Главная > Выпуск №12 > * * * Письма за 1913 год...

* * *

Письма за 1913 год – последние из сохранившихся дореволюционных. Пишут в Санкт-Петербург младшие братья и сестра Вера, шлёт сообщения из Орлова и маменька.

1.04.1913 г.

Здравствуй, Каля! Конспект по истории, который мне надо, издаётся и в Москве. Книжный магазин И. Дейбнера. Фуркасовский переулок, дом Обидиной. Если найдёшь такой, то покупай. Конспект по географии, я недавно узнала, есть в Вятке в библиотеке Ончукова, и я хочу теперь выписывать из Вятки. Карточка твоя, Каля, ещё до сих пор не приехала в Орлов. У тебя в корзине я видела задачник по геометрии, так нельзя ли им попользоваться. Мы решаем по геометрии сейчас задачи на вращение тел, а в геометрии нашей таких задач нет. Скоро пойдёт на реке лёд, вчера он уже немного подвинулся. Река Воробьиха освободилась совсем ото льда и разлилась. Вчера целый день свистели пароходы. Сегодня 1 апреля, но нам, семиклассницам, теперь не до шуток. И ещё, в первый раз мы за все 7 годов в этот день никого не обманывали.

Вера

2.04.1913 г.

Здравствуй, Каля! Вчера у нас в 3 часа тронулась река, а сегодня в девять часов очистилась. Можно кататься на лодке, вода сильно прибывает. Погода стоит плохая, идёт дождь. В воскресенье в 9 часов утра ушёл лёд от Истобенска, а между Котельничем и Соколками давно ходят пароходы. «Котельнич» и «Почётный» совсем готовы в путь, поднялись до Воробьихи и ждут большого разлива, чтобы войти туда. Мама, Женя и Лёлика ходили смотреть на них. Мы будем писать на Пасхе чаще письма, чтобы не было тебе скучно. Мы теперь говеем, говеть будем три дня со вторника. Из Вятки получили письма. Из 3, 4, 5-х классов выбирают учеников, которые обучаются сокольской гимнастике и поедут летом в Петербург на высочайший смотр.

Сергей Моралёв

Приписка Веры: Каля, конспект по истории надо книгоиздателя Козмана в Одессе. Я тебе в том письме написала неверно.

Примечания

Говеть – соблюдать пост.

15.04.1913 г.

Здравствуй, Каля! Погода у нас стоит плохая, идет дождь. Старую лодку мы оставили до тебя, а маленькую красить не будем. Курицы несутся хорошо, к Пасхе нанесли 37 яиц. Вода нынче очень маленькая, так что озёра не сливались. Теперь вода сильно спадает. Из рыболовных снастей купи 2 лесы пеньковые, кручёные, натуральные, извита 1-я № 4 и 2-я № 5, длины по 25 аршин, искусственную жилку по 8 аршин № 1 стоимостью 10 коп.

 Серёжа

Здравствуй, Каля! Как поживаешь? Мы на старой лодке посадили две заплатки: одну – на корме, а другую – на боку. Последнюю плохо прибили гвоздями, потому что дно плохое. Вколотишь гвоздь – он выскочит. А на корме посадили крепко.

 Коля

21.04. 1913 г.

Здравствуй, Каля! Карточку твою получили. Как ты провёл Пасху и последнюю неделю? Ездил ли в город? Спасибо за конспект. У нас ученье кончится 4 мая, а отпустят на лето 1 июня. Сколько экзаменов ты будешь сдавать нынче? На Пасхе здесь погода была холодная, даже несколько раз выпадал снег, и я почти всё время сидела дома. Только в первый день Пасхи ходила на берег. Речка разлилась порядочно, так что все луга за рекой затоплены, и по ним можно ездить на лодке. Серёжа говорит, что вода дошла до Спасова болота, но я ему не верю, он всегда прибавляет. Есть ли теперь цензура на книги? Я спорю с Серёжей. Первый экзамен у нас будет 7 мая, а последний – 31 мая.

Вера

24.04.1913 г.

