Главная > Выпуск №17 > «Если бы губы Никанора Ивановича...

«Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять...»
(вятская картография почти по Гоголю)

В 2008 г. вышла в свет книга Сергея Серкина «Тайны земли Вятской: предания, мифы, гипотезы и реальность Подчуршинского городища». Книга эта требует особого разговора, как и изданное им же своеобразное приложение к ней – «Тайны земли Вятской в этнографических и географических картах» (2009). Здесь же хотелось остановиться на одной особенности, как этих работ, так и в целом исследований краеведов. Их святой убеждённости в достоверности любого источника информации о прошлом.

В романе Дика Френсиса «Лучше не возвращаться» старый дипломат даёт своему пасынку, молодому дипломату, совет: «Говоря с людьми, исходи из убеждения, что тебе лгут, пока не доказано обратное». Перефраз отсюда: «Все источники лгут, пока не доказано обратное», – является главным принципом для любого исторического исследования. Сначала надо доказать достоверность полученной информации, а уже потом делать выводы.

Рассмотрим это правило на одном примере. В своей книге «Тайны земли Вятской в этнографических и географических картах» автор широко использует карты, опубликованные в книге Б. А. Рыбакова «Русские карты Московии XV – нач. XVI веков»1, не замечая, что уж очень одна из них напоминала незабвенную гоголевскую Агафью Тихоновну: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять...».

Наиболее подробно Вятская земля изображена на карте Московии Гийома Делия 1706 г. (см. ил. 19 а и 19 б). Но вот беда: Малмыж показан не на Вятке, а на реке, в устье которой находится г. Казань, а в верховьях – г. Арск, который по всем данным был восточнее и южнее Малмыжа. С этой загадкой разобраться просто. Это изображение перекочевало на карту Делия с карты Московии Гесселя Геррита 1613 г. (см. ил. 12). И в основе этого картографического ляпсуса лежало неправильное понимание рассказа русского информатора. Речь шла о том, что из Казани по Арской дороге, идущей вдоль реки (имелись в виду Кама и Вятка, но рассказчик не стал вдаваться в такие подробности), можно попасть в Малмыж. Составитель карты, возможно, из-за плохого перевода, понял рассказ так: возле г. Казани впадает в Каму река, вдоль которой идёт дорога в г. Арск, на этой дороге находится г. Малмыж, который он и изобразил на реке между Казанью и Арском. Делий только перенёс этот «нос» на свою карту.

Довольно просто происхождение другого «носа». Это отображение на карте, кроме Хлынова, ещё и г. Вятки на безымянной речке. Вне всякого сомнения, речь идёт о старой картографической традиции, помещавшей г. Вятку на реке Вятке, изображаемой в виде небольшого притока, впадающего в Каму с севера. Например, на карте того же Герритаса. Сравнивая оба изображения, хорошо видна их географическая близость, да и г. Вятка на обеих картах расположен на левом берегу. Только в первом случае река, на которой стоит город, названа Вяткой и впадает с севера в Каму, а во втором – безымянная река впадает в Вятку с севера. Объяснить это не сложно, достаточно сравнить карту Делия с картой С. Герберштейна 1546 г. (см. ил. 17). Нет никаких сомнений, что изображение р. Вятки с городами Слободской, Орлов, Хлынов, Котельнич заимствовано с карты Герберштейна. Делий в точности повторяет ошибочное расположение на ней вятских городов, добавляя к ним город Шестаков, расположенный довольно точно, по крайней мере, там, где он и должен быть, на реке Вятке, к северо-востоку от Хлынова. Но это только усугубляет путаницу.

Встал вопрос, как быть с рекой Вяткой и одноимённым городом на ней с карты Герритаса? Выбросить? Жалко. Вот Делий не много сумняшеся и изобразил её в виде северного притока р. Вятки. Не пропадать же добру.

Куда сложнее с происхождением путаницы на карте Герберштейна, изобразившего г. Слободской ниже по течению р. Вятки, чем Орлов и Хлынов, а Котельнич, наоборот, выше и в устье р. Речицы, протекающей примерно на месте Чепцы. Да... головоломка.

Хотя, если присмотреться, не так уж всё и сложно. На самом деле у Герберштейна на карте г. Слобода и Орлов расположены не на р. Вятке, а на р. Каме, образованной слиянием двух рек – Вятки и Речицы. И тут противоречия нет. На Каме, действительно, точно в таком порядке расположены г. Слобода и Орёл. На карте Делия, где, кроме «Камы – Вятки – Речицы» Герберштейна, дано изображение Камы в её «натуральном виде», оба города показаны на своих местах, вверх по течению реки, плюс они оказались сдублированы в результате переноса на карту фрагмента с карты Герберштейна. То есть Делий допустил ошибку в чтении карты своего предшественника, не сумев разобраться, где кончается Вятка и начинается Кама. В результате изрядный кусок Камы с городами Слобода и Орёл стал частью р. Вятки.

