Главная > Выпуск №17 > Чудотворные иконы Нерукотворного...

Чудотворные иконы Нерукотворного Образа Спасителя
на Вятской земле

Г. А. Мохова

Тема Нерукотворного Образа является одной из центральных в русском искусстве. Разнообразные по иконографическим схемам и назначению иконы Св. Лика получили большое распространение на Руси, в том числе и на Вятской земле.

Из всего многообразия изображений Иисуса Христа выделяются следующие основные иконографические типы: «Нерукотворный Образ Господа Иисуса Христа», «Господь Вседержитель», или «Пантократор», «Господь на престоле», «Спас в силах», «Спас Эммануил».
«Спас Нерукотворный» является первым прижизненным изображением Иисуса Христа. Долгое время он был единственным и самым достоверным оригиналом для иконописцев.

В середине X в. при византийском императоре Константине VII Багрянородном была создана «Повесть о Нерукотворном Образе». Это сочинение стало основным источником сведений о Св. Лике.

Предания о возникновении Нерукотворного Образа

В это время были известны два предания о возникновении Нерукотворного образа Спасителя.

К юго-востоку от Палестины лежала небольшая страна Озроэна со столицей, называемой Эдесса. В годы земной жизни Христа там правил царь Авгарь Чёрный. Семь лет он страдал от тяжёлой болезни – чёрной проказы, самой тяжёлой и неизлечимой её формы. Узнав от своих подданных, которые по торговым делам часто бывали в Иерусалиме, о необыкновенном человеке и его поразительных чудесах, правитель послал своего придворного живописца Ананию в Палестину с письмом, в котором умолял Спасителя о помощи.

Долго ходил Анания в Иерусалиме за Спасителем. Толпы народа, окружавшие Господа, мешали ему исполнить поручение царя. Однажды, отчаявшись, Анания встал на уступ скалы и попытался нарисовать лик Спасителя, но всё было безуспешно. Наконец, через апостола Фому он был приглашён к Спасителю.

Господь отказал царю Эдессы в личном посещении, но, чувствуя отчаянный призыв этого человека о спасении, обещал оказать помощь.

Омыв своё лицо водой, он попросил чистый плат, отёрся им, и на ткани возникло изображение божественного лика Спасителя.

Получив плат, правитель Эдессы исцелился и стал ревностным последователем Христа, привлекая к христианству своих подданных.

По приказу Авгаря святой убрус (плат) был наклеен на доску из негниющего дерева, украшен и помещён над воротами города. И каждый должен был поклониться «чудотворному» образу Христа, как новому небесному покровителю града.

Но есть и другое предание о возникновении Нерукотворного Образа. Он возникает во время молитвы в Герсиманском саду, когда Христос предвидит свои крестные муки. Пот капал с него, подобно каплям крови. Тогда, взяв у одного из учеников кусок ткани, он вытер им ручейки пота и тотчас отпечатался его образ.

После вознесения Христа апостол Фома передал Нерукотворный Образ апостолу Фаддею, которого он послал к Авгарю для исполнения обещания Спасителя.

Когда к власти пришел внук Авгаря, он отступил от христианства, вернулся к язычеству и решил уничтожить Нерукотворный Образ над воротами города. Узнав об этом, епископ Эдессы закрыл нишу с Образом керамидой (глиняной доской) и замуровал кирпичами. За четыре столетия место это было забыто.

В 545 г., во время осады Эдессы персидскими войсками, городу и его жителям грозила гибель. Горожане горячо молились Богу о спасении. И вот епископу Эдесскому Евламию в ночном видении было указано место, где укрыт Нерукотворный Образ Спаса. Разобрав кирпичи на городской стене, и подняв глиняную доску, увидел целым и невредимым Образ Спасителя, а на керамиде, закрывшей Святой Убрус – отпечаток его лика.

После этого чудесного обретения и после общего молебна перед Образом, войска неприятеля неожиданно сняли осаду и спешно покинули пределы страны.

До X в. Св. Лик был главной святыней города, а в 944 г. его торжественно перенесли в Константинополь.

В 1204 г. Константинополь был захвачен крестоносцами. Святой Убрус вместе с другими реликвиями православных христиан, вывозимыми на корабле в Европу, погиб во время морской бури. Так была потеряна эта величайшая святыня1.