Христос Воскресе! Каля, прости, я долго тебе ничего не писала. Получил ли ты денег 10 руб. Почему ты ничем не отметил Пасху, почему ничего не купил себе поесть получше. Я всё стряпаю и кормлю всех ребят. Скоро ли ты будешь дома? Папа велит купить ему две лески недорогих. Разлив на реке ныне большой, и вода разлилась по лугам за лесом против города. Погода здесь такая с третьего дня Пасхи, как зима. Выпало порядочно снегу и крепко застыло. В валенках ходим и сидим дома. Всё потому, что холодно. К Пасхе дядя Саня послал нам денег на гостинцы. Серёжа смолил лодку очень уж хорошо, и сам весь выпачкался, и Лёлика и Женька все перепачканы. Пароходы ходят давно, а из Вятки к нам никто не едет.

М. Моралёва

7.05.1913 г.

Здравствуй, Каля. Сейчас я пришла с письменной словесности. Тема была «Да, жалок тот, в ком совесть не чиста» (по драме «Борис Годунов»). Завтра, т. е. 8 мая, будет письменная алгебра, 10 – геометрия и 11 – арифметика. У Коли нынче экзаменов нет, а у Серёжи 4 экзамена: 15 мая – русский письменный, 16 – арифметика, 20 мая – география и 24 – русский. В 6 классе в реальном на словесности была тема «Личность Петра Великого по произведениям Пушкина». В нашем классе до экзаменов не допущена только одна ученица. Каля! Ты говоришь, что во время экзаменов надо как можно раньше ложиться спать, а учительница по гигиене у нас говорит: «Во время экзаменов вставайте в 7 часов, а ложитесь в 12 часов». Мы совершенно не думали, что по словесности будет эта тема, а думали, что будут или из «Ревизора», или из «Мёртвых душ».

Вера

21.06.1913 г.

Здравствуйте! Мама, Александр, Миша, Нина, Каля и Герман, уведомляю, что Вера и Пека приехали благополучно домой в три часа утра. Очень довольны самой поездкой. Вера так ещё не нагостилась, а поехала из-за Пеки. Он запросился домой. Как здоровье Германа, поправляется ли он?...

Скоро приедет Каля. Сегодня началась ярмарка, мы ходили покупать игрушки, и теперь у нас свист стоит от свистулек.
Миша, приезжай к нам, мне не собраться.

М. Моралёва

Примечания

Миша – брат М.И. Моралёвой.

30.06.1913 г.

Каля! Сейчас получили твоё письмо. Пристань стоит всё на том же месте, на перекате воды три четверти. Вчера пароход «Иван» сверху опоздал на 20 часов. Лодку спустили давно и сдали, бежит, но не больно. Собираются поехать в Вятку Серёжа и Коля. Серёжа вот третий день и ночь живет за рекой в избушке с другими товарищами. А Коля не может его дождаться, чтобы ехать в Вятку. Здесь часто бывают дожди, не нужно ничего поливать, все растёт хорошо. Серёжа приезжает каждый день за провизией – и опять за реку. На рубашки я купила, но ещё не сшила, а кальсоны давно готовы, стану шить и рубашки. В огороде ещё ничего не поспело. Огурцы цветут, картофель, наверное, уже есть, но я ещё не копала. Поклон дяде Сане, маме и Мише.

М. Моралёва

26.09.1913 г.

Здравствуй, Каля! Через неделю будем уже давать уроки по истории. Историчек много – 18 человек, так что уроки отнимут много времени. Словесниц – 10 человек, математичек тоже человек 10 и географичек – 5 человек. Географички очень недовольны своей учительницей, говорят, что она на уроках сидит, как зверь, и хотели отказаться 2.IХ, но уже опоздали. Вчера занималась с нами Нина Шпак, знакомила с печатной и письменной буквой «Ш». В октябре думаем устроить спектакль. Но ученицы действуют как-то не единодушно. Вчера, например, собирались выбирать пьесу, и из 43 учениц было всего 15. И потом будут говорить, что не спросили их согласия. Напиши, Каля, когда-нибудь мне письмо по моему адресу, т. е. в гимназию.

Вера

7.10.1913 г.

Здравствуй, Каля! Дождался ли ты открытия столовой, наверное, совсем ты заморил себя. Мы здесь пьём, едим и живём спокойно. Завтра здесь начнётся призыв. Папа говорил с Рябининым насчёт призыва. Он говорит, что льгота, какая есть теперь, не потеряется и потом. Хотя бы ты взял отсрочку, льгота останется та же.

У нас здесь 27 сентября началась зима, очень скоро что-то. Вдруг понадобились валенки и рукавицы. Квартира у нас стоит пустая, никто не смотрит. Боимся, как бы не осталась так всю зиму. 6 октября в реальном был вечер, Вера ходила и говорит, что танцевала. Серёжа играл на альте кое-что, Коля получил похвальный лист и гостинцев.

