Главная > Выпуск №17 > Рязанские мадонны – солдатки...

Рязанские мадонны – солдатки в 20 лет.
Светлый образ русской женщины – О. П. Пяткиной

В. Я. Ложкин

Ольга родилась в относительно небедной семье, но уже с детства не пришлось ей нежиться. 12-летней она в поле боронила, по комьям босиком ходила, воду на коромысле носила, качала её колесом с глубины 26 метров. Старшая сестра Клава на работе по дому палец прищемила, образовался костоед. Врачи советовали палец отрезать. Родители не дали: будет слава, что невеста беспалая. Болезнь пошла в руку, врачи сказали, «что надо руку отпилить». Родители сказали: «Кому она будет нужна безрукая». Дошла болезнь до сердца, и Клавдия померла, а какая была красавица да умница.

Мать Ольги всё время недомогала, вся тяжёлая работа по дому легла на плечи Ольги. Семья была большая, скота полон двор. Надо печи натопить, скота накормить, хлеб испечь, всё примыть, постирать белье, пищу сготовить на семью. В магазины за едой тогда не ходили, всё было своё. Время было трудное – 20-е годы.

И не видела Ольга красных девичьих дней, а годы шли. Поехали к Ольге женихи и выдали её замуж не за милого дружка (были же знакомые парни), а за незнакомого парня из дер. Ворожцовы. Благо, что парень оказался умный, работящий – Василий Семёнович Пяткин, сын знатного матроса с крейсера «Аврора». Года два прожила она в Ворожцове, а у Ложкиных младшие сёстры пошли по учёбе, братья разъехались по службам, остались родители-старики одни и решили Ольга с мужем переехать к Ложкиным прозреть родителей. И снова Ольга «у большого колодца» – так его звали в деревне. И так на старой усадьбе семьи Ложкиных начали они создавать новую семью Пяткиных. Оба вступили в колхоз «Красная Армия». Появились дети. Семья складывалась согласная, оба работящие и только бы счастливо начать жить, но началась война народная.

С первого призыва Василий Пяткин ушел на фронт, остались на иждивении Ольги четверо детей, старшему 12 лет, да мать престарелая. Всю семью надо прокормить, детей грамоте обучить, налоги государству уплатить. Работала она на ферме в километре от дома. Утром в пять часов уже там дрова колет – кухню топит, воду из колодца носит, греет – коров поить, доить. Уделается на ферме, прибежит домой, детей накормит, в школу направит, своего скота (корову, телёнка, кур) накормит, соберёт молока шесть четвертей, навесит на плечи, бурак с яйцами в руки (груз близко к двум пудам) и бежит в город на рынок 17 вёрст, ноги подкашиваются, а надо деньги по хозяйству на налоги и на заем государству.

Исторгуется и бежит прямо на ферму, уже поспела вечерняя стряпня. Закончила, и только в 9 часов прибежала домой, печку топит, детей кормит, своего скота уделала, время уже полночь, а завтра снова к 5 часам на ферму. Раза два-три в неделю в город бегала, а в простые дни печку днём топила, хлебы пекла, бельё стирала, примывала, обшивала, жито сушила и на мельницу возила. И так изо дня в день всю войну без выходных и отпусков, без бюллетеней (некогда было в те годы хворать). В Митинском детдоме в те годы один работник воспитывал трёх подростков на всём готовом: жилье, питание, одежда. По этим нормам Ольга одна работала за четверых, содержала пятерых нетрудоспособных: кормила, одевала, обогревала. А мужу писала, что всё у неё хорошо и ждёт его домой с победой. А Василий Семёнович за четыре года войны был четырежды ранен, выйдет из госпиталя и снова в бой. И вот уже шея не ворочается от ран. В конце войны из Берлина пишет домой, что пошёл 29 апреля в последний решительный бой, и пал в этом бою смертью храбрых. Могилу его  – братскую – в Берлине у рейхстага нашла через 40 лет его племянница Светлана. Среди тысячи других фамилий записан на обелиске. Радостно встретил советский народ день Победы, а для Ольги – и радость и горе, не вернётся домой дорогой друг, кормилец семьи. Плакала вместе с другими вдовами-солдатками, да слёзы горю не помогают. Поспела вечерняя стряпня на ферме, а завтра с пяти часов снова, как и все за работу. Поднимать подорванное войной хозяйство и своё благополучие. Все женщины и мужчины, бывшие воины, подросшая уже молодая смена, работали, с раннего утра и до позднего вечера, не покладая рук. Подросли и у Ольги послушные помощники по хозяйству: в уходе за скотом, в заготовке на зиму кормов и дров, посадке и уборке овощей, урожая. А годы идут за годами. Вот уже старший сын Ольги Анатолий сходил в армию и работает в колхозе шофером, средний – Геннадий – в колхозе электриком, младший Юрий после армии служит в областной милиции. Дочь Августа нашла свою судьбу на шинном заводе, а Ольга всё ещё работает на ферме, почти 20 лет и всё без выходных и отпусков. Не было в те годы такой моды. Уже силы слабнут, а уходить с фермы жалко. Это о ней идёт слава как о передовой доярке, это её корова Ульяна дала колхозу первых рекордисток (трёх и четырёх тысячниц) Вьюгу, Жажду и Чару.

