Главная > Выпуск №13 > Следственное дело протоиерея...

Следственное дело протоиерея города Орлова Вятской губернии Михаила Тихоницкого

Введение

В последние годы Русская Православная Церковь свидетельствует о соборном предстательстве за своих чад святых мучеников и исповедников Христовых, предстоящих пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах (Откр. 7.9), их подвижническая жизнь и мученический подвиг сохраняются в памяти верующих для назидания будущих поколений, чтобы их похвала... во Христе Иисусе умножилась через святых, которые соделались жертвою за жертву и служение веры (Флп. 1, 26; 2, 17). По словам Святейшего Патриарха Алексия II, «двадцатое столетие — особое время в жизни Русской Церкви. Это эпоха невиданных гонений за веру, по своим масштабам, циничности, коварству и жестокости превосходящих все, что когда-либо выпадало на долю последователей Христовых».

В предлагаемой публикации читатель познакомится с архивными документами, свидетельствующими о непобедимости христианского терпения и мужества, незыблемого стояния в любви Божией протоиерея Казанского собора города Орлова Вятской губернии Михаила Тихоницкого. Синодальная Комиссия по канонизации святых, рассмотрев благочестивую жизнь и пастырское служение отца Михаила, и, приняв во внимание архивные документы следственного дела по обвинению его в контрреволюции, засвидетельствовала его мученический подвиг, причислив к лику новомучеников и исповедников Российских.

Комплекс документов следственного дела протоиерея Михаила Тихоницкого по объёму материалов уникален, так как не ограничивается только освещением следствия в отношении священника. Документы, собранные в деле, отражают определённый этап борьбы большевиков с церковью, дают колоссальный материал для изучения проблемы взаимоотношений власти и церкви на самом переломном этапе истории. По материалам следствия открываются многие ранее малоизвестные и неизвестные факты из истории Церкви и государства, не отражённые в других источниках.

Новизна следственного дела для отечественной науки как исторического источника, неразработанность методики его источниковедческого исследования, особые условия и задачи создания такой документации заставляют подходить к использованию содержащейся в нём информации с повышенным требованием соблюдения принципов объективности, несмотря на всю трудность объективного прочтения и интерпретации сфабрикованных обвинений.

Приступая к характеристике дела, следует отметить, что системой судебно-следственных документов, которые откладываются в следственном деле, считаются документы, образующиеся в деятельности учреждений, проводящих следствие и суд, и содержащие информацию обо всех решениях и действиях, предпринятых участниками во время следствия, а также фиксирующие ход судебного разбирательства и решение суда. В целом, как видно из следственного дела отца Михаила, система судебно-следственных документов советского периода, как она определялась Уголовным Кодексом 1937 г., к началу 1918 г. ещё не сложилась и находилась в стадии становления.

Дело состоит из 2-х частей, созданных в ходе следствия. Обе части носят следы неоднократной систематизации, перенумерации, расшивки и переплёта, что нарушило хронологическую и тематическую последовательность документов дела. Эти обстоятельства побудили осуществить частичную реконструкцию делопроизводственной последовательности на основе хронологического принципа.

Состав входящих в следственное дело документов не многообразен по видам и функциям. Преимущественно в деле отложились документы Военно-Революционного Трибунала Орловского Уездного Совета Крестьянских и рабочих депутатов в городе Орлове, проводившего предварительное следствие; документы судебного процесса по делу священника Михаила Тихоницкого в феврале 1918 г., а также документы Орловской Уездной Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией. Материалы, приобщённые к делу в качестве документальных вещественных доказательств, представлены только в виде типографского оттиска послания Патриарха Московского и всея России Тихона от 19 января 1918 г. В деле имеется также прошение Тихоницкой (дочери) об освобождении отца Михаила из заключения.

Патриарх Московский и всея России Тихон

Основными документами, характеризующими этапы следствия и решения по нему, являются: постановления следователей о предъявлении обвинения, о производстве следствия, о привлечении к судебной ответственности, о домашнем аресте, об избрании меры пресечения; протоколы допросов обвиняемых и свидетелей, обыска, выписки из них; ордера на арест и обыск; повестки в трибунал, расписки и другие.