Основные виды изображений Нерукотворного
Образа Спасителя

В православной иконописной традиции есть два основных вида изображений Св. Лика: «Спас на убрусе», или «Убрус» и «Спас на чрепии», или «Чрепие».

На иконах типа «Спас на убрусе» изображение лика Спасителя помещено на фоне плата, ткань которого собрана в складки, а верхние концы его завязаны узлами. По нижнему краю проходит кайма. Лик Спасителя – это лик человека средних лет с тонкими, одухотворенными чертами, с бородой, разделённой надвое, с длинными вьющимися на концах волосами, с прямым пробором.

Вокруг головы – нимб, символ святости. Цвет нимба, как правило, золотой. Иногда использовались жёлтые или охристые тона.

В отличие от нимбов святых, нимб Спасителя имеет вписанный крест. Этот элемент имеется только в иконографии Иисуса Христа. В византийских изображениях он украшался драгоценными камнями. Позднее крест в нимбах стали изображать состоящими из девяти линий по числу девяти ангельских чинов и вписывать буквы О W Н, а по сторонам нимба на фоне помещать сокращенное именование Спасителя – IС и ХС. Такие иконы в Византии назывались «Святым Мандилионом».

На иконах типа «Спас на чрепии», или «Чрепие», согласно преданию, изображение лика Спасителя после чудесного обретения убруса, отпечаталось и на черепице-керамиде, которой был закрыт Нерукотворный Образ. Такие иконы в Византии назывались «Святым Керамидоном». На них отсутствует изображение плата, фон ровный, а в некоторых случаях имитирует фактуру черепицы или каменной кладки.

Икона «Спас Нерукотворный» считается прижизненным изображением Христа и одной из первых его икон. Иконография Св. Лика содержит только оглавные изображения. Этот иконописный канон в Х в. попал из Византии на Русь.

Иконные списки Мандилиона служили в первую очередь образами для личной молитвы и поклонения. Их почитали особо, полагая, что этот иконографический тип восходит к самому древнему и наиболее достоверному изображению Христа. Наиболее ранние его образы выполнялись на чистом фоне, без какого-либо намека на материю или черепицу. Убрус со складками начинает распространяться на русских иконах с ХIV в.

Чудотворный образ Спаса Нерукотворного
в г. Елабуге

Чудотворная икона «Спас на убрусе» находилась в г. Елабуге Вятской губернии. О происхождении этого образа существует предание, описанное И. В. Шишкиным в своей книге «История Елабуги» и В. Кудрявцевым в очерке «Старина, памятники и легенды Прикамского края».

В первой половине XVII столетия одному безвестному иконописцу в селе Красном, стоящем на берегу реки Вятки не далеко от г. Хлынова, в сонном видении приказано было написать икону Спаса Нерукотворенного для человека, который придёт за ней издалека. Приняв это повеление как откровение свыше, иконописец стал готовиться к работе. Он долго постился и молился об успешном написании иконы, после чего принялся за дело. Иконописец изобразил Спасителя на большой доске, высотой два аршина пять вершков и шириною один аршин тринадцать вершков (164,49 х 128,97 см). Как только он окончил писать икону и положил кисть на место, как в это время пришёл приезжий и спросил, готова ли у него икона Спасителя.

Приезжий был жителем с. Трёхсвятского, по фамилии Остальцев. Ему также в сонном видении было сказано ехать в с. Красное и привезти оттуда вновь написанную икону. Принимая сновидение за бред воображения, старик Остальцев не поверил этому. Повеление повторилось, но он снова не придал этому значения. Тогда ему было приказано в третий раз, и если он не исполнит повеления, то подвергнется большому несчастью. Вскоре старец заболел, а после выздоровления решился ехать за иконой. При виде приезжего иконописец удивился выраженному тем желанию получить именно этот образ. Со своей стороны, старец Остальцев воочию убедился в том, в чём он сомневался. Убедившись в святости явленного им обоим откровения, они с благоговением и трепетом принесли икону в лодку, на которой вниз по реке Вятке повёз её старец в с. Трёхсвятское (ныне г. Елабуга).

Привезённую икону Спасителя поставили в особо устроенную на берегу Камы деревянную часовню. Сюда на поклонение иконе стал стекаться народ. Исцеления, получаемые перед этим образом, убедили жителей Трёхсвятского в том, что икона чудотворная. Эта уверенность и вызвала среди жителей Елабуги желание построить особый храм во имя Нерукотворного Образа Спасителя, который был бы достойным святой иконы.

