Главная > Выпуск №17 > Часы вятских мастеров Бронниковых...

Часы вятских мастеров Бронниковых.
Что рассказывали об этих часах

Г. С. Черняховский

Георгий Сергеевич Черняховский (1904–?), уроженец Киева, окончил Киевский институт народного хозяйства. Работал экономистом в Киеве, Алма-Ате, Угличе в пищевой промышленности. В мае 1941 г. с семьёй переехал в г. Киров. В 1957–1959 гг. – заведующий отделом истории Кировского областного краеведческого музея, в 1961–1965 гг. – сотрудник ГАКО. Научные интересы – история промышленности и предприятий области. За 1958–1964 гг. подготовил десять рукописных материалов по истории промышленности края, в том числе и предлагаемое исследование.

С давних пор Кировская область, бывшая Вятская губерния, славится замечательными мастерами-умельцами, которые создавали и создают прекрасные образцы народного искусства из капокорня, кружева, глиняную дымковскую игрушку, музыкальные инструменты, изделия из дерева с художественной отделкой. Некоторые из этих изделий украшают сейчас витрины центральных и местных музеев России.

Среди таких экспонатов большое внимание посетителей музеев всегда привлекают маленькие деревянные часы, сделанные с изумительным изяществом и красотой. На обратной стороне крышки часов вырезана надпись: «Бронниковы в Вятке», иногда перед фамилией стоят инициалы их творцов.

Часы, сделанные Бронниковыми, хранятся в таких музеях мирового значения, как Оружейная палата в Москве, Эрмитаж в Ленинграде, есть они в Кировском, Иркутском, Ивановском, Тбилисском и, возможно, в других местных музеях, а также у отдельных лиц.
Кто же такие Бронниковы? Когда и из какого материала создавали они свои чудесные часы? Такие вопросы, естественно, возникают у каждого, кто любуется этими произведениями народного искусства и упорного труда.

Высказывались догадки, что это произведения XVIII и даже XVII вв.1 В местной краеведческой литературе много можно найти обобщённых сведений по истории часов Бронниковых.

В издании «Столетие Вятской губернии» (Вятка, 1880) рассказывается о выставке промышленных и сельскохозяйственных изделий в г. Вятке в 1837 г., где были выставлены «деревянные часы вятского мещанина Ивана Бронникова»2.

Знаток вятских кустарных промыслов М. Н. Шатров в своей книге «Кировские кустари» (Киров, 1938) в главе «Капкорешковое производство» пишет, что в начале 60-х годов XIX века в г. Вятке появился искусный кустарь Николай Михайлович Бронников, который, увлёкшись работой из капа3, решил сделать из него деревянные карманные часы. Шатров пересказывает предание, будто над первыми часами Бронников работал целых шесть лет, подорвал своё хозяйство и подвергся насмешкам окружающих, считавших его ненормальным. После упорного труда он сделал часы, необыкновенно изящные и с верным ходом, размером 3 см в диаметре. Корпус часов и футляр были выполнены из капа, механизм, циферблат и цепочка – из пальмы, стрелки – из жимолости, пружина – из закалённого бамбука, цифры – из перламутра. За всю свою жизнь, пишет Шатров, Бронников сделал всего лишь 10 часов, и все они как редкость ушли за границу. После смерти Бронникова производство часов из капа прекратилось4.

Г. С. Черняховский. 1954 г.

Рассказ Шатрова о деревянных часах Бронникова, несмотря на расхождение со сведениями в «Столетии Вятской губернии», повторяется позднее в ряде заметок и статей на эту тему в газетах и журналах.

Известный исследователь истории Вятского края П. Н. Луппов в своей книге «История города Вятки» (Киров, 1958. С. 164) без проверки фактов сообщил, что карманные часы из капа были экспонированы на Вятской выставке 1837 г. Н. М. Бронниковым, ссылаясь при этом на книгу Шатрова и «Столетие Вятской губернии».

Легенда о шести годах работы над первыми деревянными часами получила со временем дальнейшее распространение. Автор книги «Путями веков» Безруков об учёных и умельцах-слепых рассказывает о резчике Бронникове, который «перехитрил» всех своих земляков и вздумал из капа сделать карманные часы. Работая над ними, он совсем разорил своё деревенское хозяйство и, заподозренный в умопомешательстве, был помещён в психиатрическую больницу, где его, однако, признали здоровым. Излагая в дальнейшем характеристику самих часов, Безруков повторяет версию Шатрова. Сам же Бронников, по утверждению автора книги, обессиленный  работой над мельчайшей резьбой деревянных частей часов, ослеп, лишился возможности трудиться, тяжело переживал свою слепоту и от этого умер5. Никаких ссылок на источники в обоснование своего рассказа Безруков не приводит.

Наконец, в газете «Кировская правда» (1960. 14 мая) была опубликована статья Г. Чемоданова (в прошлом земского работника) «Правда о часах», в которой автор резко критикует М. Н. Шатрова за его версию о часах Бронниковых и сообщает иные сведения. По утверждению Г. Чемоданова, часы из капа делали в Вятке с 30-х гг. XIX в. до конца первого десятилетия XX в. четыре поколения вятских часовщиков Бронниковых. Первые часы были выполнены вятским мещанином Иваном Бронниковом и показаны им на Вятской выставке 1837 г. При этом Г. Чемоданов ссылается на газету «Вятские губернские ведомости» (1871. № 98), где в действительности напечатан протокол заседания комиссии при Вятском губернском статистическом комитете по содействию Московской политехнической выставке 1872 г. В одном из пунктов этого протокола говорится о желательности привлечения на эту выставку токарных изделий Ивана Бронникова. Это было явным недоразумением, так как к тому времени (как показано будет ниже на 34 странице рукописи) он, несомненно, уже умер, ему было бы 90 лет. Автор статьи далее пишет, что вместе с Иваном работал его сын Семён, подтверждая это ссылкой на упомянутое выше издание «Столетие Вятской губернии» (Т. 2. С. 431). Но здесь, как сказано вначале, говорится только об Иване Бронникове, выставившем деревянные часы в 1837 г., и имя Семёна вообще не упоминается. Далее в статье сообщается, что производство часов из капа продолжали сыновья Семёна, Николай и Михаил и сын Михаила, Николай, Бронниковы.