Особую ценность представляют протоколы допросов, являющиеся основным источником, демонстрирующим позицию протоиерея Михаила Тихоницкого, допрашиваемых свидетелей, раскрывающим весь драматизм коллизий, абсурдность и несостоятельность обвинений. Во всех случаях следует очень осторожно относиться к содержащейся в протоколах информации и подвергать её всесторонней проверке. Допросы фиксировались следователем конспективно, но стилистика указывает на дословность записи ответов отца Михаила, поэтому можно говорить об их частичной достоверности, тем более, когда ответы подписаны им собственноручно. Тем не менее, при разборе ответов допрашиваемого необходимо учитывать оказываемое на него влияние условий и обстоятельств допроса.

Необходимо отметить крайнюю тенденциозность обвинительных документов, свойственную заданность не только терминологии «чёрная рать», «дармоедничали на народной спине» и т.п., но и политических оценок, которые заимствуются не из реальных событий, а из директив центра. Такой характер источника являлся следствием стремления уездных чекистов соответствовать «политическому заказу» центральной власти. Кроме того, учитывая неточности, допущенные в документах, непременно следует подвергать проверке изложенные в них факты. Но в целом ценность данного вида источника позволяет увидеть целый пласт жизни страны в момент одного из самых ожесточённых периодов борьбы с Церковью, определить роль власти в выработке и проведении политики в отношении к духовенству.

Священник Андрей Дудин

Под грифом «ОЦ»

«ОЦ» – на языке архивистов – это особо ценное дело. Под таким грифом хранится в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области следственное дело священника отца Михаила (Тихоницкого Михаила Петровича), причисленного в 2000 г. по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к лику священномучеников Российских. Оно очень невелико, всего 32 листа, причём несколько из них попали в дело случайно, и к следствию по делу отца Михаила не относятся (в публикации мы их опускаем). Относятся все публикуемые документы (кроме заключения о реабилитации) к 1918 г. – от января до 20 сентября, поставившего страшную точку в деле. Это время, когда отношения между Церковью и государством обострились до предела. Пришедшие к руководству страной большевики соединили свою борьбу за власть и уничтожение старого строя с борьбой против Русской Православной Церкви, которая a priori стала идеологическим противником.

19 января 1918 г. публикуется воззвание Патриарха Московского и всея России Тихона, потрясённого бесчинствами новой власти. Ответ прозвучал через несколько дней: 23 января вышел Декрет Совета Народных Комиссаров об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Далее – жестокие репрессии вплоть до расстрела против тысяч священников, монахов и мирян. Попали под этот молох и вятские священники, в том числе и отец Михаил. Возможно, что на довольно мягкий первоначальный приговор (в феврале это было просто общественное порицание) в отношении его повлияло то, что 27 февраля, накануне заседания Орловского ревтрибунала, в печати было опубликовано заявление вятского духовенства о невмешательстве в дела гражданской власти, которое гласило: «Не считая себя вправе вмешиваться в направление деятельности гражданской власти… обязуемся предложить духовенству Вятской епархии не вести с кафедры Церкви противоправительственной агитации и вообще политической агитации, и ни в коем случае не вмешиваться в дела гражданского управления»1.

После февраля отец Михаил продолжал служить Богу, Церкви и людям и ни в чём противоправительственном за последующие полгода замечен не был. Поэтому полной неожиданностью для него был второй арест – 8 сентября, когда священника настиг новый виток «красного террора».

Летом по России, да и по Вятской губернии, прокатилась волна крестьянских выступлений, вызванных в основном введением продразверстки, когда крестьяне обязаны были сдавать не только излишки хлеба, но и необходимые запасы, причём часто не только по твёрдой цене, но и «в долг». Кроме того, к августу к Вятке приблизился фронт. 2 августа в губернии было введено военное положение. Близкие военные действия вызвали соответствующую реакцию властей.

Казалось бы, роль старого уездного священника во всех этих событиях весьма незначительна. Но в ЧК из уездов поступают сообщения: «Крестьяне верят попам как никому…» А 24 августа 1918 г. выходит постановление Народного Комиссариата Юстиции о проведении в жизнь декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». Скорее всего, его вторичный арест, а затем и расстрел – это превентивная мера, боязнь авторитета священника.

