснить, ведь со времени последней выставки произведений местных художников летом 1918-го прошло четыре года. Время это было столь щедро заполнено огромными событиями, переменами, что срок в четыре года мог показаться ещё более заметным. Посещаемость же выставки была, действительно, невиданной для вятских выставок. Это лишний раз подтверждает растущий интерес широкого зрителя к вопросам искусства, который возникал не сам по себе, но, в значительной мере, развивался благодаря огромной работе художников-вятичей по эстетическому воспитанию народа, которую они с энтузиазмом вели.

Весной 1922 г. в «Вятской правде» промелькнула заметка о двух выставках картин и этюдов местных художников, которые должны были открыться «на пасхальной неделе», то есть 16–17 апреля102. Однако, других материалов, подтверждающих этот факт, найти не удалось, и пока вопрос о достоверности названных выставок остаётся открытым.

Зимой следующего, 1923 г., в Вятском музее искусства и старины открылась выставка произведений художников г. Слободского, небольшого уездного города в 35 км от губернского центра. Это была первая в истории изобразительного искусства края обменная выставка, своеобразный творческий отчёт художников одного города перед зрителями, общественностью и художниками другого.

Выставка экспонировалась в Вятке с 11 февраля по 13 апреля 1923 г., за это время её посетило около 6 тыс. человек – из года в год растущая посещаемость теперь уже обычна для новых экспозиций.

Сведения о выставке работ слободских художников довольно обширны – о ней трижды писала «Вятская правда», подробный отчёт оставил Н. Н. Хохряков103.

В трёх верхних залах музея девять авторов экспонировали 87 картин и этюдов, из которых 52 принадлежали тридцатилетнему художнику С. М. Луппову, воспитаннику Московского училища живописи, ваяния и зодчества (учился там с 1911 г.), руководителю Слободской народной студии художеств с 1918 г. и первому заведующему районным художественным музеем104.

Восемь участников выставки – ученики С. М. Луппова, студенты Б. Багаев, Е. Белянко, Н. Колупаев, В. Новокшенова, П. Распопов, П. Салмов, С. Сухих, Ф. Шмелёв.

Рецензии на выставку были противоречивы. Одни (А. Плетнёв) упрекали её за то, что в ней нет «молодости, свежести, оригинальности, художественной революционности, отражения современной жизни». Другие (А. Деньшин и П. Перовский – псевдоним «Перо») более благожелательно подчёркивают, что почти все участники выставки показывают только «юношеские пробы» (за исключением самого Луппова), и советуют молодёжи искать новых путей, стремиться выражать в картинах дух эпохи.

Довольно единодушно отмечали рецензенты достоинства картин С. Луппова «У окна», «Траур», «В сирени».

Вдумчивую и объективную оценку выставки дал Н. Н. Хохряков в своём отчёте за 1923 г. (он же сообщает и статистические данные): «Главные сюжеты выставки – портреты молодых женщин среди зелени, цветов, домашней обстановки. В живописи С. М. Луппова много задора, жажды работать, что видно из обилия выставленных вещей, хотя нельзя не сказать, что... в его работах мало проработанности и серьёзного изучения». Работы учеников С. Луппова носят эскизный характер, во многом напоминают манеру учителя, «но без его достоинств в рисунке». В целом же, замечает Н. Н. Хохряков, «такие выставки всё же очень важны для самих выставляющих и в особенности в музее, где каждый экспонент... сравнивая свои работы с картинами музейной галереи, наглядно видит все свои промахи, недостатки и достоинства... Для публики же вообще – выставки поддерживают интерес к искусству и дают постоянную живую связь с музеем»105.

Активное выступление молодых художников, начавшееся ещё с 1922 г., стало определяющей чертой выставки 1924 г. Она экспонировалась в четырёх залах Вятского музея искусства и старины с 19 октября по 10 декабря 1924 г., примечательно, что за сорок три дня на ней побывало свыше 11 тыс. человек.

Об участниках выставки, экспонированных на ней произведениях, характере их мы знаем благодаря отчёту Н. Н. Хохрякова и составленному им рукописному каталогу106. В последнем выставка названа «второй художественной», очевидно, Хохряков начинал отчёт с экспозиции 1922 г., не учитывая выставок 1918-го.