Деревянные часы мастера Бронникова

Г. Чемоданов опровергает утверждение Шатрова, что часов было сделано всего 10 штук, и указывает, что Николай Михайлович Бронников (правнук Ивана) сдавал свои часы в кустарный склад Вятского губернского земства и предпринимателю А. С. Кушеву, что часы не были чрезвычайной редкостью, хотя стоили дорого, дороже золотых, и, наконец, что пружина у часов была не из закалённого бамбука, а металлическая с полусуточным заводом; из закалённого же бамбука был сделан маятниковый волосок. По свидетельству автора, последний Бронников, Николай Михайлович, в 1909 г. уехал из Вятки в Москву, где жил и работал до смерти в 1917 или 1918 гг.

Приведённые рассказы о часах Бронниковых написаны сравнительно недавно, много лет спустя после прекращения их выделки, и притом основаны, главным образом, на личных воспоминаниях и на известных тогда немногих легендах о чудесных часах, а не на документах, поэтому в них содержится много противоречий и домыслов.

Сохранившиеся архивные и печатные источники позволяют более точно восстановить многие факты из истории замечательных деревянных часов.

Часы из дерева и кости
(1837–1890)

В начале 1837 г. в Вятке готовилась первая в губернии выставка образцов изделий местной промышленности и сельского хозяйства для «соревнования в усовершенствовании изделий». Открытие выставки было приурочено ко времени посещения г. Вятки наследником престола, будущим царём Александром II, который совершал тогда путешествие по губерниям России. Главным организатором выставки был А. И. Герцен, находившийся тогда в Вятке в ссылке и работавший в канцелярии губернатора.

На выставке, открывшейся 18 (30) мая 1837 г., было представлено свыше тысячи различных предметов, главным образом, кустарных изделий. Среди всех экспонатов особенно выделялись изящные карманные деревянные часы. Они были сделаны молодым искусным токарем, вятским мещанином Семёном Ивановичем Бронниковым. Кроме часов, он выставил ещё «станок для карандашей», вероятно, для их точки.

Необычайные часы привлекли внимание посетителей выставки, в том числе и царского наследника, который купил их и ещё некоторые другие вещи.

В те годы в России не было производства карманных часов, их привозили из-за границы, поэтому выставка карманных часов, да ещё деревянных, сделанных к тому же безвестным дотоле мастером в далёкой Вятке, была удивительным событием. Этот факт некоторые посетители Вятской выставки 1837 г. отметили в своих воспоминаниях6.

Готовясь к выставке, ремесленная управа города Вятки 17 февраля 1837 г. собрала наиболее выдающихся мастеров из числа ремесленников города и предложила им изготовить и показать на выставке свои изделия. В числе приглашённых был старый мастер токарного и резьбенного дела Иван Бронников со своим сыном Семёном.

Иван Тихонович Бронников, в прошлом по ремеслу – столяр, переселился в г. Вятку и записался из крестьян в мещане около 1822 г., так как в этом году он получил план на застройку участка в I квартале по Орловской улице. По обывательской книге г. Вятки 1835 г. ему было 53 года, а его сыну Семёну – 247.

Собравшиеся 17 февраля в ремесленной управе мастера расписывались под извещением, что слышали о выставке. При этом Иван Бронников отметил: «Слышал, но состояния не имею, желал бы», а Семён написал: «Слышал, желаю изготовить что-нибудь, малую штуку»8.

Судя по ответу, Семён задумал изготовить необычайную вещь – деревянные часы и выполнил это, возможно, с помощью отца, в очень короткий срок: всего в три месяца9. Его слова: «Желаю изготовить что-нибудь», – указывают, что 17 февраля этой «малой штуки» у него ещё не было.

С этого времени сохранился чрезвычайно ценный документ: «Реестр о предметах, бывших на Вятской губернской выставке изделий в 1837 году». В нём под номером 914 написано, что на выставку представлены «вятским мещанином Семёном Бронниковым деревянные карманные часы, 1 штука – 25 рублей и для карандашей станок, 1 штука – 1 р. 80 коп.». Справа в реестре сделана отметка, что обе вещи: часы и станок – по этим ценам проданы «его Величеству»10.

Указанная в реестре цена часов – 25 руб. была совсем не высока для такого уникального изделия, учитывая, тем более, что цены в реестре показаны в ассигнациях, в переводе же на серебряные деньги часы стоили 7 руб.

Несмотря на эту запись в «Реестре», в другом документе 1837 г. в «Историческом сведении» о посещении г. Вятки царским наследником сказано, что на выставке были «деревянные карманные часы работы вятского мещанина Ивана Бронникова»11. Это сообщение, очевидно, было сделано чиновниками канцелярии губернатора на основании известности Ивана Тихоновича как искусного мастера и главы семьи Бронниковых, который был приглашён к участию в выставке вместе с сыном Семёном, тогда ещё молодым несамостоятельным мастером (ему было 26 лет).

Справедливость указания в «Реестре», что на выставке деревянные часы были представлены именно Семёном Бронниковым, документально подтверждается приведённым выше письменным отказом его отца, Ивана Тихоновича, 17 февраля в ремесленной управе сделать что-либо для выставки и, наоборот, согласием самого Семёна Ивановича изготовить по этому случаю «малую штуку».

Реестр экспонатов Вятской выставки 1837 г., раскрывающий действительное начало появления часов Бронниковых, был забыт впоследствии. Так, в 1912 г. редакция «Трудов Вятской учёной архивной комиссии» опубликовала «Систематический указатель предметов выставки 1837 г.», найденный в архиве священника г. Слободского И. В. Куртиева, «как библиографическую редкость и как памятник, знакомящий с состоянием промышленности за 75 лет тому назад»12. В этом же указателе перечислены сокращённо только группы обезличенных экспонатов, причём деревянные часы Бронникова вообще не упомянуты.