Первый деревянный храм был выстроен в XVII столетии. В 1780 г., когда Елабуга стала уездным городом, храм был преобразован в собор, но был слишком мал для выполнения этой роли. Поэтому вскоре был разобран и вместо него выстроен трёхпридельный соборный храм во имя Спаса Нерукотворного Образа. Главный престол освящён в 1821 г. преосвященным Амвросием, епископом Вятским и Слободским.

Главной и самой драгоценной святыней собора являлась икона Нерукотворного Образа. Вот личные впечатления В. Кудрявцева об иконе: «Стиль письма иконы византийского образца. Несомненно елабужская икона написана была красками, которые от времени настолько потемнели, что нельзя уже отыскать следов белизны убруса, ни различать цвета волос Спасителя. При всём том черты лика Спасителя живо сохранились. Очи его устремлены в даль и в то же время как бы видят и близко окружающих Его. Однако черты лица Его сохраняют более суровость, чем кротость и милосердие. Чтобы не обмануться в этом, я рассматривал икону и в близком и далёком расстояниях. Вся икона украшена золотом и драгоценными камнями»2.

И. В. Шишкин, отец художника И. И. Шишкина, в своей книге «История Елабуги» уточняет: «На эту икону в 1770 году возложена риза серебряно-позлощенная весом в 23 фунта, но впоследствии риза эта переложена на список с сего образа, подлинный же украшен новой богатой ризой о двух венцах, из коих последний только в торжественные праздники накладывающийся, украшен камнями»3.

Таким образом, чудотворный образ Спасителя г. Елабуги относится к иконографическому виду «Спас на убрусе». Икона пользовалась глубоким почитанием и в соседних городах. Так, жители г. Мензелинска (Уфимская губерния), избавившись от нападений башкир, пожелали, чтобы эту икону приносили к ним ежегодно. Такое же желание выражено было и жителями г. Малмыжа. Поэтому ежегодно с 23 апреля по 9 мая совершался крестный ход по окрестным сёлам и деревням г. Елабуги, с 11 по 31 мая – в г. Мензелинск, с 1 июня по 15 августа – в г. Малмыж и в деревню «Спасский починок» Малмыжского уезда4.

В 1848 г. точный список с чудотворной иконы по просьбе жителей был отправлен в Екатеринбург. В настоящее время икона утрачена.

Чудотворная икона Спаса Нерукотворного
в Спасском мужском монастыре г. Орлова

С XV в. на Руси получил известность другой иконографический извод Нерукотворного Образа, где лик Христа изображён на драпированном плате, который за верхние концы поддерживали два ангела.

Мотив поклонения ангелов Мандилиону можно увидеть на чудотворной иконе из Спасского мужского монастыря в г. Орлове. Мирная обитель стояла в самом центре обывательских зданий. Из монастырской летописи известно, что она основана в конце XVII в.

Недалеко от г. Орлова у дороги в лесу среди болота на пустом месте под сосной с давнего времени стояла устроенная часовня, в которой находился Нерукотворный Образ Спасителя, прославившийся чудным явлением на той сосне, под которой стояла эта часовня. Каждое лето сюда стекалось много народа и больные в молитвах перед иконою получали исцеление от разных болезней. Часовня получила название «Спас на болоте».

Весть об этом дошла до преосвященного Ионы, архиепископа Вятского и Великопермского, прославившегося строительством новых храмов и монастырей в своей епархии. Стали думать об устроении новой обители в честь чудотворного образа. В это время к преосвященному явился казначей Хлыновского мужского Трифонова монастыря, старец Илья, и изъявил желание заняться строительством обители. Во время путешествия по обозрению епархии до г. Котельнича, архипастырь остановился в г. Орлове. Сам осмотрел выбранное место для монастыря, обошёл его, окропил святой водой и дал благословение к созданию на этом месте святой обители и грамоту на перенесение чудотворного образа Спасителя из часовни на болоте в г. Орлов.

В 1694 г. был построен мужской монастырь и деревянная церковь в нем. Храм освятили 14 сентября 1695 г. в честь Нерукотворного Образа Спасителя и сюда торжественным крестным ходом в сопровождении жителей города из Спасо-Болотной часовни был перенесен Св. Лик на вечные времена. В помощь строителю, старцу Илье, преосвященный Иона послал в новую обитель трёх иеромонахов и двух иеродиаконов с послушниками для келейного и молебного пения и для благоустройства церкви.

