Главная > Выпуск №13 > Из духовного звания (О...

Из духовного звания
(О. Иоанн Шерстенников)

Р. Я. Лаптева

Передо мной пожелтевшая тетрадь, заполненная разборчивым почерком, хотя и карандашом. Перечёркивания, поправки, недописанные слова свидетельствуют о том, что это черновики к заметкам, к письму, отправленному в библиотеку с. Рождественское Уржумского района примерно в 1971 г. Адресат – Мария Павловна Адонина, судя по газете «Кировская искра» № 122 – 1989 г., отправитель – Василий Иванович Шерстенников, работавший в областной библиотеке имени Герцена с 1930 по 1953 год, он же – старший сын настоятеля Вознесенского храма с. Рождественское. Сейчас можно дополнить те материалы, которые были собраны мною ранее, и представить священника во всей полноте.

Храм во имя Вознесения Господня в с. Рождественском Уржумского района

Из клировых ведомостей 1915 г. по Уржумскому уезду (ГАКО Ф. 237. Оп. 70. Д. 1535): «Церковь Вознесения Уржумского уезда Вятской епархии в с. Рождественском построена в 1820 г. тщанием священника Петра Савальского, строителя Михаила Сорокина и прихожан. Церковь каменная с каменной колокольней в одной связи. Престолов два. В холодной – во имя Вознесения Господня, в тёплой – во имя Рождества Богородицы и Святителя Николая Чудотворца. По штату при ней положены 2 священника, диакон, 2 псаломщика, просфирня. Священник Иоанн Алексиев Шерстенников – 49 лет. Из духовного звания. Недвижимого имения нет».

В биографических данных о. Иоанна, полученных от внучки М. А. Коноваловой и правнука В. Ю. Коновалова, а они в свою очередь ссылаются на воспоминания дочери священника Ольги Ивановны Машковцевой, – написано, что родился батюшка «в Елабужском уезде Вятской губернии в многодетной крестьянской семье между 1858 и 1862 гг.». Насчёт ошибки в происхождении – понятно. Даже детям нельзя было в советское время говорить правду. А дата рождения высчитывается просто – 1866 г. В записках В. И. Шерстенникова читаем: «По тому времени отец был достаточно образован, с широким кругозором… Несмотря на тяжёлое детство (рос сиротой), он при содействии неродного деда и старших братьев (Александр, Алексей, закончившие семинарию, Николай, работавший врачом в Шурме) окончил в 1882 г. 10 июня Вятскую духовную семинарию». Послужной список священника в клировых ведомостях начинается почему-то с 1889 г. А где же он был 7 лет? В тетради сына нахожу, что Иоанн Шерстенников по окончании семинарии «назначен псаломщиком к Николаевской церкви г. Котельнича, в 1889 г. перемещён на ту же должность в церковь с. Ивановское Котельничского уезда», с 8 мая 1890 г. он имеет уже священническую должность в с. Рождественском Уржумского уезда. К тому времени о. Иоанн женился на Клавдии Дмитриевне (девичья фамилия не прописана). Родилась она 10 мая 1870 г., т.е. моложе супруга на 4 года, окончила епархиальное училище для девиц из семей священнослужителей, видимо, Вятское.

Далее в послужном списке о. Иоанна Шерстенникова указано (клировые ведомости от 1915 г.): «заведовал делами благочиния 1-го округа Уржумского уезда 3 месяца, был депутатом на Нолинский духовный окружной съезд… три трёхлетия, депутатом на Епархиальный съезд в 1913 г., духовным следователем  по округу Уржумского уезда. Уволен от должности по прошению с выражением благодарности… Имеет крест в память 300-летия Романовых – 1913 г., медаль императора Александра III – 1894 г., медаль в честь 50-летия земства – 1914 г. Награждён набедренником – 1896 г., скуфьёю – 1900 г., камилавкой – 1905 г., золотым императорским крестом – 1914 г. Поведения отличного. Получает из казны 300 рублей, кружечных – 850 рублей, за уроки по закону Божьему – 120 р., сборы руги – 10 руб. О. Иоанн был почётным членом церковно-приходского попечительства при церкви». «Помимо церковных дел, – продолжает в своих заметках В. И. Шерстенников, – отец интересовался литературой, сельским хозяйством, медициной, событиями внутренней и международной жизни. Он любил русские народные песни, с удовольствием слушал музыку, записанную на граммофонные пластинки, или в исполнении на гармошке (в селе был музыкальный самородок «Ваня слепой»). Особый интерес он проявлял к вопросам естествознания. Вёл наблюдения над различными явлениями природы и ежедневно записывал их в своём дневнике… Надо сказать, что многие годы отец был внештатным корреспондентом Петроградской  гидрометеорологической обсерватории. У него в саду была оборудована элементарная наблюдательная станция, где стояли дождемер, ареометр, барометр, флюгер и др. приборы… Я помню, крестьяне очень часто спрашивали отца о предстоящей погоде, и он довольно точно определял прогноз… Он был хорошо знаком с управляющим Вятско-Волжского пароходства… Обычно П. И. Береснев ежегодно запрашивал отца, его мнения, когда ожидать замерзания или вскрытия реки Вятки».

В клировых ведомостях есть много разнообразных сведений, касающихся деятельности священника. Но главное его делание – совершать богослужения, духовно окормлять  свой приход, исполнять требы.