Историческое же «сведение» о посещении царским наследником г. Вятки в 1837 г., наоборот, осталось известным и полностью было использовано при составлении в 1880 г. сборника «Столетие Вятской губернии», где в описании Вятской выставки 1837 г. сказано, что наследник «взял для себя деревянные часы работы вятского мещанина Ивана Бронникова» (Т. 2. С. 430–431).
Эта публикация, наряду с забвением «Реестра» предметов выставки 1837 г., привела в дальнейшем к искажениям истории вятских деревянных часов, создала путаницу в вопросе об имени первого создателя этих часов, каким был, бесспорно, Семён Иванович Бронников.

Большой успех на выставке 1837 г., внимание посетителей её поощрили С. И. Бронникова. Появились заказы на деревянные часы не только жителей г. Вятки, но и из других городов. Искусный мастер с большим усердием стал изготовлять новые подобные часы.

В 1847 и 1850 гг. ремесленники г. Вятки оповещались о желательности их участия на выставках в Казани в 1848 г. и в Петербурге в 1850 г. Под извещениями об этом в обоих случаях имеются расписки: «Слышал, мастер Семён Бронников». Подписи же Ивана Бронникова здесь уже отсутствуют из-за старости или смерти его (в 1847 г. ему было 65 лет). Свои изделия Семён Иванович на эти выставки не посылал13.

Шли годы, и молва о деревянных часах, которые делаются в Вятке, распространилась по России.
Профессор Казанского университета М. Я.  Киттары, знаток промышленности России, писал в 1856 г. по поводу очередной Вятской выставки 1854 г.: «Бронников пользуется известностью в Вятке и, ежели его имя не знакомо для других городов России, то можно утвердительно сказать, что во многих из них знают, что в Вятке делаются карманные часы, все из дерева, где камни, оси и стрелки заменены рогом; мастер этих часов, стоющих на месте 7 рублей серебром, – Бронников, не успевший, к сожалению, подготовить таковые для выставки»14.

Значит, за 17 лет, прошедших с 1837 г., деревянных часов было сделано, вероятно, немало.

Бронников не показывал свои часы на последующих после 1837 г. вятских выставках, бывших в 1849, 1850, 1854 и 1858 гг15. Он не успел, по словам проф. Киттары, изготовить часы для выставки 1854 г. Очевидно, для их производства по-прежнему требовалось много времени и упорного труда. Несмотря на это и спрос на часы, цена их осталась прежняя, невысокая – 7 руб. серебром.

В конце 50-х гг. XIX в. Семён Иванович Бронников был уже признанным в губернии мастером среди вятских ремесленников и кустарей.

В одной из работ по промышленности Вятской губернии в 1858 г. было отмечено низкое качество вятских кустарных изделий. «Исключения в вятской промышленности, – писал автор этой статьи И. Савинов, – составляют каповые изделия слободского купца Макарова; деревянные точёные вещи, а преимущественно карманные часы Бронникова (в г. Вятке); да ещё мебельное производство трёх-четырёх семейств крестьян Троицкой волости (Вятского уезда)»16.

Совершенствуя своё мастерство, С. И. Бронников стал применять для своих изделий в качестве материала кость, вытачивая из неё отдельные детали часов и даже целые часы, а также различные другие вещи. В своей небольшой мастерской он делал не только изделия потребительского назначения, но и станки для их изготовления. Производство часов, таким образом, не было единственным занятием Бронникова, он был токарем, а не часовщиком.

На состоявшейся в 1862 г. очередной промышленной и сельскохозяйственной выставке в г. Вятке С. И. Бронников выставил впервые после 1837 г. свои изделия: карманные часы деревянные и, кроме того, костяные, распятие, выточенное им из дерева и кости, а также деревянный токарный станок (ценой в 25 руб.). Комитет выставки дал высокую оценку этим предметам: «Особенного внимания заслуживают токарное распятие из дерева и кости вятского мещанина Бронникова за изящество и искусство в отделке мелких частей, из коих составлено распятие, и составные части его деревянных и костяных карманных часов с цепочками… Заслуживает внимания токарный станок Бронникова лёгкостью хода, тщательностью работы и соразмерностью частей»17. Впервые за своё мастерство С. И. Бронников получил награду. Постановлением комитета выставки был присуждён похвальный лист «вятскому мещанину Семёну Бронникову за токарные изделия»18.
В эти годы Семён Иванович работал в своей мастерской уже не один: стали взрослыми два его сына: Николай19 и Михаил, которые успешно овладевали замечательным искусством отца.

Высокая оценка изделий С. И. Бронникова на выставке 1862 г. в г. Вятке побудила его с сыновьями решиться на показ своих изделий, в том числе знаменитых часов, на Всероссийской выставке сельских произведений в Москве в 1864 г. Здесь их мастерство получило всеобщее признание и награду в виде похвального отзыва20.

В августе 1866 г. в г. Казани Семён Иванович преподнёс от себя и своих детей деревянные карманные часы находившемуся там проездом наследнику престола, будущему царю Александру III. За это он и его сыновья были награждены 50 руб.21

Можно думать, что именно эти часы хранятся сейчас в Оружейной палате Московского Кремля. На них стоит надпись: «Бронниковы в Вятке», что должно указывать на участие в их изготовлении всех троих мастеров. На часах, которые в более раннее время изготовлял Семён Иванович, он мог делать надпись: «Бронников в Вятке». Если впоследствии часы делали совместно его сыновья, Николай и Михаил, то они оставили надпись: «Братья Бронниковы в Вятке». Часы, выполненные каждым из них в отдельности, имеют надписи с инициалами перед фамилией: Н. С. или М. С. Бронников.

Высказанная версия о происхождении часов Бронниковых, находящихся в Оружейной палате, имеет и другое подтверждение. В Оружейную палату эти часы поступили из дворцового имущества, значит – они принадлежали, вероятно, кому-либо из членов царской фамилии. В их руки часы Бронниковых попали всего три раза: в 1837, 1866 и 1867 гг. Часы, купленные в 1837 г. будущим царём Александром II, были сделаны одним Семёном Бронниковым. Следовательно, на них не могла стоять подпись «Бронниковы». В 1867 г., как сказано будет дальше, по заказу для царя Александра II были высланы двое деревянных часов в Петербург. Едва ли их потом переслали в Москву. В Эрмитаже хранятся как раз двое подобных деревянных часов, очевидно, сделанных в 1867 г. Значит, в Оружейной палате могут быть только часы, поднесённые в г. Казани в 1866 г. будущему царю Александру III.