М. Моралёва

12.10. 1913 г.

Здравствуй, Каля! Что ты подумал о моей просьбе? Шпак – ученица из нашего класса. У нас желающие могли давать предпрактические уроки в 1 приготовительном, вообразив, что восьмиклассницы – ученицы 1-го приготовительного. Вот Шпак и давала урок на ознакомление с буквой «Ш». Учениц, особенно способных по одному какому-нибудь предмету, нет. Так, вообще способные – Шпак, Канаева, Адеркас, Батухтина. Дальше учиться собирается человек 10. Серёжа играл на альте, баритоне, теперь на теноре начинает. Вчера сидела на Законе Божием в 1 отделении. Законоучитель задаёт, по-моему, очень трудные для 1 отделения вопросы. Кто такой Бог, что такое молитва, почему Ангелы называются святыми, будет ли конец миру? Вчера он спросил: «Из чего состоит человек?» Ученица ответила: «Из души». – «А ещё что есть в человеке»? – «Кишки». У Мини таких вопросов не задают, а учат.

Пиши, куда хочешь.

Вера

Примечания

У Мини, т. е. в классе у Миши, младшего брата.

19.10.1913 г.

Здравствуй, Каля! Очень жаль тебя, потому что приходится тебе питаться столько времени холодной пищей. Вася Лугинин не рекрут, а ратник. Льгота у него первого разряда, и таких зачисляют в ратники. Счётчик к нам ещё не поставили. Да и воды долго ещё не будет, потому что ключи, из которых должна идти вода, с прокопами куда-то упустили, и вода ушла неизвестно куда. Теперь не знаю, как они её снова найдут. Бетонный пол цел, но мне он не нравится. Печка так ничего бы, но плита мало пригодна. Потому что от неё угар. Вятка застыла 16 и 17 числа, и по ней ходят, снегу прибывает каждый день Коля ходит на речку с коньками, а у Серёжи не в чем. Из Палаты послали пособие 20 руб. на воспитание детей.

До свидания.

М. Моралёва


23.10.1913 г.

Здравствуй, Каля!

Вечер будет 21 ноября. Предполагается поставить из «Бориса Годунова» «Сцену у фонтана», «Девичник» и балет какой-то из «Пиковой дамы». Концертного отделения не будет, хотя были уже 2 сыгровки. И я, между прочим, достала шестиструнную балалайку. С 23 октября я дежурю в 1 параллельном классе. Дежурство продолжается месяц. Прошла уже целая четверть, а мы по Закону Божию только читаем Апостола да Евангелие, т. к. не пришли книги. Будем учить методику Закона Божия, вероучение и нравоучение и ещё давать уроки. Отметки нам выводят за полугодие. Теперь хотя и спрашивают, но отметки не ставят. За практические уроки тоже не ставят, а говорят на словах, например, удовлетворительно, хорошо и т. п. Вчера вечером я заводила свои часы и провернула. Теперь они стоят, и я не знаю, что с ними делать. Ты разве не получил моё письмо?

Вера

г. С.-Петербург
Лесной корпус, Гражданка,
Кузнецов пер., д. № 9
Студенту Аркадию Константиновичу
г-ну Моралёву
 27.10.1913 г.

Здравствуй, Каля!

У меня вышла одна тройка по русскому языку. У нас в училище завелись новые порядки, каждый праздник нас водят к всенощней или к обедне. Я накопил денег 1 р. 50 копеек. Здесь всё была грязь, но вчера и сегодня был небольшой мороз. Даже застывала Вятка, и я несколько раз катался на коньках, но потом опять растаяло.

Коля

Здравствуй, Каля. Получил 2 двойки по истории и географии, надеюсь исправиться. Я немного простудился и хвораю, 2-й день болит голова. Погода у нас стоит замечательная. Напал снег, почти застыла река, и я даже катался на лыжах, но наступила оттепель – и все растаяло. Играю на теноре. Сделал новый парус побольше и уже ездил дальше Зендинки. За рекой после того, как увезли лодку, бывал. На коньках не катаюсь.

Сергей

15.11.1913 г.