Первым благотворителем монастыря был сам преосвященный. В древней монастырской рукописи значится, что он приложил на чудотворный образ Спасителя «венец и цату серебряные под золотом, да на церковное каменное строение денег десять рублев, а окладу цена осмь рублев»5.

По велению Ионы был установлен ежегодный крестный ход с образом Нерукотворного Спаса 1 сентября в г. Хлынов и на праздник святой великомученицы Екатерины 24 ноября в г. Слободской «ради всенародного моления и сбора доброхотных подаяний на созидание обители»6.

В 1701 г. Спасская обитель потерпела бедствие. Первого ноября после утреннего пения монастырская деревянная церковь внезапно загорелась от непогашенной свечи. Пламя распространилось быстро и уничтожило все монастырские строения. «Образ Спасителев найден был на полу, ликом к полу лежащим, неизвестно кем взят и положен… не вредим ни мало, только левой стороны Его несколько огнь коснулся и бысть вынесен из пламени»7.

В 1709 г. 19 июля вместо деревянной церкви начали строить каменную во имя Всемилостивого Спаса с приделом, посвящённым Тихвинской Божьей Матери, но когда окончено строительство и кем освящён храм в монастырской рукописи не обозначено.

К 1808 г. церковь пришла в ветхость и был заложен величественный каменный храм во имя Нерукотворного Образа Спасителя, который был окончательно отстроен в 1824 г. на пожертвования горожан. В местном ряду трёхярусного иконостаса главного придела на правой стороне от царских врат находился чудотворный образ. В 1851 г. «Вятские губернские ведомости» отмечали: «Нерукотворенный образ Спасителя, ознаменовавший себя от древних времен чудотворениями, остается бесценным сокровищем обители. По замечанию некоторых, этот образ действительной греческой работы, что может быть, вероятно, потому, что живопись совершенно византийского характера»8.

На точном снимке 1849 г. с чудотворной иконы Нерукотворного Образа Спасителя, находящегося в Орловском Спасском монастыре, изображён лик Христа фронтально в нимбе с перекрестием. Пышные волосы распадаются на две симметричные пряди по сторонам. Короткая борода, разделённая на две части, вписана в окружность нимба. Нимб Христа несколько приподнят относительно его лика так, что пряди волос выходят за его пределы. Чуть вытянутый лик с высоким лбом, с тонким удлинённым носом, с круглыми глазами, смотрящими прямо на зрителя – традиционная для русской живописи иконографическая схема Нерукотворного Образа. Мандилион вытянут по вертикали в виде плоско расположенного и скупо украшенного белого полотнища с двух сторон собранного в складки, провисающие полукружиями. В иконографическую схему по сторонам добавлены ангельские фигуры, поддерживающие плат сверху.

Иконописец, видимо, повторил своих предшественников – византийских и русских мастеров – в создании Спаса Нерукотворного. Иконография Св. Лика с ангелами, поддерживающими сверху плат, получила широкое распространение на вятской земле.

В описи монастырского имущества 1858 г. даётся такая запись об иконе: «Образ Спасителя на убрусе вставлен на 7 вершковой доске (31,15 см), с венцом сребропозлащенным просекным, цатою низанною мелким жемчугом с блесками и малыми стекловыми вставками с двумя сребропозлащенными венцами на ангелах и таковым же басменным окладом, вокруг коего в 24 клеймах чудеса на двух аршинной доске (142,24 см)»9. Таким образом, в середине XIX в. чудотворный образ был обложен рамой, на которой в 24-х клеймах были помещены сцены из истории Святого Убруса.

Настоятель Орловского мужского монастыря, докладывая о древностях обители на заседании Вятского губернского статистического комитета 28 ноября 1863 г., так описывал явленный и чудотворный образ Спасителя: «Чудотворный образ Спасителя имеет длину семь, а ширину шесть с половиной вершков (31,15 х 28,93 см) и украшен серебряною вызолоченною ризою. Риза устроена в 1842 году насчет суммы, пожертвованной различными лицами и заключает весу шестьсот золотников. О времени явления и прославления образа монастырь не имеет никаких сведений, известно только, что он перенесен туда в 1695 году.