Слава о мастерстве Бронниковых из далёкой Вятки дошла в эти годы до Петербурга. Из канцелярии министра внутренних дел 2 января 1867 г. на имя вятского губернатора было направлено письмо. В нём говорилось, что министру стало известно о производстве в Вятке часов из дерева, и что он просит выслать двое часов лучшей работы для представления императору Александру II. В ответ на это предложение вятский губернатор сообщил 13 января 1867 г., что он заказал такие часы, причём «часы эти, по отзыву мастера, будут готовы никак не ранее месяца». Из дальнейшей переписки по этому вопросу видно, что Бронников выполнил заказ в начале марта, так как 5 марта один экземпляр часов был увезён в Петербург, второй же был забракован. Вместо него новые часы были высланы 7 апреля, то есть через месяц. Этим часам не повезло: в Петербурге снова одни из них были забракованы, и новые часы взамен возвращённых обратно были отправлены в Петербург в мае того же года. За часы Бронникову было уплачено 15 рублей за каждые, то есть уже значительно дороже22.

В Эрмитаже хранятся двое деревянных часов без подписи мастера, но по типу совершенно похожих на часы работы Бронниковых23. По всей вероятности, это и есть те самые часы, которые были сделаны С. И. Бронниковым по заказу из Петербурга в 1867 г. Своей фамилии он не поставил на этих часах, возможно, из-за двукратной браковки. Никаких других деревянных часов Бронниковы в Петербург не высылали. Посылались позже только костяные часы.

По данной переписке можно сделать очень важный вывод, что на производство двух экземпляров часов Бронникову теперь потребовалось примерно полтора месяца: с середины января (время заказа губернатора) до начала марта (время отправки часов). Производство часов было технически усовершенствовано и, несомненно, количественно возросло.

В 1969 г. в местной печати была опубликована чрезвычайно ценная и единственная характеристика работы С. И. Бронникова и его сыновей. Вот она полностью:

«К особенно замечательным произведениям по искусству и изяществу отделки следует отметить карманные часы из дерева и слоновой кости, каповые вещи и деревянные ящики и портфели с секретами. Теперь в г. Вятке мещанин Бронников делает обыкновенные карманные, открытые и глухие часы от 11/4 до ? вершка [т. е. от 5,6 до 3,3 см] в диаметре; в которых, кроме шестерни и пружин, всё пальмовое и, отчасти, костяное; впрочем, он делает и все часы из кости. Обыкновенно часы делают с секундной стрелкой, которая, как и другие, тоже деревянные. Часы, по большей части, работаются по заказам из разных концов России, и нередко заказы бывают дюжинами. На месте часы продаются по 15 рублей с деревянной цепочкой и ключиком. Нужно удивляться искусству старика Бронникова и его двоих сыновей, которые почти ещё первобытным инструментом вытачивают с изяществом самые мельчайшие принадлежности часов; у них нет порядочного токарного станка, а старик, по словам детей, преимущественно точит с помощью журавца или оцепа»24.

Эта важная характеристика, высказанная современниками С. И. Бронникова, даст точные ответы на ряд неясных вопросов: из чего делались тогда замечательные часы, много ли их выпускалось, какова была их цена.

К этому времени часы по заказам делались в немалом количестве, дюжинами, и расходились по всей России. Материалом для них служил не кап, как утверждалось ранее по легендам, а пальмовое дерево и слоновая, вероятно, мамонтовая кость, причём делались часы и костяные (как на Вятской выставке 1862 г.). Они не были целиком из дерева или кости: пружина, волосок, иногда и шестерня были металлические25.

Детали часов вытачивались при помощи самых примитивных инструментов.

Становится совершенно понятным, почему во всех документах и печатных источниках с 1837 г. до начала 90-х гг. везде упоминание о часах Бронниковых, называемых просто деревянными, отделено от каповых изделий вятских мастеров. В «Реестре» 1837 г. часы Бронникова названы деревянными, хотя тогда было уже хорошо известно производство изделий из капокорня, которые были показаны на этой выставке известными мастерами по капу: Макаровыми из г. Слободского и ещё тремя лицами, перечисленными в «Реестре» отдельной группой. Авторы воспоминаний о выставке 1837 г.: Эсаулов, Пинегин и Милорадович (о них сказано выше) – деревянные часы тоже не смешивают с каповыми изделиями. Комитет Вятской выставки 1862 г. рассматривал на отдельных заседаниях каповые изделия и токарно-резные, причём деревянные часы Бронникова были отнесены ко второй группе. Также отдельно от изделий из капа упоминаются деревянные часы Бронниковых и на других выставках 70–80-х гг. XIX в. Отделил от каповых изделий деревянные точёные вещи, «а преимущественно карманные часы Бронникова», И. Савинов в упомянутом выше очерке промышленности Вятской губернии 1858 г. В составленной записке «Мелкие производства и ручной труд в Вятской губернии» (1871) губернского статистического комитета в отдельном разделе отмечено производство изделий из капа и особо в разделе «резьба по дереву» упомянуто, что, кроме резьбы по дереву, «некоторые из вятских делают мелкие вещи из кости, например, братья Бронниковы»26. Наконец, авторы более или менее подробных описаний истории и состояния производства капокорешковых изделий в Вятской губернии: проф. Казанского университета М. Я. Киттары (Вятская очередная выставка сельских произведений 1854 г. Казань, 1856. С. 92–93), Ф. Полонский (Вятские каповые изделия. 1876)27 и Е. И. Филимонов (Производство изделий из капа и щетки. 1892)28, – в этих своих работах не упоминают вовсе Бронниковых в числе мастеров по капокорню. Такого разделения не было бы, если бы в то время часы делались из капа, как утверждалось до последнего времени.

