Память сердца

11 октября 2009 г. исполнилось 70 лет со дня рождения писателю-земляку А. А. Кончицу (1939–1996). В альманахе «Герценка: Вятские записки». Вып. 7 были опубликованы его короткие рассказы. Сейчас предлагаем читателю воспоминания о нём друзей детства, студенческих времён, вдовы, соратников по перу.

Г. Д. Зализняк

40–50-е годы XX века

В десяти километрах от белорусского города Гомеля, в городском посёлке Костюковка, на территории которого располагается предприятие по производству стекла (ныне стеклозавод им. М. В. Ломоносова), ещё не все здания восстановлены после недавно прошедшей Великой Отечественной войны. Следы жестоких сражений видны повсюду. Город и его окрестности в руинах. Восстановление жизни города происходит в течение десятка лет.

В средней школе № 13 на территории посёлка, где занятия проводятся на русском языке, старшие классы (с 8-го по 10-й) переполнены: дети старшего возраста из окрестных селений также учатся в этой школе.

В свободное от школьных занятий время, особенно в периоды школьных каникул, мы – дети жителей посёлка находим много общего в интересах и увлечениях. В нашем не очень многочисленном окружении сложилась довольно сплочённая и дружная компания сверстников. Разнообразные обсуждения, а иногда и споры, порождают достаточно общее представление о достоинствах и ценностях жизни. Живой интерес в обсуждении вызывают прочитанные книги из местной библиотеки, немногочисленные, преимущественно трофейные, кинофильмы в киноклубе поселка.

Анатолий Кончиц 1980-е гг.

Активное участие в обсуждениях принимал спокойный и доброжелательный юноша – Анатолий Кончиц, приехавший с родителями в 1948 г. из Кировской области. Его отец Александр Евтихьевич устроился на работу в одном из цехов стеклозавода, а мама Мария Ивановна стала преподавать в младших классах школы № 13.

Располагающей чертой характера Анатолия было внимательное и ненавязчивое стремление понять, почувствовать собеседников, взвешенное вступление в разговор с твердой, продуманной точкой зрения. В характере Анатолия всегда присутствовало заинтересованное восприятие событий, происшествий и, главным образом, человеческих судеб. Особое место в наших разнообразных обсуждениях занимали впечатления о прочитанных книгах. В то далекое послевоенное время книги были едва ли не единственным, вполне доступным источником информации, хотя книги выпускались ограниченными тиражами.

Одним из наиболее привлекательных центров нашего внимания является еще не полностью восстановленный Дворец культуры, где демонстрируются кинофильмы (преимущественно трофейные), работают разнообразные коллективы художественной самодеятельности, такие как изостудия, оркестр народных музыкальных инструментов, танцевальный класс.

Изостудией руководил Владимир Сильвестрович Камовский (1917–1968), сыгравший заметную роль в становлении личности будущего писателя Анатолия Александровича Кончица.

Накануне Великой Отечественной войны В. С. Камовский завершил учёбу в Краснодарском художественном училище; после вторжения немецких войск на территорию нашей страны он участвовал в боях, в составе кавалерийского корпуса. Уже в послевоенные годы, по ложному доносу художник испытал ужасы сталинских преследований в течение 10-ти лет. Его ярко-эмоциональные рассказы о пережитом оставили глубокий след в памяти Анатолия и нашли свое отражение в ранних литературных заметках писателя.

Руководство стеклозавода организовало строительство лагеря отдыха для детей пионерского и комсомольского возраста. На крутых прибрежных склонах старого русла Гомельской реки Сож, в окружении лиственного и хвойного леса были построены просторные светлые корпуса лагеря «Кленки». Именно здесь, в периоды наибольшего сближения интересов и увлечений, происходит становление личности Анатолия, значительно определившее дальнейшую его судьбу. Об этом следует рассказать подробнее.

После окончания средней школы в 1957 г. у Анатолия была цель поступить на философский факультет МГУ. Однако приёмная комиссия университета в допуске к вступительным экзаменам отказала по причине отсутствия трудового стажа. Абитуриентов со школьной скамьи к вступительным экзаменам не допускали. Возможность продолжить образование была предоставлена институтом культуры.

В студенческие годы наша дружба выпускников средней школы № 13 Гомельского роно развивалась и укреплялась. Мы с Анатолием чувствовали духовное родство. Наши взгляды на различные стороны окружающей жизни во многом совпадали. Нет ничего странного в том, что сходство воззрений объединяло нас в студии В. С. Камовского.

Трагическая развязка судьбы художника оказалась для нас особенно горестной. Пожар во Дворце культуры в поздние вечерние часы, когда в изостудии никого не было, унес с собой многолетние творения Владимира Сильвестровича, который такого удара судьбы не перенес.

Первым литературным запискам Анатолия свойственно романтическое восприятие действительности. Здесь проявились поэтическое видение окружающего мира и юношеская восторженность, вызванная процессом творчества.

1958 г. Наступили времена возрождения и бурного расцвета общественной жизни в различных областях науки и техники, литературы и искусства. Уверенность в будущем укрепляла собственные надежды на успехи в личной жизни, каждого из нас.

Несмотря на территориальную удаленность наших вузов, мы достаточно часто встречались. Делились мыслями о происходящем в окружающем мире, познавали жизнь в самых различных ее проявлениях. Некоторые события того времени оставили особенно яркий след в памяти.

Незабываемое впечатление произвело наблюдение одного из первых искусственных спутников Земли в вечернем московском небе. Примечательной стала эмоциональная реакция Анатолия, выраженная в такой форме: «Мы сейчас наблюдали необычное явление, а спустя десятилетия наши теперешние восторги будут восприниматься так же, как мы в наши дни наблюдаем зарисовки предшествующих времен, передающие впечатления предков о полетах первых воздушных шаров или самолетов.

Особенное впечатление на меня произвела тонкая восприимчивость музыки Анатолием в одном из концертных залов столицы. Исполнялись произведения Моцарта, Брамса, Прокофьева. После того, как были исполнены классические произведения прошлых веков, фортепьянную сонату Прокофьева Анатолий восторженно назвал порывом свежего весеннего воздуха в замкнутом пространстве концертного зала.

60–80 годы XX века

Ввиду некоторой удаленности г. Жуковского, где сложилась моя дальнейшая судьба, мы встречались не так часто, как хотелось бы. Встречи эти были наполнены новыми веяниями. Мы по-прежнему активно обсуждали происходящие события, спорили, но содержание этих обсуждений и споров становилось иным. Запомнилось очень характерное изменение в мировоззрении Анатолия. В ответ на мое утверждение ценности исследования в конкретной научно-технической области Анатолий совершенно неожиданно задал исключительно глубокий своим философским содержанием вопрос о том, насколько изменится соотношение добра и зла в мире, если результаты этих исследований будут применены на практике. У Анатолия проявилось чувство профессиональной этики, из которого следовала нескрываемая обособленность писательского мастерства, выраженная так: «Я не пытаюсь советовать тебе, как испытывать объекты авиационной техники. Поэтому не нужно тебе вникать в глубоко индивидуальные особенности моего труда».

Я с восторгом читал новые публикации Анатолия, в прочитанном невольно улавливал и мысленно слышал его голос, слегка ироничный и неподражаемо проницательный. Это чувство близости и понимания останется в сердце навсегда...

г. Жуковский, окт. 2008 г.