К образу приделана припись, составляющая с первым 14 вершков длины и 12 1/2 ширины (63,3 х 55,63 см). На ней живописно изображено чудное дарование Убруса посланному от Эдесского владельца Авгаря, по сторонам – исцеление тем Убрусом Авгаря и избавление Константинополя от врагов благодатною помощью Убруса, а внизу – обретение того образа в пепле неповрежденным от пожара, который истребил все монастырское строение 1 ноября 1701 года. Припись сия также как и образ украшена ризою»10. Из доклада настоятеля монастыря видно, что к 1863 г. чудотворный образ был обложен новой рамой меньшего размера, на которой в 4 клеймах помещены изображения: три – на сюжеты истории Святого Убруса и один – из истории обители.

Итак, на вятской земле бытовал ещё один иконографический извод Св. Лика «Нерукотворный образ Спасителя в чудесах» с изобразительными циклами на сюжеты «Повести о Нерукотворном Образе». В русской иконописи данный вид впервые появился в XVI в.

Два раза в год, в неделю Пятидесятницы и 16 августа, крестным ходом чудотворный образ носили к Спасо-Болотной часовне11.

11 октября 1824 г. монастырь был удостоен посещением императора Александра I.

Спас Нерукотворный в Слободском Христорождественском девичьем монастыре

Мотив поклонения ангелов Мандилиону можно увидеть на иконе из Слободского девичьего монастыря.

Образ подобной иконографии, по преданию Московского Кремля, был привезён в Москву из Рима в 1472 г. византийской царевной Зоей, дочерью Фомы Палеолог, ставшей супругой великого князя Ивана III и принявшей имя Софии. Икона была чудотворной и находилась в молельне великой княгини.

В Кремле в 1635–1636 гг. царь Михаил Федорович построил Верхоспасский собор во имя Нерукотворного Образа – домовой храм, называемый «верховой». Он находился над меньшей Золотой Царицыной палатой. В иконостас этого храма и была перенесена чудотворная икона. После 1670 г. площадка между царскими теремными покоями и храмом стала с лестницы закрываться медной вызолоченной решёткой и образ получил название «за Золотой решеткой». В 80-е годы XVII столетия царь Федор Алексеевич заказал на икону роскошный золотой чеканный, украшенный эмалями, оклад.

Л. М. Евсеева даёт следующее описание иконе: «Размер украшенной окладом иконы допускает её принадлежность личной молельне. Время написания иконы установить затруднительно: её живопись находится под потемневшей олифой, оборот зашит рубашкой из драгоценной ткани. Икона, возможно, является поздним повторением древнего памятника, который в своё время был украшен окладом. Единственным источником информации о первоначальном образе в настоящий момент является его иконография, повторённая окладом.

Последний закрывает поля иконы и нимбы, соответствуя абрису первоначального изображения: это лик с двумя длинными прядями волос с каждой его стороны и короткой бородой, состоящей из отдельных прядей. Мандилион поддерживают сверху два видимых погрудно ангела. Органично вписанные в ковчег, они явно повторяют первоначальную композицию иконы. На полях оклада изображены в технике эмали Деисус, святой покровитель царя мученик Федор Стратилат и несколько композиций с ангелами. Замысел этой части оклада, видимо, принадлежит мастерам Оружейной палаты»12.

Точная копия с кремлёвского чудотворного образа находилась в Слободском Христорождественском девичьем монастыре, в одном из храмов которого главный престол освящён в честь Нерукотворного Образа Спасителя.

Нерукотворный Образ Спасителя за Золотой решеткой. Московский Кремль

Священник Николай Кибардин так описывает икону: «Храмовая икона Нерукотворенного образа Христа Спасителя, которая есть точный снимок и одинаковой меры с древней чудотворной иконы, находящейся в Москве у Спаса за золотой решеткой. На ней сребропозлащенная риза, украшенная бирюзою и другими камнями»13. Описи монастырского имущества 1826, 1838, 1843, 1854 гг. уточняют иконографию образа – «в верху на ризе… два ангела, на коих два маленькие венчика серебряные золоченые». Когда и кем написана икона, документы умалчивают, но указывают её размер «мерою в длину 1 аршин, 2 вершка и в ширину 13 вершков» (80,02 х 57,85 см)14.

С 1831 г., когда город пострадал от сильного пожара, по обещанию горожан ежегодно 11 мая и 16 августа с этим образом совершался крестный ход по городу, служили водосвятные молебны на улицах и в домах людей15.