Приведённое выше описание производства часов Бронниковыми 1869 г. было последним упоминанием о деятельности Семёна Ивановича, которая известна в течение 33 лет (с 1837 г.). Дальнейшая история чудесных часов связана с именами его сыновей: Николаем и Михаилом, – и с внуком, сыном Михаила, тоже Николаем, Бронниковыми.

1870 г. принёс новый успех замечательным вятским мастерам. В этом году в г. Петербурге была организована Всероссийская мануфактурная выставка, на которую братья Бронниковы представили карманные костяные часы. За них департамент торговли и мануфактур министерства финансов наградил Николая и Михаила Бронниковых, токарей г. Вятки, дипломами с почётными отзывами и денежной премией по 110 руб. (точнее – по 99 руб. за вычетом 19 % в пользу инвалидов)29.

В Государственном Эрмитаже хранятся уникальные карманные часы Бронниковых, точёные из кости30. Несомненно, что это те костяные часы, которые братья Бронниковы показали на Всероссийской выставке 1870 г., так как это был единственный случай представления ими в Петербурге костяных часов.

В следующем 1871 г. в г. Вятке готовились к новой Всероссийской политехнической выставке в г. Москве 1872 г. Были разосланы соответствующие приглашения известным вятским промышленникам, ремесленникам и кустарям. Братья Бронниковы откликнулись на это приглашение и подали вятскому ремесленному голове заявление о своём желании участвовать в предстоящей выставке: «Имею честь заявить на предъявленное Вами о имеющей быть в 1872 г. Политехнической выставке, мы намерены доставить изделий своих, как то: деревянные карманные часы и резных токарных из дерева и кости вещей: распятие Спасителя, запонки, папиросницы, шкатулки для табаку, корзинки, медальоны, серьги, машину для вдевания в иглу нитки и других кабинетных вещей. Если благоугодно будет принять из наших изделий, то прошу нас известить. В Вятке 1871 года 29 октября. К сему объявлению вятский цеховой Николай Бронников. К сему объявлению вятский цеховой Михаил Бронников»31.

Как видно из заявления, часы не были единственной вещью, которую изготовляли Бронниковы. Они вытачивали из дерева и кости значительный ассортимент различных изделий домашнего обихода. Их мастерская в г. Вятке в собственном доме на Орловской улице была уже довольно большой. В ней было «слесарное, машинное и металлическое производства, точение металлов и костей»32.

На выставку в Москву Вятское губернское земство предполагало послать за свой счёт группу ремесленников и кустарей для усовершенствования их мастерства и для передачи ими потом полученных знаний другим мастерам33. Имели намерение поехать в Москву и братья Бронниковы. В заявлении от 14 декабря 1871 г. в Вятскую уездную земскую управу они писали: «Изъявляем своё желание быть на Политехнической выставке, мы имеем в виду усовершенствоваться каждый в своём занятии по ремеслу, а именно: я, Николай Бронников, имею в виду усовершенствоваться в часовом, токарном и резном по кости, дереву и тому подобных занятиях, составляющих мою специальность, а я, Михаил Бронников, – в своей специальности, в столярном, музыкально-инструментальном и тому подобных занятиях»34.

Из этого видно, что братья Бронниковы имели различные специальности: производство часов, токарных и резных изделий было основным занятием Николая, Михаил же работал по столярному и музыкально-инструментальному делу. Николай Семёнович был мастером резьбы не только по дереву, но и по кости.

Вятская комиссия содействия выставке согласилась отправить на неё изделия, предложенные Бронниковыми; получено было на это согласие от комитета выставки из Москвы35. Однако губернская земская управа не включила Бронниковых в число лиц, направляемых на выставку за счёт земства36. Ехать в Москву за свой счёт они не захотели, и их изделий на Политехнической выставке 1872 г. в Москве в конечном итоге не оказалось37.

Обширная переписка вятских учреждений по поводу выставки 1872 г. показала, как небрежно вятские чиновники относились к людям труда, к их именам. Несмотря на то, что братья Бронниковы 29 октября 1871 г. подали заявление об их согласии на участие в выставке 1872 г., комиссия по содействию этой выставке в Вятке в протоколе от 2 декабря 1871 г., то есть спустя месяц после заявления Николая и Михаила Бронниковых, записала о желательности посылки на выставку токарных изделий Ивана Бронникова, хотя он к этому времени давно уже умер38. Этот протокол был опубликован в газете «Вятские губернские ведомости» (1871. № 98) и ещё более усилил путаницу с именами Бронниковых в литературе о них (например, в статье Г. Чемоданова, приведённой вначале).

Наивысшим моментом славы братьев Бронниковых в это время был показ их резных изделий из кости и дерева на Всемирной выставке в г. Вене в 1873 г. Замечательное искусство мастеров из далёкой Вятки было продемонстрировано перед мировой общественностью. За экспонированные вещи Бронниковы были награждены дипломами одобрения39.

Со времени появления первых деревянных часов прошло около 40 лет. Невиданная сначала вещь – часы из дерева или кости, теперь были значительно распространены, судя по размерам их производства («заказы бывают дюжинами»), и не представляли диковинки для имущих людей, которые могли покупать такие вещи. К тому же они были, несомненно, не очень долговечны, так как материал, из которого они делались, – дерево и кость, был несравненно менее прочен, чем металл. Наконец, в это время в России появилось своё производство карманных часов, например, в Варшаве, главным образом, путём сборки заграничных деталей. Часы с корпусом из низкопробного серебра стоили 5–8 руб., никелированные 10–15 руб.40 Всё это привело к тому, что с конца 70-х годов XIX в. интерес к часам Бронниковых стал слабеть.

В 1878 г. в Петербурге состоялась новая Всероссийская выставка. Бронниковы получили приглашение выставить свои изделия. Однако фактически в ней не участвовали. Не было изделий Бронниковых на выставках в г. Казани в 1880 г.42 и в Москве в 1882 г.43

В последний раз в эти годы талант Бронниковых был оценен в 1886 г. на ремесленной и сельскохозяйственной выставке в г. Казани. Николай Семёнович один, без брата, показал на ней снова деревянные карманные часы, трости, прессованные из берёсты на железных прутьях, костяное распятие. За хорошую работу он получил от министерства финансов малую серебряную медаль44. Это была высшая и последняя награда за замечательное мастерство.