Следственное дело состоит из двух частей: первая относится к следствию и осуждению по делу Военно-революционным трибуналом Орловского уездного Совета, относительно либерально отнесшегося к обвиняемому священнику, а второе – с судебно-следственными документами Вятского отделения Чрезвычайной комиссии при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией на Чехословацком фронте, вынесшей за те же самые деяния суровый смертный приговор. И в том, и другом случае следствие велось весьма упрощённо: в деле лишь два допроса самого обвиняемого, совсем нет показаний свидетелей. Не потребовалось и никаких хитроумных экспертиз для установления истины, да и обвинение  сформулировано так, что относится оно как бы не конкретно к самому обвиняемому, а к духовенству в целом.

Мы предлагаем читателю увидеть своими глазами ход следствия и осуждения отца Михаила. Здесь документы говорят с такой силой, что не нуждаются в пространных добавлениях к их свидетельству.

Следственное дело по примеру других подобных публикаций (как «Следственное дело Патриарха Тихона». М,, 2000) публикуется полностью.

В деле листы расположены хаотично, не по хронологии и логике событий. Мы же расположили их последовательно, чтобы яснее можно было представить себе ход событий, поэтому нумерация листов не совпадает с порядковыми номерами публикуемых документов. Приводим их перечень, а так же копии документов, как текстовые, так и электронные.

- Обложка судебно-следственного дела Военно-революционного трибунала Орловского уездного совета крестьянских и рабочих депутатов2

Обложка судебно-следственного дела военно-революционного трибунала Орлов-ского уездного Совета крестьянских и рабочих депутатов. 1918 г.

- Опись документов судебно-следственного дела Военно-революционного трибунала Орловского уездного Совета крестьянских и рабочих депутатов
- Воззвание патриарха Московского и всея России Тихона
- Выписка из протокола II съезда Орловского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов
- Протокол допроса обвиняемого Михаила Тихоницкого
- Обвинительный акт
- Постановление № 31 следственной комиссии при Военно-революционном трибунале Орловского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов
- Расписки в получении повесток о явке в трибунал
- Протокол заседания революционного трибунала Орловского уездного Совета солдатских, крестьянских и рабочих депутатов
- Приговор революционного трибунала Орловского уездного Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов
- Обложка судебно-следственного дела Орловской уездной чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем
- Ордер № 64 Вятского отделения Чрезвычайной комиссии при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией на Чехословацком фронте на производство обыска
- Протокол о производстве обыска в доме священника Михаила Тихоницкого
- Ордер № 117 Вятского отделения чрезвычайной комиссии при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией на Чехословацком фронте на производство обыска
- Протокол о произведении обыска в доме гражданина Прокопия Семёновича Фокина
- Протокол допроса отца Михаила Тихоницкого по обвинению в контрреволюционной деятельности
- Прошение в Орловскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией от гражданки города Орлова Тихоницкой
- Постановление чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией при Совнаркоме на Чехословацком фронте
- Записка во фронтовую Орловскую чрезвычайную комиссию
- Сообщение в чрезвычайную комиссию о расстреле священника М. Тихоницкого
- Сопроводительная записка № 390 Военно-революционного трибунала Орловского уезда Вятской губернии в Вятское отделение Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией на Чехословацком фронте
- Заключение о реабилитации в отношении Тихоницкого Михаила Петровича

Опись бумагам, находящимся в деле3
№№ п/п Название бумаг На которых
листах
1 Следственное производство 1-5
2 3 расписки в получении повест[ок] 6-8
3 Протокол заседания трибунала 9-10
4 Приговор В.[оенно]- р.[еволюционного] трибунала 11
5 Обвинительный акт 12
6 Постан.[овление] след.[ственной] ком[исс]ии
В.[оенно]- р.[еволюционного] трибун[ала]
13
7 Протокол допроса 14

 

Воззвание патриарха Московского и всея России Тихона4

19 января 1918 г.

Смиренный Тихон Божию милостию патриарх Московский и всея России

Возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской

Да избавит нас Господь от настоящего века лукавого (Галл. 1,4)

Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово, и вместо любви Христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.

Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним; ежедневно доходят до нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чём не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И всё это совершается не только под покровом ночной темноты, но и вьявь при дневном свете, с неслыханною доселе дерзостию и беспощадной жестокостию без всякого суда с попранием всякого права и законности – совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей отчизны: и в столице и на отдалённых окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.).

Все сие переполняет сердце наше глубокою болезненною скорбию и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прощения по завету Св. Апостола «согрешающих пред всеми обличай, да и прочие страх имут» (1-е Тим. 5, 20).

Опомнитесь, безумцы, прекратите Ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите Вы, не только жестокое дело, это – поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной.

Властию, данной нам от Бога, запрещаем Вам приступать к тайнам Христовым, анафематствуем Вас, если только Вы носите ещё имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной.

Заклинаем и всех Вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «изьмите злаго от Вас самих» (1 Кор. 5, 13).

Гонение жесточайшее воздвигнуто и на Святую Церковь Христову: благодатные таинства, освящающие рождение на свет человека, или благословляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужными, излишними, святые храмы подвергаются или разрушению через расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московского), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде), чтимые верующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви Православной и подготовлявшие пастырей Церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в рассадники безнравственности.

Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законной волею самого народа… И, наконец, власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и в частности над Святою Церковью Православной.

Воззвание патриарха Московского и всея России Тихона

Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить это наступление на неё врагов неистовых?

Зовём всех Вас, верующих и верных чад Церкви: встаньте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей.

Враги Церкви захватывают власть над нею и её достоянием силою смертоносного оружия, а Вы противостаньте им силою веры Вашей, Вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного права, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной.

А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовём Вас, возлюбленные чада Церкви, зовём Вас на эти страдания вместе с собою словами Святого Апостола: «кто ны разлучит от любве Божия? Скорбь, или теснота, или гонение, или гладь, или нагота, или беда, или меч?» (Римл. 8, 35).

А Вы, братие, Архипастыри и Пастыри, не медля ни одного часа в Вашем духовном делании, с пламенной ревностию зовите чад Ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твёрдо уповаем, что враги церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: «Сосижду Церковь Мою и врата ядова не одолеют ей».

Тихон, Патриарх Московский и всея России.
Московская Синодальная Типография, 1918 г.

Выписка из протокола II съезда
Орловского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов

15 (2)5 февраля 1918 г.

II съезд Орловского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов, заслушав внеочередное заявление тов.[арища] Жигалова6 о явно контрреволюционной деятельности священника гор.[ода] Орлова Михаила Тихоницкого, выразившейся в произнесении проповеди7 15 (2) февраля т.[екущего] г.[ода] в соборе8 о неподчинении Советской власти; проповеди, в которой он предавал анафеме всех, борющихся за интересы трудящихся, Совет, основываясь на п[ункте] 5 декрета Народных Комиссаров о свободе совести9, постановил: подвергнуть священника Михаила Тихоницкого домашнему аресту с передачей дела в следственную комиссию до суда Военно-революционным трибуналом.
Председатель съезда Советов – подпись.
Секретарь – подпись.
Настоящее постановление выслушал – Тихоницкий.

Протокол допроса
обвиняемого Михаила Тихоницкого

15 (2) февраля 1918 г.

Председатель следственной комиссии при Военно-революционном трибунале Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов [Дмитрий] Киселёв произвёл настоящий допрос священника10 гор.[ода] Орлова Михаила Тихоницкого, обвиняемого в контрреволюционных деяниях.
При допросе священник11 Михаил Тихоницкий показал: «Я действительно священник12 Михаил Петрович Тихоницкий читал в соборе послание Московского Патриарха Тихона 15 (2) февраля сего года. Читал я это послание, исполняя приказание своего духовного начальства. Кроме того, это послание я понимаю так, что с помощью его я могу говорить и проповедовать гражданам о мире, о мире между людьми как братьями13.

Выписка из протокола II съезда Орловского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов от 15 (2)8 февраля 1918 г.

Иначе понимать это послание как стремление к миру между людьми я не могу. Больше я сказать ничего не могу.
Прот[оиерей] М.[ихаил] Тихоницкий.
Председатель следственной комиссии Дм.[итрий] Киселёв.
За члена: Береснев.