Чудотворный Образ Спасителя в Троицкой церкви (Спасском соборе) в г. Хлынове

В Троицкой церкви г. Хлынова находилась замечательная икона Спаса Нерукотворного, икона всероссийского прославления с ангелами стоящими по сторонам во весь рост.

В первой половине XVII в. на паперти Троицкой церкви находился «древней живописи» образ Спаса Нерукотворного. Никто не знал, говорит предание, когда и кем именно была принесена и поставлена икона. Первое из описанных в старинной рукописи собора чудесных исцелений от образа совершилось 12 июля 1645 г. Житель города Петр Палкин в течение трех лет страдал полной слепотой. В этот день он пришёл в паперть храма, в которой издавна стояла икона Спаса Нерукотворного, и стал перед ней молиться. После молитвы он получил исцеление и прозрел. Вскоре дивные чудеса от иконы стали  совершаться один за другим.

За время с 12 июля 1645 г. до конца 1646 г. в старинную церковную рукопись было внесено 104 записи об исцелениях, в основном от болезней глаз и ног. Первое чудо положило начало всероссийского прославления святой иконы Спасителя. Слава о чудотворном образе быстро разнеслась по всей Русской Земле.

Слух о чудесных исцелениях дошёл до царя Алексея Михайловича. По совету архимандрита Новоспасского монастыря Никона, впоследствии патриарха, благочестивый государь решил перенести икону в первопрестольную Москву. В исполнение царской воли и с благословения патриарха Иосифа, за святой иконой в г. Хлынов было отправлено посольство во главе с игуменом Московского Богоявленского монастыря Пафнутием.

14 января 1647 г. Нерукотворный образ Спасителя был доставлен в Москву. Встреча происходила у Яузских ворот. Как только икона стала видна народу, раздался звон во всех московских церквах, все опустились на колени, начался благодарственный молебен. По окончании молебна чудотворный Образ был перенесён в Кремль и поставлен в главный его храм – Успенский собор. Фроловские ворота, через которые была внесена икона, повелено впредь именовать Спасскими. Вскоре последовал царский указ о том, чтобы все при проходе и проезде через ворота снимали шапки16.

В Успенском соборе Кремля икона находилась до тех пор, пока не было завершено переустройство Спасо-Преображенского собора в Новоспасском монастыре. 19 сентября 1647 г., в день освящения храма, образ был торжественно, крестным ходом с участием самого царя, перенесён в монастырь и поставлен в иконостасе, на правой стороне местного ряда на втором месте от царских врат. В Никольской и Екатерининской церквах монастыря имелись точные копии с чудотворного Образа.

До 1917 г. святая икона находилась в Новоспасской обители. В настоящее время её местонахождение неизвестно. Сейчас в местном ряду иконостаса Спасо-Преображенского собора, там, где прежде помещалась сама чудотворная икона, находится сохранившийся список с чудотворного Образа.

В Хлынов царь Алексей Михайлович отправил список со святой иконы, написанный царскими иконописцами. Образ был одних размеров с подлинником и украшен серебряным позолоченным окладом с драгоценными камнями из царских сокровищ. В первое время икона находилась в Успенском соборе Кремля, а 10 сентября 1648 г. с игуменом Воздвиженского монастыря и церковным причтом была отправлена на Вятку. Провожали образ в крестном ходе сам государь, патриарх и много народа.

17 декабря того же года икона прибыла в Хлынов. Навстречу ей в крестном ходе вышли воевода Михаил Алфимов, архимандрит Успенского Трифонова монастыря Александр, протоиерей Никольского храма Иоанн Рязанцев с соборным духовенством и жители города, чтобы принять бесценный дар. Святыня была торжественно внесена в храм и поставлена в иконостасе той же Троицкой церкви (впоследствии Спасского собора). Кроме того, царь Алексей Михайлович пожаловал храму колокол весом в 106 пудов17.

И снова начался целый ряд исцелений. В рукописи Спасского собора записано двадцать чудотворений от списка иконы. В 1714 г. в храме появилась ещё одна копия того же образа.
По указу Ионы, архиепископа Вятского и Великопермского, с 1675 г. в пятую неделю Великого поста было учреждено празднование «Всемилостивому Спасу Нерукотворному образу» с крестными ходами в городах епархии18.