В г. Екатеринбурге в 1887 г. была организована Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка; в ней участвовали представители и Вятской губернии. В отделе Вятской кустарной промышленности были экспонированы изделия из дерева и кости: Михаила Бронникова – карманные часы с футлярами, медальоны, цепочки; и Николая Бронникова – распятие, карманные часы, часовые цепи, футляры, альбомы, медальоны, броши, серьги, запонки, мундштуки и другие «кабинетные» вещи. Как обычно, на предыдущих выставках каповые изделия были перечислены в числе экспонатов особо. На этот раз мастерство Бронниковых совершенно не было отмечено – они не получили никаких наград45.

Такое невнимание общественности, по-видимому, весьма повлияло на дальнейшую судьбу производства часов из дерева и кости.

В 1889 г. в г. Вятке проводилась подготовка к очередной научно-промышленной выставке в г. Казани 1890 г. Вятский губернский кустарный комитет составлял списки желающих экспонентов из числа кустарей и ремесленников губернии. Как было до сих пор, мастера по капокорешковому производству перечислялись отдельно от лиц, занимавшихся другими видами обработки дерева.

В группе «Столяры-токари» среди медальщиков, столяров, самопрялочников были упомянуты братья Бронниковы и их изделия: «различные мелкие токарные вещи, запонки, медальоны, цепи, футляры и прочее, деревянные часы»46. Николай Семёнович выразил согласие представить свои произведения47. Тем не менее, их на выставке не было48.

В печатных материалах к Казанской выставке этого года после очерка истории и состояния капокорешового производства в Вятской губернии было сказано: «С каповыми изделиями раньше соединялась выработка деревянных часов (Бронников), теперь оставленная»49. (Подчеркнуто авт.).

Однако на этом история деревянных часов не закончилась.

Часы из капа
(1890–1900)

В 90-х годах XIX века в деятельности семьи Бронниковых произошли существенные изменения.
Николай Семёнович, получивший некоторое образование (он окончил в 1855 г. Вятское уездное училище), пользовался среди ремесленников г. Вятки большим авторитетом. Его неоднократно, начиная с 1871 г., выдвигали на различные выборные должности от вятского цехового общества. С 1879 г. он состоял гласным (т. е. депутатом) Вятской городской думы. Все последующие годы своей жизни он занимал различные другие служебные должности в г. Вятке. За общественную деятельность ему было присвоено в 1884 г. звание почётного гражданина. В конце 90-х годов (1895–1897) он состоял агентом страхового общества от огня «Якорь»50.

Мастерская Н. С. Бронникова в конце 1890-х – начале 1900-х гг. была местом скупки у крестьян-кустарей различных капокорешковых и токарных изделий, которые в ней подвергались окончательной отделке и продавались по более высоким ценам51.

Перейдя на гражданскую службу и занявшись коммерческими делами, Николай Семёнович постепенно отошёл от непосредственной производственной работы. Сын его, Леонид, окончивший Вятскую гимназию, сделался с 1897 г. чиновником Вятской казённой палаты.
Продолжал развивать полученное от отца мастерство Михаил Семёнович Бронников и сын его Николай.

В поисках нового, в стремлении совершенствовать своё искусство, они обратились к капу как к замечательному материалу по своей красоте и твёрдости, что особенно было необходимо для деталей таких вещей, как часы.

Бронниковы и в более раннее время применяли кап в своих изделиях. Фамилия Бронниковых называется среди мастеров по капокорню в некоторых списках кустарных производств Вятской губернии (в 1872 г. и 1882 г.)52. Но кап, безусловно, не был основным их материалом, по крайней мере, для производства часов, так как Бронниковы, как уже говорилось, совершенно не упомянуты в специальных работах по истории капокорешкового производства в Вятской губернии (например, Ф. Полонского 1876 г. и, особенно, земского исследователя Е. Филимонова 1892 г.). Нет их имён и среди экспонатов каповых изделий на всех выставках до 90-х гг.

Творческая мысль и искусные руки М. С. Бронникова и его сына нашли капу новое, ещё невиданное применение: они сделали часы из капа, которые по красоте не уступали замечательным изделиям лучших вятских мастеров по капокорню (Макаровым, Пересторониным и другим).

На Всемирных выставках 1893 г. в г. Чикаго (США) и в 1894 г. в г. Антверпене (Бельгия) Бронниковы не участвовали53.

После почти десятилетнего перерыва (с 1887 г.) Михаил Семёнович Бронников показал на Всероссийской промышленной выставке 1896 г. в Нижнем Новгороде впервые «карманные каповые часы с пальмовым ходом и цепочкой в ореховом футляре» ценой в 15 руб.54 За красоту и изящество каповых часов, за изумительно тщательную работу Михаил Семёнович получил от комитета выставки серебряную медаль55. Это было второе рождение деревянных часов.

Они вновь привлекли к себе внимание общественности. Один экземпляр каповых часов ценой в 40 руб., вероятно, женских, был отправлен Вятским губернским земством в Париж на Всемирную выставку 1900 г.56

Производство часов из капа получило развитие. Бронниковы, помимо продажи их из своей мастерской, сдавали часы для реализации в кустарный склад Вятского губернского земства в г. Вятке и отдельным предпринимателям. В прейскурантах кустарных изделий земского склада в 1896–1905 гг. среди каповых изделий указывались: «часы каповые, мужские и дамские, цена от 15 до 20 руб.» (1896 г.) или: «часы карманные с деревянной цепочкой в футляре ореховом, цена от 15 до 18 руб.» (1898 г. и далее). В примечании к этому (с 1898 г.) говорилось, что «у этих часов единственная металлическая часть – волосок, всё остальное: ход, стрелки и прочее – деревянные. Заводятся часы два раза в сутки деревянным ключом». В прейскурантах за 1900 г. цена часов указана от 13 р. 50 к. до 15 руб., а за 1905 г. – от 15 до 20 руб.57

Как видим, утверждение некоторых авторов, что часы из капа стоили дороже золотых, не имеет основания. Золотые часы 56 пробы, например, Варшавской фирмы, стоили: дамские – 25–35 руб., а мужские – 40–50 руб.; серебряные часы 84 пробы – от 10 до 25 руб.58 Каповые часы Бронниковых стоили дешевле золотых, примерно на уровне цены серебряных.

