Проблемы паранауки, историческая наука и краеведение

В. А. Бердинских

Работа историка требует определенного уровня профессионализма, созданного базовым образованием в молодости (лет эдак от 17 до 22) и длительной практикой в своей научной (не только преподавательской) деятельности впоследствии. Деятельность историка-профессионала ближе к работе следователя, чем писателя.

Любительские занятия наукой (чаще всего альтруистичные и бездоходные) в российской провинции с XIX в. принято называть краеведением. Десятки, если не сотни краеведов, в каждой области занимаются на свой страх и риск (в качестве хобби) краеведением и приносят этим своей малой родине много пользы. Их занятия ближе всего к работе публициста (короткое дыхание статьи, накал эмоций, личная увлечённость, коллекционерский подход к теме).

Но краеведение наших дней уже сильно отличается от краеведения XX в. Это, в некотором роде, уже другой жанр. Точнее всего его можно определить как фолк-хистори.

В провинции это направление имеет черты, отличные от фолк-хистори столичного уровня.

Фолк-хистори российского масштаба – это физики, математики, биологи, журналисты и писатели, играющие в историю. Эти люди моделируют прошлое, ничуть не интересуясь полнотой исторической действительности, достижением научной истины. Им важно с помощью подбора строго определенных фактов доказать свою заранее ясную им идею, гипотезу или концепцию, чаще всего весьма сенсационную и опрокидывающую «традиционные» воззрения на эту тему.

К фолк-историкам такого типа примыкают также националисты, доказывающие древность и героичность своего этноса в истории, «скрытую» ранее происками врагов или другими причинами. В этой группе немало журналистов и писателей.

В Википедии справедливо отмечается, что фолк-хистори – это особый литературно-публицистический жанр массовой культуры. Сюжет здесь строится по законам беллетристики (но отнюдь не научно-популярной литературы). При этом происходит тенденциозный отбор лишь тех фактов, которые укладываются в схему или концепцию автора. Часть фактов откровенно додумывается, то есть происходит фальсификация истории при сохранении внешнего наукообразия. Произведение в жанре фолк-хистори мимикрирует под научное.

Из предшественников этого жанра иногда называют Льва Гумилёва, который, частично оставаясь в поле науки, санкционировал своим авторитетом разнообразный псевдо-исторический бред. Писатель Владимир Чивилихин и поэт Олжас Сулейменов также стояли у истоков этого жанра в нашей стране.

Сегодня к фолк-историкам, заполонившим своей печатной (и иной) продукцией полки наших магазинов, обычно относят Г. Носовского и А. Фоменко, В. Суворова, А. Бушкова, И. Бунича, М. Аджи, А. Асова, В. Кандыбу, Ю. Мухина, Ю. Петухова, Э. Радзинского, В. Щербакова, В. Кожинова, Н. Шахмагонова, В. Чудинова и т. д.

Преднамеренность искажения фактов, игра с датами основания городов, цифрами, событиями, историческими персонажами – отличают фолк-хистори и областного уровня.

Замечу, что это касается работ не всех краеведов. Но зацикленность на нескольких довольно узких научных проблемах (мало интересных современной науке) характерна для многих любителей. Для нашего края это прежде всего такие темы: даты основания древних вятских городов (непременно хочется удревнить), заселение русскими Вятского края (очень сильная героизация прошлого и внесение духа сенсационности), идеализация вятскости вообще (в духе В. Н. Крупина) и конкретных вятских уроженцев в частности (разного рода знатных земляков, крупных директоров, космонавтов, маршалов и т. д.).

Хочется отметить, что краеведческий отдел нашей областной научной библиотеки давно перерос свои краеведческие «штанишки» прошлой эпохи и стал центром научной деятельности всех исследователей края (а не только любителей-краеведов). Его «Вятика» – полное собрание печатной продукции, изданной в губернии – области XIX–XX вв. является основой для научной работы всех профессиональных исследователей, соприкасающихся с нашим краем. И в этом – его будущее. Любительские работы могут дать интересные факты и источники науке, но не могут её развивать. Поэтому ритуальные обращения библиотеки и отдела к краеведам – это, в значительной мере, дань прошлому веку. Лучший краеведческий проект библиотеки последнего десятилетия (в содружестве с местными учеными) – это альманах «Герценка». Качественный (хотя местами узко субъективный и однообразный) подбор материалов, пропущенных через некий фильтр, обеспечил неожиданный взгляд на прошлое, интересный современной молодежи. Все-таки краеведение в значительной мере остаётся уделом людей пенсионного и предпенсионного возраста, не сумевших реализовать себя в рамках основной профессии, отчего проистекают многочисленные фобии и комплексы многих из этих людей.

Справедливости ради стоит отметить, что уровень историков-профессионалов, занимающихся местной историей, часто весьма далек от современного уровня развития российской науки. Наукообразие, скучная и весьма устарелая по методике, отсталая по мысли манера изложения – отвращают массового читателя от научных сборников, монографий и статей. Напомню – научно-популярная литература находится в поле науки, а фолк-хистори – нет. Поэтому роль хороших научно-популярных книг в борьбе за умы народа сильно выросла. Но на сегодняшний день паралитература победила на полках книжных магазинов хорошую научную литературу. Стоит задуматься над этим.