Из художников старшего и среднего поколений в выставке участвуют семеро – М. Демидов, В. Деньшин, А. Князев, М. Луппов, Н. Румянцев, Н. Хохряков, А. Фищев. Двенадцать экспонентов – учащиеся или выпускники Вятского художественно-промышленного техникума, из которых надо особо упомянуть таких даровитых учеников М. Демидова, как Л. Носков, В. Прокашев, Т. Пустовалов, П. Фальбов, П. Шиляев (учился уже во ВХУТЕМАСе).

В своем отчёте о выставке Н. Хохряков даёт краткие характеристики многим её участникам, а произведения Демидова и Румянцева описывает подробно как самое примечательное явление.

По мнению Хохрякова, «наиболее серьёзными и значительными работами, определяющими интерес выставки», явились портреты, исполненные М. А. Демидовым, с каждым годом выявляющим себя всё более «вдумчивым и строгим мастером».

И действительно, экспонированные на выставке портреты К. Н. Д. (художницы Думаревской), актрисы Н. И. Малеевой (в каталоге обозначен тремя звёздочками), композиции «У зеркала» (художница Л. Н. Агалакова), «Девочка в кресле», хранящиеся ныне в Кировском областном художественном музее, принадлежат к числу лучших созданий Демидова.

Хохряков подробно останавливается и на пейзажах Н. Румянцева «Перед снегом», «Мартовская ночь», «Ручей зимою», «Лес на болоте», подчёркивая, что реалистическое восприятие мира в живописи этого художника принимает несколько стилизованную форму.

К лучшим произведениям выставки принадлежали, конечно, и превосходные рисунки, живописные интерьеры и пейзажи самого Хохрякова – «Цветник», «Во дворе», «Осенние цветы» и другие.

Характеристики, данные Хохряковым, позволяют почувствовать, что на выставках двадцатых годов появлялись и работы формалистического плана, шла борьба мнений, кипели споры. Так, он пишет, что А. Н. Князев на прошлой выставке «экспонировал вещи в кубистическом и даже супрематическом конструктивизме», и приветствует возвращение художника к реализму. Высоко оценивая натюрморты В. Прокашева, Хохряков предостерегает его от увлечения футуристическими поисками в пейзаже.

Надо особо отметить, что замечания и оценки Н. Н. Хохрякова об отдельных произведениях, о художниках, сохранившиеся в его отчётах о выставках разных лет и в письмах к Ап. М. Васнецову, представляют большую ценность и позволяют отнести этого мастера, наряду с Н. Г. Машковцевым, к первым искусствоведам земли Вятской. Не появлявшиеся в печати замечания и оценки эти, конечно, высказывались Хохряковым в личных беседах, на обсуждениях выставок. Надо надеяться, что со временем будут найдены написанные Хохряковым воспоминания о русских художниках, которые он незадолго до смерти своей передал сотруднику Вятского комитета по делам музеев и охране памятников искусства, старины и природы (Губмузей) Г. М. Боголюбову107.

Несмотря на огромный интерес зрителя к выставке 1924 г. (свыше одиннадцати тысяч посетителей!), она не была отрецензирована на страницах «Вятской правды» – газета на этот раз, в отличие от оживлённой полемики о выставке работ слободских художников в 1923 г., ограничилась только хроникальными заметками108.

Между тем, выставка 1924 г. – крупное, этапное явление в развитии изобразительного искусства Вятки. Впервые со времени революции собравшая большие силы молодых художников, выставка эта послужила отправной точкой к организации в Вятке филиала Ассоциации художников Революции (АХРР) и отделения молодёжи (ОМАХРР). Четыре ветерана вятских выставок, талантливейшие художники края, значение творчества которых далеко выходит за пределы губернии – М. А. Демидов, С. А. Лобовиков, Н. Н. Румянцев и Н. Н. Хохряков, были теми мастерами, которые передали новому поколению молодёжи лучшие заветы прошлого, воспитали даровитую смену и положили начало новой творческой организации.