На фотографическом снимке с иконы Спасителя, находящемся в Спасском соборе и выполненном в 1915 г., изображён лик Христа19. Он передаёт своеобразные особенности Хлыновского образа. На вертикально свисающем полотнище убруса с волнообразными складками показан чуть удлинённый лик Христа с высоким лбом фронтально. Он вписан в плоскость иконной доски так, что центром композиции становятся глаза, наделённые огромной выразительной силой. Его взгляд направлен прямо на зрителя, брови высоко подняты. Пышные волосы опускаются длинными, отлетающими в сторону прядями, три слева и три справа. Узкая борода распадается на две части. Пряди волос и борода выходят за пределы окружности нимба.

Пластика лика последовательно проработана: выделены округлые нижние веки, по абрису щёк, под глазами, под губой пройдено тёмным тоном, который образует затенённые плоскости.

Глаза написаны легко и прозрачно, их взгляд обладает притягательностью реального взгляда. Царский иконописец в совершенстве владел линией. Лик Христа выражает спокойствие, милосердие и кротость. Образ очень выразителен.

Иконографическая схема Нерукотворного Образа дополнена изображением стоящих по сторонам ангелов, поддерживающих убрус за верхние концы. Икону можно датировать в хронологических пределах конца XVI – начала XVII вв.

Хлыновский Спас «величественного и колосального вида» с двумя стоящими по сторонам ангелами, как считали, «величиною, описью и пошибом сходен с Эдесским древнейшим Святым Убрусом и с Сирским, что в городе Халепе»20.

Н. П. Кондаков в своей работе «Иконография Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» лицевого иконописного подлинника иконы Хлыновского Спаса относит к «ранним строгановцам» и к началу ХХ в. «отлично сохранился»21.

И. П. Сахаров относит Хлыновский образ к «новгородскому пошибу». Он считал, что это «памятник замечательный и необходимый для сравнительного изучения иконописания по школам»22.

Таким образом, в XVII–XIX вв. на вятской земле часто обращались к древним чудотворным образам Нерукотворного Образа Спасителя. Их почитали особо, считая, что этот иконографический тип восходит к самому древнему и наиболее достоверному изображению Христа.

Примечания

1 Алексеев С. Энциклопедия православной иконы. Основы богословия иконы. СПб., 2002. 98 с.
2 Кудрявцев В. Старина, памятники, предания и легенды Прикамского края // ПКВГ на 1899 г. С. 161.
3 Шишкин И. В. История г. Елабуги. М., 1871. С. 37.
4 Чудотворные и особо чтимые иконы в Вятской епархии и крестные ходы с ними совершаемые // ПКВГ на 1898 г. С. 15.
5 ВГВ. 1851. № 30. С. 263.
6 ГАКО. Ф. 420. Оп. 1. Д. 4. Л. 5 об.
7 ВГВ. 1851. № 31. С. 266.
8 Там же. С. 269.
9 ГАКО. Ф.420. Оп. 1. Д. 5. Л. 36 об.
10 ВГВ. 1863. № 51. С. 373.
11 ПКВГ на 1898 г. С. 19.
12 Спас Нерукотворный в русской иконе. М., 2005. С. 113.
13 Кибардин В. Описание Христорождественского женского монастыря, что в г. Слободском Вятской епархии. СПб., 1875. С. 9.
14 ГАКО. Ф. 431. Оп. 1. Д. 33. Л. 3 об. ; Д. 42. Л. 4 ; Д. 98. Л. 4.
15 Кедрова С. Н. Христорождественский женский монастырь в городе Слободском Вятской епархии // ВЕВ. 1905. № 4. С. 215.
16 История Вятского края с древних времен до начала XIX столетия, составленная С. Васильевым и Н. Бехтеревым. Т. 1. Вятка, 1870. С. 198.
17 ВГВ. 1868. № 47. С. 8.
18 ВЕВ. 1904. № 18. С. 1046.
19 Церковные древности Вятской губернии : альбом. Вятка, 1915. С. 17.
20 Кудрявцев М. Чудотворный Нерукотворенный образ Спасителя, что в Московском Новоспасском монастыре. М., 1886. С. 126.
21 Кондаков Н. П. Иконография Господа нашего Иисуса Христа. СПб., 1905. С. 82.
22 Сахаров И. П. Исследование о русском иконописании. 1849. С. 36.