В 1902 г. в Петербурге была организована Всероссийская кустарно-промышленная выставка. На ней Николай Михайлович Бронников, внук зачинателя производства деревянных часов Семёна Ивановича, показал свои часы – каповые дамские – ценой в 30 руб. и мужские ценой в 15 руб.59

Это последнее имеющееся известие о знаменитых деревянных часах вятских мастеров Бронниковых. В прейскурантах Вятского земского кустарного склада начиная с 1908 г. (1910, 1912, 1915) нет больше упоминаний о каповых часах. Не были они показаны и на очередной международной выставке в г. Казани в 1909 г.60

Есть сведения, что в 1909 г. Н. М. Бронников, последний представитель семьи этих замечательных вятских мастеров, уехал из Вятки в Москву, где работал в известной тогда часовой фирме «Павел Буре» до 1917 или 1918 г., когда он умер61.

Вот что говорят найденные архивные документы и печатные источники об истории замечательных часов вятских умельцев Бронниковых почти за 70 лет.

(октябрь 1960 г.)

Справки

1. Названия фондов Государственного архива Кировской области (ГАКО):
Фонд 574 – Вятского губернского статистического комитета
Фонд 582 – канцелярии вятского губернатора
Фонд 616 – Вятской губернской земской управы
Фонд 630 – Вятской городской думы
Фонд 1280 – Вятского губернского кустарного комитет.
– всё из отдела дореволюционных фондов.
2. Сокращения в примечаниях: Ф. – фонд; Оп. – опись; Д. – дело; Л. – лист.
3. Газета «Вятские губернские ведомости» – неофициальная часть.
4. Очень краткое содержание этой работы опубликовано в газете Кировская правда. 1962. 26 июня (№ 148). С. 4.

Копия письма Государственного музея «Эрмитаж»
от 8 октября 1966 г. № 2452

Многоуважаемый Георгий Сергеевич!
Ваша рукопись находится в Государственном Эрмитаже, она очень интересная и ценная. Собранные Вами материалы о Бронниковых, несомненно, следует опубликовать со всеми сносками на архивы и литературу. Быть может, следует воспользоваться такими журналами, как «Наука и жизнь» или «Знание – сила»? Но там едва ли согласятся оставить весь научный аппарат статьи.
При первой же реальной возможности, надеюсь, Эрмитаж будет содействовать публикации Вашей статьи.
Старший научный сотрудник Отдела истории русской культуры И. Н. Уханова.
Данная работа была отправлена мной в Эрмитаж в январе 1966 г.
Г. Черняховский
30 сентября 1968 г.