Поэтому в ведомости встречаем такие слова: «Книги, до церковного круга подлежащие, есть все. В церковной библиотеке находится книг, для чтения предназначенных, 320 томов». Не указано, сколько и каких деревень  составляло приход, зато начертано, что к Вознесенской церкви приписаны 2 часовни. Александро-Невская при Шумской мельнице, каменная, квадратная, в диаметре 5 сажен, построена в 1884 г. по указу Консистории. На празднество в честь иконы святителя Николая Чудотворца в мае сюда собирались богомольцы из Уржумского, Яранского и Малмыжского уездов, а икона на это время приносилась из Рождественского храма. Тихвинская часовня была построена в 1770 г. в деревне Сарды, там проходили празднования в честь иконы Тихвинской Божией Матери.

Отец Иоанн Шерстенников (примерно 1914–1916 гг.).

О. Иоанн окормлял и учебные заведения в ближайших сёлах. В ведомости записано: «Имеющиеся в приходе школы в с. Рождественском министерская смешанная, открыта в 1905 г., земская в дер. Сарды смешанная, открыта в 1912 г. и церковная в затоне Аркуль смешанная, открыта в 1914 г. Обучается в 3-х школах 195 детей. Церковной школе в Аркуле отпускается на содержание от Вятского пароходства 300 руб., на освещение, отопление, на сторожа – 200 руб., заведующий-священник Иоанн Шерстенников, законоучитель диакон Феодор Шишов и учительница Наталия Помыткина».

В семье священника на 1915-й г. перечисляется семь детей. Из них старший сын Василий в это время обучался на 2 курсе Казанской духовной академии, дочь Анна состояла учительницей земской школы, Мария обучалась в Елабужском епархиальном училище, Серафим и Ольга обучались в министерской школе. В. И. Шерстенников пишет, что отец всем детям старался дать образование. «У отца была порядочная библиотека. В ней были папины церковные книги, церковная литература, книги по вопросам сельского хозяйства, лечебная медицинская литература (например, Платен «Новые способы лечения»), популярные брошюры по естествознанию и др. В дореволюционное время отец выписывал газеты «Свет», «Колокол» (церковные), «Вятскую речь» или «Северное слово», журналы «Вокруг света», «Нива», «Родина» (с многочисленными приложениями), «Епархиальные ведомости», «Русский паломник». Этой библиотекой пользовались не только члены семьи, но и читатели из нашего села, служащие из Аркуля и др. … Мой отец был законоучителем. Когда я был лет 6-ти, школа помещалась в двухэтажном церковном доме. Вверху жила наша семья, а в нижнем этаже была школа. Это довольно просторное помещение… Припоминаю, что в зимние воскресные дни для крестьян проводились воскресные чтения с туманными картинами на темы исторические, географические, литературные и др. Чтения проводил или отец, или учительница Мария Ивановна. Народу собиралось очень много. Ведь в то время не было ни кино, ни радио, ни телевидения… После пожара 1900 г. … отец несколько лет «обивал пороги» перед уржумским земством, добивался средств на постройку новой школы. Строительство каменного здания было начато летом 1914 г. … Занятия начались уже с осени 1915 г. Я не помню ни одного случая, чтобы в отношении с другими людьми и членами нашей семьи он (отец) допускал какую-либо нетерпимость, раздражение и разговаривал на повышенных тонах. Напротив, всегда был выдержан, вежлив и доброжелателен. Среди своих прихожан (крестьян), а также служащих затона Аркуль он пользовался заслуженным авторитетом, и к нему относились с большим уважением. Это мнение могут подтвердить пожилые люди, хорошо знавшие моего отца».

В воспоминаниях В. И. Шерстенникова есть ещё подробный рассказ об ученике рождественской церковно-приходской школы Н. Г. Сормахе, о. Иоанн знал его как «способного и прилежного» сельского мальчика, «активного и любознательного» подростка, наконец, солдата-фронтовика, который «стал принимать активное участие в организации советской власти». И он спас Сормаха, предупредив, что богатеи хотят его «кокнуть». Возможно, даже прятал в подвале церкви, когда в селе появлялись то «степановцы», то «колчаковцы». И каждые куражились в селе, как хотели. По свидетельству младшей дочери И. А. Шерстенникова О. И. Машковцевой (материал предоставлен правнуком В. Ю. Коноваловым), «степановцы» вопреки обыкновению и не думали обижать священника. Правда, ими была конфискована вся домашняя птица, за которую они своеобразно и расплатились, наглушив в соседней речке рыбы и принеся её попадье.

Тот же источник сообщил, что летом 1919 г. батюшка был арестован карательным отрядом Вятско-Полянского ВЧК, но его отбили рабочие аркульского затона. «Инцидент имел местную огласку. У И. А. Шерстенникова нашлись защитники и в Уржуме, и в Нолинске. Священника оставили в покое».

Последние упоминания об о. Иоанне исследователи встречают в документах 1924 г., когда тот сидел в заключении в г. Уржуме.

Видимо, вскоре после этого он уехал в Елабугу. В телефонном разговоре внучка его М. А. Коновалова сообщила, что её в возрасте 7–8 лет (значит, в 1938 или 1939 гг.) возили к дедушке, и он ещё служил в церкви до 1940 г. Отошёл к Господу осенью 1942 или 1943 гг.

Да упокоится душа его с миром!