Не броская, но жизнеутверждающая

x

Подлевских, А. П. Воздастся : повесть и рассказы / А. П. Подлевских. – Киров : Старая Вятка, 2007. – 286 с.

– Эта книга о людях, богатых духовно, но с очень тонкой «оболочкой», чутких и ранимых… – так сказала о книге Александра Подлевских «Воздастся» Т. Л. Машковцева, главный библиотекарь областной книжной палаты библиотеки им. А. И. Герцена.

– Возьми, почитай, это про тебя. Может, поможет перестать принимать всё близко к сердцу, – сказала стоящая рядом подруга.

Я прочитала.

Герои рассказов новой книги А. Подлевских – люди простые. У кого-то изломана судьба («Любка-Клуша»), у кого-то нелепый случай только еще берётся изуродовать жизнь («Ал-оо-у», «Надлом»)…

Любка отбыла несколько сроков в колонии – каждый раз попадала по глупости. Подставляли, шутили, а она попадалась. Грубовата, как и многие герои Подлевских. Но за внешней грубостью скрывается душевность. Внутри у неё ещё осталась какая-то светлая надежда на лучшее. Она верит, что жизнь наладится, всё будет хорошо у её шестерых детей, найдётся порядочный муж. Рассказ состоит из трёх эпизодов: в автобусе, где Любка одёргивает девиц, не уступающих места пожилому фронтовику; в бане, где собираются поболтать о жизни подружки Любки, и дома, куда Любка возвращается и кормит детей. И выходит, что нет на ней никакой особой вины. Живёт себе потихоньку. «Не страшно упасть, страшно не подняться» – эта немецкая поговорка про Любку, про многих героев Подлевских.

В рассказе «Ал-оо-у» автор рисует типаж, который вряд ли уже сможет подняться. Показывает готового нажиться на чём угодно и на ком угодно милиционера – бесчувственного мента Толю. Его пост на вокзале. Там и обворовывает пассажиров. Кого пьяного, а кого просто потому, что лицо не понравилось, ведёт на допрос… Только вот незадача: попался в лапы менту не какой-нибудь алкоголик, а приезжий врач-хирург Емельянов, возвращавшийся домой после сделанной операции. И не выдержал врач издевательств над собой, ударил милиционера. А потом, уже у себя в кабинете, вправлял вывихнутую ментовскую челюсть обратно. А Толя даже не понял ничего, не устыдился своего хамского поведения. Ещё и подумал: «… всё равно когда-нибудь он отомстит этому врачишке, подловит на чём-либо, заведёт дело…».

Случай, к сожалению, вполне реальный. Как и следующий, ставший основой рассказа «Надлом». В нём семиклассницу Лену Березину, девочку чистую, нежную, крадут и отвозят в качестве выплаты долга азербайджанцу Сурету. Чтобы шеф позабавился. «Шестёрки», идущие на это дело – русские парни. И для них, и для Сурета – это уже не в первый раз. «Особенно воспаляла его чужая северная кровь, чужой ненавистный край, возбуждала беспомощность, растерянность жертвы…». И Аллах не запрещает насиловать русских девочек. Но на этот раз жертва вдруг напоминает ему племянницу Лейли…

«С героями Подлевских всегда что-нибудь происходит, случается, – пишет в рецензии на одну из его книг Николай Пересторонин. – Но выбираются они, вернее выходят, с чувством собственного достоинства, обретённой в преодолениях силой».

Книга названа по рассказу «Воздастся», стало быть, именно его автор считает центральным. «Аккуратная девяностосемилетняя старушка» Александра Павловна Елькина, прошедшая войну, вырастившая троих детей, живёт себе тихонько. Переживает о детях, тоже уже пенсионерах, не хочет быть им обузой и мечтает умереть раньше, чтобы не видеть их смертей. Её обворовывает аферистка. Но вскоре после утраты денег Александра Павловна нашла обронённый «новым русским» золотой крест на цепочке. В старушке появляются новые силы: «До столетия оставалось жить три года. И она проживёт их, во что бы то ни стало… Кровь из носу, но выдюжит оставшуюся тысячу дней».

Главные герои рассказов (кажется, что я хожу рядом с ними каждый день, настолько они «живые») – простые хорошие люди – живут в полном грязи, тёмном, пошлом мире. Но мне, как читателю, хотелось бы верить, что мир вокруг добрый. В позиции автора чувствуется пронзительное желание торжества добра над злом, но мало добра показывает он в самой жизни.

Динамичный, простой язык писателя порой опускается до пошлости: жаргон, нецензурные слова (которые пишутся с троеточием). Возможно, автор стремится показать, как низко опустились люди, как «засорился» наш язык. Но, слыша постоянно эти слова везде вокруг себя, не хочется видеть их ещё и в книге. В книге, которая по определению должна учить добру.

Несмотря на внушительный список спонсоров, которых автор благодарит на последней странице книги, оформление её простенькое. И на полке рядом с другими книгами она теряется. Для писателя главное, конечно, чтобы не потерялось среди других то, что под обложкой. Но, к сожалению, большинство современных читателей, прежде всего, обращает внимание на яркую обложку, не замечая блёклого на библиотечных и магазинных стеллажах.

В апреле 2008 г. вышла новая книга рассказов Александра Подлевских «Гришка-рейхстаг». Опять не броская, но опять жизнеутверждающая. Новые сюжеты, новые герои, у которых будем учиться выживать в «тёмном мире», преодолевать несчастья, обретать силу и крепко стоять на ногах.

М. В. Кожевникова