Примечания

1 Вырезка из Тбилисской газеты от 15 июня 1955 г. № 140 из фондов Кировского областного краеведческого музея.
2 Столетие Вятской губернии : в 2 т. Вятка, 1880. Т. 2. С. 431; Т. 1. С. 167; Т. 2. С. 838 – имеются те же сведения с добавлением слова «карманные» часы, но без упоминания имени мастера «Иван».
3 Кап – особый нарост на стволе берёзы, отличающийся большой твёрдостью и красотой рисунка на поверхности, получаемого путём сложной обработки. Корешок («корень», или «щетка») – такой же нарост у самых корней березы худшего качества по сравнению с капом. Капокорень встречается на березе редко, его привезли из Сибири в Вятскую губернию. Кустарное производство кустарных изделий из капокорня возникло в Вятской губернии в 20-х годах XIX в. и было единственным в России. Оно существует и ныне на фабрике «Идеал» около г. Кирова.
4 Шатров М. Н. Кировские кустари. Киров, 1938. С. 17–18.
5 Безруков. Путями веков. М. : Учпедгиз, 1940. С. 67–68. Автор этой книги сделал Бронникова уже деревенским жителем.
6 Эсаулов Т. О высочайших посещениях Вятской губернии и т. д. М., 1854. С. 21 ; Письмо очевидца выставки Ф. Г. Пинегина // Тр. ВУАК. Вятка, 1912. Вып. III. С. 54 (Отд. III) ; Милорадович [Г. А.]. Вятка и её достопримечательности. Вятка, 1874. С. 12.
7 ГАКО. Ф. 630. Оп. 3. Д. 23. Л. 27–28. Обывательская книга г. Вятки за 1835 г. В списке городских обывателей г. Вятки за 1796 год (Ф. 630. Оп. 3. Д. 1) и за 1799–1800 гг. (Ф. 630. Оп. 8. Д. 35) Ивана Тихоновича Бронникова нет.
8 Там же. Оп. 8. Д. 274. Л. 53. Подписи Ивана и Семёна Бронниковых идут одна за другой.
9 Это опровергает легенду о шести годах работы Бронникова над первыми часами.
10 ГАКО. Ф. 582. Оп. 81. Д. 1167. Л. 363–364. Реестр предметов вятской выставки 1837 года.
11 Там же. Д. 1337. Л. 549.
12 Тр. ВУАК. Вятка, 1912. Вып. III. С. 57 (Отд. III).
13 ГАКО. Ф. 630. Оп. 8. Д. 371. Л. 10, 21–22 ; Д. 421. Л. 15–16.
14 Киттары М. Я. Вятская очередная выставка сельских произведений 1854 года. Казань, 1856. С. 95.
15 ВГВ. 1850. № 13, 15 ; 1851. № 4–7 ; 1858. № 41–42.
16 Савинов И. Очерк промышленности Вятской губернии // ВГВ. 1858. № 20, ч. неофиц.
17 ВГВ. 1862. № 41–42.
18 Там же. 1863. № 11. Здесь названо имя мастера – Семён.
19 ГАКО. Ф. 582. Оп. 32. Д. 25. Л. 6. Николай Семёнович родился в 1841 г., судя по его формулярному списку. Год рождения Михаила неизвестен, очевидно, более поздний, т. к. его имя упоминается в документах после Николая.
20 Там же. Ф. 616. Оп. 1. Д. 565. Л. 132–133. Заявление Н. С. и М. С. Бронниковых в Вятскую уездную земскую управу в 1871 г.
21 Там же. Ф. 582. Оп. 32. Д. 25. Л. 6–10. Из упомянутого формулярного списка Ник. Сем. Бронникова.
22 Там же. Оп. 130. Д. 29. Л. 1–2, 6–8. Дело «О высылке министру внутренних дел двоих деревянных карманных часов, изделия вятского мещанина Бронникова». 1867 г.
23 Письмо дирекции Государственного музея «Эрмитаж» Кировскому областному краеведческому музею 5 июня 1960 г. № 1139. О часах, хранящихся в Оружейной палате, – письмо дирекции музеев Московского Кремля Кировскому краеведческому музею – 24 авг. 1960 г. № 218.
24 ПКВГ на 1870 год. Вятка, 1869. С. 27–28 (Отд. III). Географическое описание Вятской губернии. Эта характеристика была впоследствии забыта, как и «реестр» предметов выставки 1837 г.
25 Это подтверждают описания часов Бронниковых из Оружейной палаты и из Тбилисского музея в фондах Кировского областного краеведческого музея.
26 ГАКО. Ф. 574. Оп. 1. Д. 258. Л. 220 об.
27 ВГВ. 1876. № 13–15.
28 Материалы по описанию промыслов Вятской губернии. Вып. IV. Вятка, 1892.
29 ГАКО. Ф. 582. Оп. 130. Д. 1580. Л. 1, 10. Письма департамента торговли и мануфактур вятскому губернатору от 17 дек. 1870 г. и от 23 фев. 1871 г. Также формулярный список Н. С. Бронникова, упомянутый выше.
30 Цитированное выше письмо дирекции Государственного музея «Эрмитаж» от 5 июня 1960 г. – Кировскому краеведческому музею.
31 ГАКО. Ф. 574. Оп. 1. Д. 258. Л. 471. Заявление написано чётким почерком рукой Николая Бронникова. Последние слова и подпись Михаила Бронникова указывают на его невысокую грамотность.
32 Там же. Ф. 616. Оп. 1. Д. 565. Л. 62. Список главных ручных производств, существующих в губернии. 1872 г.
33 Там же. Л. 223. Это видно из письма вятского губернатора губернской земской управе 8 мая 1872 г. № 2809.
34 Там же. Л. 132–133. Заявление написано рукой Николая Бронникова, подписано обоими братьями.
35 Там же. Ф. 574. Оп. 1. Д. 258. Л. 174, 179, 187, 370, 380.
36 Там же. Ф. 616. Оп. 1. Д. 565. Л. 597–598. Список лиц, направленных земством в Москву на выставку 1872 г.
37 ВГВ. 1872. № 42. Перечень вятских экспонатов выставки 1872 г.
38 ГАКО. Ф. 630. Оп. 8. Д. 614. Л. 101–102. Список мещан г. Вятки, перешедших в цеховое общество от 20 июля 1860 г. В нём указана семья Семёна Ивановича Бронникова, и об Иване Тихоновиче уже упоминаний нет.
39 Там же. Ф. 582. Оп. 138. Д. 91. Л. 2. Письмо департамента торговли и мануфактур министерства финансов от 21 апр. 1875 г. Также в формулярном списке Н. С. Бронникова, упомянутом выше.
40 ВГВ. 1882. № 25. Объявление фирмы.
41 ГАКО. Ф. 574. Оп. 1. Д. 475. Л. 34.
42 ВГВ. 1880. № 81.
43 ГАКО. Ф. 574. Оп. 1. Д. 587 ; ВГВ. 1882. № 31.
44 ВГВ. 1886. № 81.
45 Там же. 1887. № 69 (список экспонатов); № 74 (награды).
46 ГАКО. Ф. 1280. Оп. 1. Д. 3. Л. 160, 163, 182.
47 Там же. Д. 2. Л. 69.
48 Каталог Казанской научно-промышленной выставки 1890 г. : крат. очерк кустарной промышленности Вятской губернии. Казань, 1890.
49 Там же. С. 16 ; ВГВ. 1890. № 42.
50 ГАКО. Ф. 582. Оп. 32. Д. 25. Л. 5–10. Формулярный список (послужной) Николая Семёновича Бронникова по 1884 г. За последующие годы – списки вятских служащих в Памятных книжках и адрес-календарях Вятской губернии.
51 Там же. Ф. 616. Оп. 4. Д. 44. Л. 13. Анкетные сведения о капокорешковом производстве по Вятскому уезду 1909 г. Анкета по дер. Першины Троицкой волости.
52 Там же. Оп. 1. Д. 565. Л. 60 об. Список кустарных производств Вятской губернии 1872 г. ; Ф. 574. Оп. 1. Д. 587. Л. 58. Переписка по поводу выставки 1882 г. в Москве.
53 Там же. Ф. 574. Оп. 2. Д. 2174, 1609 по этим выставкам.
54 Указатель экспонатов Вятского кустарного отдела на Всероссийской выставке 1896 г. в Нижнем Новгороде. Вятка, 1896. С. 76.
55 ВГВ. 1896. № 74. Список награждённых на выставке 1896 г.
56 Журналы Вят. губ. земского собр. 33-й очеред. сессии, янв. 1900 г. С. 2461.
57 Прейскуранты кустарных изделий Вятского кустарного склада губ. земства за 1896, 1898, 1900 и 1905 годы. За 1906 и 1907 годы они не сохранились или не издавались.
58 ВГВ. 1882. № 25 и другие, объявление фирмы.
59 Указатель экспонатам Вятского кустарного отдела на Всероссийской кустарно-промышленной. выставке 1902 г. в Петербурге. Вятка, 1902. С. 48.
60 ГАКО. Ф. 616. Оп. 4. Д. 28.
61 Чемоданов Г. Правда о часах // Киров. правда. 1960. 11 мая (№ 115).