На собрании художников Вятки 10 декабря 1925 г. Н. Н. Румянцев выступил с предложением об организации филиала, которое встретило полное одобрение и сочувствие со стороны художников. В состав первого правления Вятского филиала АХРР были избраны Н. Н. Румянцев (председатель), М. А. Демидов (казначей), А. Н. Князев (секретарь), кандидатами в правление – Е. С. Москалец и В. С. Тезавровская (преподаватель художественно-промышленного техникума). Н. Н. Румянцев оставался на посту председателя Вятского филиала до 10 ноября 1929 г., когда дела принял Н. А. Захваткин109.

История филиала подробно изложена в отчёте Вятского музея искусства и старины за 1926 г. и в отчёте самого филиала за 1925–1927 гг.110 На эти документы надо обратить особое внимание всех исследователей искусства края, ибо в последнее время в печати появились материалы, содержащие ряд ошибок и неточностей в изложении истории филиала. Такова, в частности, статья Н. Захваткина «Начиналось так...», опубликованная в газете «Литературный Киров» (1967. Нояб. С. 4–5).

После выставки 1924 г. наступает трёхлетний перерыв – очередная организуется уже в 1927 г. филиалом АХРР. Своеобразным звеном между этими двумя экспозициями была выставка игрушек кустарного отдела Вятского госсовнархоза, открытая в залах музея искусства и старины 22 марта – 8 апреля 1925 г. Успех её был огромным – около 43 тыс. человек побывало в залах музея. На выставке среди других экспонатов были также игрушки, исполненные З. Д. Клобуковой (к тому времени уже уехавшей из Вятки) и А. В. Винокуровой (преподавателя художественно-промышленного техникума). Тридцать таблиц – зарисовок народных игрушек экспонировал А. И. Деньшин. Подробное описание этой выставки оставил Н. Н. Хохряков111.

Вятский художественный кружок ещё в девятисотые годы положил начало выставкам изобразительного искусства в Вятке и был первой творческой организацией местных художников, основанный членами Кружка. Вятский филиал АХРР, возникший в декабре 1925 и официально действовавший с марта 1926 г., был творческой организацией принципиально нового типа, важным этапом на пути создания Кировского областного отделения Союза художников РСФСР, в наши дни ставшего крупным и даровитым отрядом большого коллектива художников Севера. Однако изложение истории и выставочной деятельности этих двух организаций не составляет задачу данной работы.

Итак, если выставки дореволюционного периода были основной и почти единственной формой творческой и общественной деятельности вятских художников, то после Октября они стали одной из важных форм широкой и всесторонней работы по эстетическому воспитанию народа. После революции на выставки пришёл массовый, демократический зритель, свидетельством чему была неуклонно растущая посещаемость новых экспозиций.

В сложных и трудных условиях начала двадцатых годов художники Вятской земли одни из первых в республике организовали передвижные выставки произведений современного искусства.

На выставках 1917–1925 гг. показаны были лучшие произведения выдающихся художников Вятки: М. А. Демидова (1885–1929), Н. Н. Хохрякова (1857–1928), Н. Н. Румянцева (1867–1937), творчество которых достигло своей вершины в двадцатые годы и оказало благотворное воздействие на формирование вкусов молодого поколения вятичей. К сожалению, произведения М. А. Демидова и Н. Н. Румянцева в послереволюционный период не экспонировались на столичных выставках (исключение составляет Н. Н. Хохряков) и не получили известности за пределами губернии. Только позднее творчество этих художников раскрылось перед нами во всем многообразии и обаянии112. На выставках двадцатых годов возмужало и мастерство крупного пейзажиста-лирика С. А. Вшивцева (1885–1965), заслуженного деятеля искусств РСФСР113.

В выставках 1917–1925 гг., организованных активом Вятского художественного кружка, впервые участвовали даровитые молодые живописцы, учившиеся в народных студиях художеств, в художественно-промышленных мастерских, преобразованных в 1922 г. в техникум. Воспитанием этих кадров занимались многие зрелые мастера Вятки, исключительно важной была здесь роль М. А. Демидова и Н. Н. Хохрякова.

Выставки 1917–1925 гг. стали формой содружества и соревнования художников разных поколений, способствовали росту нового актива, что позволило создать в Вятке и новую творческую организацию – филиал АХРР.

В целом выставочная деятельность этого периода – большой и важный вклад художников-вятичей в сокровищницу советского изобразительного искусства двадцатых годов.