18 лет без передышки, не запустила самовольно она ни одной дойки, однако укатала сивку крутые горки, пришлось перейти на вольную работу в овощную бригаду, где тоже большинство – солдатки, а было их таких в бригаде 22 вдовы и большинство из них с детьми. Только в дер. Подгорена из 20 фронтовиков вернулись два человека. И все они «рязанские мадонны – солдатки в 20 лет» трудились под стать своим погибшим мужьям. Это они подняли колхоз «Красная Армия» на самый высокий пьедестал почёта в Кировской области, в 1957 г. колхоз занимал второе место, рядом с колхозом «Красный Октябрь». Это и их заслуга в том, что область в 1959 г. наградили высшей наградой – орденом Ленина.

Сорок лет отработала без перерыва Ольга Петровна в родном колхозе. Давно уже вышла на пенсию, сейчас трудится в своём хозяйстве. Из семьи Пяткиных работают сейчас её дети, подмогают на сенокосе и на огороде внучата. На месте Ольги на ферме первенство среди доярок занимает её невестка Августа Васильевна. Бойкая и на полевых работах, никому не уступает первого покосива на сенокосе. А Ольге хватает дел и дома. Семья большая, скота полный двор, дом полная чаша. Надо дозарить внучат, накормить скотину, приготовить пищу. Даже воды наносить и то большое дело. Вот уже старший внук Александр работает в колхозе инженером, второй, Василий, после армии пошёл по стопам своего дяди, остался служить в милиции. Оба внука обзавелись семьями. А Ольге новая забота – дозарять правнуков. Старший правнук Костя, из четвёртого колена Пяткиных, побежал уже в школу. А Ольга всё ещё около скота, печки, по мере сил тянет воду из большого колодца. И наверняка хватит той воды заполнить реку Вятку, что выкачала она за семьдесят лет (без малого) трудовой жизни.

«Есть женщины в русских селеньях
Со спокойною важностью лиц
С могучею силой в движениях
Во взгляде с улыбкой цариц» – писал поэт Н. Некрасов. Так можно сказать о спокойном, волевом характере Ольги Петровны. Не смотря на тяжёлые, трагические переживания в жизни, она никогда не жаловалась на свою вдовью судьбу, не пеняла на «злых» соседей, не роптала на колхозное и советское начальство. Все житейские тяжести переносила как должное. Спокойный характер выражался в общительности её поведения с людьми, не занималась она мелкими дрязгами, сплетнями, со всеми находила контакты мирного сожительства. Характерен для неё был мощный оптимизм. Скажет на артели меткое слово, все смеются, а она только улыбается. Любила Ольга Петровна народную песню. Ею любимой песней была:
На Бобинской дороге стояли
                        три сосны
Прощался со мной милый
                        до будущей весны.

Три весны ждала она милого, а на четвёртую весну по иронии судьбы пришла похоронка. Эта песня Ольги Петровны сохранилась в записи на плёнке в школьном музее. Так пусть же на многие годы остаётся в нашей памяти светлый образ этой могучей натуры истинно русской женщины.