Краеведческий отдел и старая Вятка

В. А. Бердинских

К юбилею краеведческого отдела мне бы хотелось поделиться некоторыми мыслями о его прошлом и настоящем. Краеведческий отдел, вне всякого сомнения, жемчужина в культуре Вятского края, самая большая драгоценность «Герценки». Это – не просто часть книжного мира Вятки, краеведческой инфраструктуры – это ещё и самостоятельный двигатель научной культуры интеллигентности, аккумулятор ценных идей, мемориал памяти «простецов» России. 100 лет назад была создана чудесная накопительная система знаний о нашем крае, его людях, достижениях.

На первый взгляд могло показаться, что такое бессистемное собрание сведений (обо всём и ни о чём), объединённых одной идеей (связь с Вятским краем) обречено на прозябание и жалкое существование. В самом деле – реальной научной среды в крае не было. Пара-тройка десятков любителей старины, группировавшихся вокруг губернского статистического комитета (конец XIX века), Вятской ученой архивной комиссии (в начале ХХ века) – никакого серьёзного влияния на умы обывателей, властей, молодёжи края не имели. Это было событием и в самом лучшем смысле этого слова (альтруисты-подвижники, бессребреники) и в самом худшем (не специалисты в тех областях знания, коими часто занимались). В застойной довольно затхлой по сравнению со столицами атмосфере небольшого губернского города они были, в сущности «белыми воронами» и самоутверждались за счёт накопления знаний в передовых для основной массы грамотного местного общества областях. Для большой науки их труды и старания серьёзного значения не имели.

Впрочем, они были сильны вектором своих устремлений, жаждой знаний, попыткой взнести интеллектуальную искру в традиционную и спокойную атмосферу мещанского города «Глупова».

Основные краеведческие процессы в губерниях России XIX века (времени массового зарождения краеведения) шли типологично и управляемо из центра империи. В сущности, двигателем прогресса в этой области было правительство, а не общество. Вначале повсеместно создают губернские газеты. Именно в неофициальной части губернских ведомостей и начинает с 1830-х годов концентрироваться (собираться и накапливаться) бессистемная неосмысленная печатная информация о крае. Затем, с середины ХIX века, появляются ежегодные «Памятные книжки» Вятской губернии, ставшие складом уже более серьёзных и наукообразных масштабных статей, пытавшихся осмысливать целые явления в жизни Вятской губернии. В отличие от газетных статей-репродукций (о чём вижу – то и пою), здесь авторы вносили элемент синтеза в своё мини-исследование, подгоняли под какой-то единый принцип группу схожих предметов и фактов. Из хаоса прошлого и настоящего для них брезжили уже островки упорядоченные мыслью любителя наук и художеств волостного, уездного или губернского масштаба.

Искренняя и горячая любовь к крестьянам (народу), традиционному быту, древностям, литературе – грела их душу и наполняла смыслом жизнь. Такое народническое служение «малым делом» своей малой родине было весьма плодотворно. Пока ими велась система неосмысленных знаний вне анализа, но зато тесно связанных с плотью и кровью родной страны, подземными иррациональными процессами развития. Сельский батюшка, живший в своём приходе долгие десятилетия, понимал многое такое о смысле жизни и привычках русского мужика, его менталитете; что в последствии оказалось утрачено.

Песни и сказки, собранные тогда, в сущности, не были оценены и использованы современниками. Эти знания оказались востребованы уже во второй половине XX века в связи с появлением в обществе идей неонародничества.

Вот тогда-то и повысилась ценность накопленных за десятилетия «летучих» книжных сокровищ краеведческого отдела областной научной библиотеки им. А. И. Герцена.

Дело в том, что полные комплекты старых местных газет, брошюр, изданий губстаткомитета и учёной архивной комиссии – нигде больше в России целиком не сохранились. Подвижнический собирательский труд нескольких поколений вятских библиотекарей, постаравшихся сохранить в краеведческом отделе все издания местного края, принёс свои плоды. Фонд краеведческого отдела стал уникальным и единственным, в своём роде, в целом мире.

Проницательный Евгений Дмитриевич Петряев понял это ещё в начале 1960-х годов и обратился к живой памяти старых вятских семей и родов, связанных с книгой. Реальные люди оказались больше и интереснее своих статей, брошюр и книжек. Таким образом, и краеведческий отдел начал пониматься как хранилище знаний и сведений о людях нестоличного, а местного уровня. Ценность массовых сведений не о героях (космонавтах, полководцах, начальниках) в глазах пишущей и читающей публики резко выросла.

Стали казаться уже смешными небольшие газетные статейки краеведов старого типа о «знатных» земляках. Впрочем, поскольку занятия краеведением с 1960-х годов («оттепель», создание ВООПИК) были в глазах советской цензуры и чиновников несколько реабилитированы (после полного разгрома краеведения начала 1930-х годов), то в Вятском крае постепенно любительские занятия азами науки (т. е. краеведением) стали считаться вполне почётным и достойным (в глазах общественности, соседей и коллег, властей) хобби. И хотя к науке эти занятия имели и имеют весьма малое отношение, но теснейшая связь с текущей жизнью России, мощная укоренённость в местный, временами малоподвижный быт – позволяют нам здесь понять что-то весьма важное и существенное в истории и культуре России, недоступное столичным жителям и высококвалифицированным учёным Москвы и Петербурга.

С другой стороны – массовое развитие высшей школы в городе Кирове востребовало бурно растущие фонды краеведческого отдела для формирования новых поколений специалистов во всех областях знания.

Учёные со всего мира, занимающиеся Россией, могут найти здесь нечто неожиданное, оригинальное и глубоко интересное для себя.

Честь и хвала библиотекарям краеведческого отдела четырёх поколений, создавшим продуманную структурную библиографию краеведческой книги. Без этого все пользователи просто утонули бы в море хаотически бессвязной информации. В связи с глобализацией знания во всём мире ценность данного уникального книжного собрания будет только возрастать.