Впрочем, судя по тексту «Записок о Московии»2, и сам Герберштейн впал в ту же ошибку, спутав Орлов и Слободской на Вятке со Слободой и Орлом на Каме, и, следовательно, не он был автором карты, породившей эту путаницу, а тоже честно перенёс её на свою, снабдив соответствующим комментарием, надолго запутав этим исследователей.

Как же возникла эта путаница? Всё тот же «принцип испорченного телефона», как с Арском и Малмыжем. Русский информатор рассказывал о городах тех мест: «По Каме, на запад, там есть города Слобода, затем Орёл, а на Вятке реке, что впадает в Каму, есть г. Хлынов, а на той же речке есть г. Котельнич, а с севера в Каму впадает Вишера, а на ней город». Составитель так и изобразил города – все к западу от Казани, вдобавок принял  «на той же речке» за название реки, на которой стоит Котельнич, вследствие чего Кама у него и начинается в результате слияния двух рек – Вятки и Речицы. А так как Кама на плане поименована только в месте её впадения в Волгу, Делий и принял её среднее течение за продолжение Вятки, перенеся место её впадения в Каму ниже, в место, где на карте Герберштейна в Каму впадает другая река – Vilthoria, изображение которой довольно точно повторяет течение реальной р. Вятки. Так что на карте Герберштейна, кроме Вятки, заимствованной с чьей-то карты, была изображена и реальная р. Вятка, но под именем Vilthoria (ил. 17).

Скорее всего, Герберштейн перепутал названия рек при перенесении с русского оригинала. Если мы реку Вишеру Герберштейна назовём Вяткой, Вятку – Вишерой, а Речицу, как Каму, то есть как окончание фразы «Кама река» (слово «Кама» – в устье, слово «река» – у истока), то всё встаёт на свои законные места. Хотя, возможно, Речица – это Чусовая, а Кама дана до впадения в неё Вишеры? Изображение на карте можно трактовать и так, и этак. В любом случае, у Герберштейна на карте показаны река Кама и её приток Вишера, обозванный Вяткой. Гийом Делий взял этот «нос» у Герберштейна и присоединил к вполне точному изображению Камы.

Вот такой картографический ребус сотворил Гийом Делий, прибавив губы С. Герберштейна к носу Г. Герритаса, да взяв кое-что от себя. В результате у него на карте оказалось две Камы (с городами Слобода и Орёл на обоих) и три Вятки (на одной – г. Малмыж, на второй – г. Вятка, на третьей – Хлынов и Шестаков). Попробуй, разберись.

А лучше, не мудрствуя лукаво, взять «Книгу Большого Чертежа» и прочитать весьма точное для тех лет описание Вятской земли: «Река Кама пала в реку Каму, с правой стороны; а вытекла река Вятка с верху реки Камы и потекла под Вятские городы; на Вятке город Шестаков, а ниже Шестакова 20 вёрст город Слобода, от Слободы 30 вёрст город Хлынов. Ниже Хлынова 50 вёрст Орловец; ниже Орловца 30 вёрст на Вятке город Котельнич. А протоку реки Вятки от верху до города Котельнича 550 вёрст. А от Котельнича прямо, а не рекою, до устья реки Вятки, где пала в Каму, 500 вёрст. А Вятка пала в Каму ниже Чортова города 40 вёрст. А от устья реки Вятки 120 вёрст город Малмыш, выше города Малмыша пала река Шошма. А по Вятке реке по Котельнич с верху город Вятка»3.

Город Вятка Большого Чертежа – это не современный Хлынов, а старая Вятка, на месте Пижемского городища, к тому времени уже заброшенного4.

Так что всё карты врут…, пока не доказано обратное.

А. А. Марков

Примечания

1 Рыбаков Б. А. Русские карты Московии XV – нач. XVI века. М. : Наука, 1974. 111 с. : ил.
2 Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988. С. 162.
3 Книга Большого Чертежа. М. ; Л., 1950. С. 139.
4 Марков А. А. Была ли Древняя Вятка основана новгородцами из Великого Новгорода? // Герценка: Вят. записки : [науч.-попул. альм.]. Киров, 2004. Вып. 6. С. 71–77.