Обвинительный акт

[Не позднее 28 февраля 1918 г.]14

15 (2) сего февраля в местном соборе протоиерей Тихоницкий прочитал прихожанам послание Патриарха Тихона, направляющее население против власти Советов. С тех пор, как народ сделал Церковь свободной, отделил Церковь от государства15, лишил пастырей Церкви в шёлковых рясах, крестах и орденах, так мало походивших на прежних своих предшественников бедных рыбаков-апостолов, их привилегий, духовенство заволновалось и во главе с их старшим собратом Патриархом Тихоном повело борьбу против народа. Оно повело себя не так, [как] подобает большой, организованной, обладающей верой в будущее единой семье, а так, как повёл бы себя при расчёте уволенный на покой чиновник. Посягнули на их богатства – монастыри, лавры, в которых сотнями лет дармоедничали на народной спине сытые монахи, в их лавры напустили инвалидов и детей бедных рабочих. Всё это преисполнило сердце духовенства такой злобой, что они решили призвать к себе на помощь паству. Во имя свободной Церкви Патриарх Тихон в алмазной митре, в золотых одеяниях, с толпой народа, состоящей из женщин и стариков, устраивал крестные ходы. Покинули в тот день «князья лавры» свои мягкие чертоги и с хоругвями и иконами совершали шествие по улицам Петрограда. Теперь в церквах часто устраивают проповеди, где пастыри Церкви выступают с человеконенавистническими речами. Наши пастыри призывают нас к борьбе против народа под знаменем якобы поруганной Церкви. Недавнее прошлое кровавым языком говорит, о какой свободе хлопочет чёрная рать. Протоиерей Тихоницкий обвиняется за чтение погромного послания Тихона. В послании Патриарх Тихон направляет народ против Советов. В одном месте послания говорится: «власть, обещающая водворить на Руси право и правду, проявляет всюду только разнузданное своеволие и насилие». Послание кончается призывом встать на защиту попранных прав Церкви. Протоиерей Тихоницкий на допросе сказал: «Это послание я понимаю так, что с его помощью я могу говорить и проповедовать гражданам о мире». В то же [время], как это послание дышит одною только злобой.
Усматривая в действиях протоиерея Тихоницкого признаки контрреволюционности, В[оенно]-революционный комитет Орловского Совета привлекает протоиерея Тихоницкого по пункту 1а инструкции Революционному трибуналу к законной ответственности.
Председатель Трибунала – подпись.
Секретарь – подпись.

Постановление № 31
следственной комиссии при Военно-революционном трибунале Орловского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов

18 (5) февраля 1918 г.
Г.[ород] Орлов

17 (4) февраля 1918 г. следственная комиссия при Военно-революционном трибунале Орловского уездного Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов в составе председателя Дмитрия Киселёва и членов Ивана Овчинникова и Василия Воробьёва, произведя допрос протоиерея г.[орода] Орлова Михаила Тихоницкого, обвиняемого в контрреволюционной деятельности, усмотрела из произведённого допроса, что протоиерей Михаил Тихоницкий, согласно пункта 5 декрета Совета Народных Комиссаров о свободе совести 19 подлежит к ответственности по пункту 1а инструкции Революционного трибуналу, и потому постановила: дело передать в Революционный трибунал.
Председатель следственной комиссии Д.[митрий] Киселёв.
Члены: Овчинников16.

Расписки
в получении повесток о явке в трибунал

№ 1

[Не позднее 28 февраля 1918 г.] 17

Повестку на имя о[тца] Михаила Тихоницкого о явке в помещение Орловского уездного съезда на 28 (15) февраля 1918 г. получил.
Прот.[оиерей] М.[ихаил] Тихоницкий.
Повестку вручил Виктор Фокин.

№ 2

[Не позднее 28 февраля 1918 г.]18

Повестку на имя19 о явке в помещение уездного съезда в г. Орлов[е] на 28 (15) 1918 г. получил дня20 1918 г.
За неграмотного расписался – подпись.
Повестку вручил Лав. Шубин.

№ 3

24 февраля 1928 г.

Повестку на имя Фёдор[а] Григорьев[а] Залужьев[а] о явке в помещение уездного съезда в г.[ороде] Орлов[е] на 28 (15) 1918 г. по делу свидетеля получил 24 (11) дня 1918 г.
Залужьев.
Повестку вручил21.

Продолжение