Здравствуй, Каля! Я думаю, что тебе трудно живётся, много занятий да и плохо питаешься. Мало у тебя денег. Ты бы хотя попросил, и мы бы немного послали. Квартиру накануне сдали Опарину, который торгует обувью. Семья большая, да что уж делать, надоело. Долго стояла пустая, пустили по 15 руб. в месяц. Сообщаю тебе, Каля, ноября 6 числа вечером у меня родилась дочь и твоя сестра, крестили 12 числа, имя дали Нина. Крёстная Вера, а Коля – крёстный. Прислугу я взяла женщину, живет с 22 октября, умеет печь хлеб и что-нибудь приготовить и стирать белье. Жалованье 3 рубля без огребки, а огребать нанят мужик. Погода стоит удивительная. Вставший лёд ушёл, стояло потом тепло, шло много дождя. Вода сильно прибыла, больше сажени поднялась.

На днях прошёл пароход, взял с Воробьихи пристань и ушёл в Иловатку. А последние два дня идёт лёд. Откуда он, кто его знает. Дороги нет. Управа обещает, что скоро Орлов освещать будут электричеством, построят и водопровод.

М. Моралёва

19.11.1913 г.

Здравствуй, Каля!

Пишу тебе на дежурстве за уроком арифметики, совсем времени нет. Придёшь после 5-го урока домой, пообедаешь и тотчас в гимназию. То на спевку, то на сыгровку или пихту вязать, цветы делать до 8 часов вечера. Вчера была генеральная репетиция, а 17 ноября вечер. Концертное отделение будет. На гитаре научилась играть два вальса (названий не знаю), а на балалайке краковяк, лезгинку, марш Наполеона, вальсы «Русалка», «Над волнами», «Ожидание». Дежурная – помощница классной дамы. Она смотрит за тем, чтобы класс проветривался, если не придёт преподаватель, она читает книгу или занимается с ними сама по какому-нибудь предмету, объясняет задачу, если они не поняли. За большой переменой следит, чтобы никто не сидел за партой и т.п.

Вера

4.12.1913 г.
С.-Петербург
Лесной корп., д. 4
Студенту Аркадию Константиновичу Моралёву

Здравствуй, Каля! Вечер с 21 на 17 перенесла начальница. (У нас с ней неприятности чуть не с начала года). На вечере не танцевала. Ты спрашиваешь: «С какой целью устраивался вечер?» Но такой вечер разрешается устроить восьмиклассницам, и, конечно, каждый 8 класс устраивает его, т.к. очень интересно ведь приготовляться и повеселиться хочется. Какой, Каля, ты недогадливый. Ведь можно было догадаться, где я научилась играть вальсы и т.п., потому что я писала, что почти каждый день хожу на спевки и сыгровки. На вечере выручили 115 руб., почти всё за программы. Погода у нас тёплая, речка против города не застыла, переезжать через неё можно 7-ю верстами выше Орлова. Читаешь твоё письмо, Каля, и только удивляешься, как тебя везде бесплатно пускают.

Вера

Аркадию Константиновичу Моралёву защитить диплом не пришлось из-за октябрьских событий 1917 г. Во время летних вакаций (каникул) он устроился на работу в Вятское речное пароходство. Там вновь встретился с Марией Тороповой, которая училась на Бестужевских курсах в Петербурге в одно с ним время. В октябре 1917 г. состоялось венчанье. Связи с семьей, с родителями не прерывались.

Из Орлова в Вятку
25 августа 1917 г.

Здравствуй, Каля! Сегодня получили твоё письмо, деньги папа получил давно. Почему ты мне раньше ничего не говорил насчет Маруси, и я ничего не знала до сих пор. Только подумала же тогда что-то, когда вы приезжали вместе. Но ты мне ничего не сказал, и я встретила не так, как надо бы. Мы, конечно, ничего не имеем против твоей женитьбы, ты ведь, конечно, всё обдумал и делать знаешь что. Кольца я пошлю с Колей, он собирается в начале сентября в Вятку покупать себе на брюки. Серёжа уехал, он хотел поговорить с тобой, да не удалось. Не знаю, как он доедет в первый раз по железной дороге. Вера скоро поедет, её перевели в другую школу около пристани Гольцы, так что она поедет на пароходе. Школа хорошая. Игрушку, которую ты послал, получили, очень интересная. Когда будешь писать Марусе, то напиши от меня привет. Маруся мне понравилась, и родители её мне известны, хотя я их давно не видела. Посылаем тебе бумажку, которую ты просил. Ехать на свадьбу мне нельзя, а папа, уж не знаю, как хочет.

До свидания.

Мама. М. Моралёва

4 октября 1918 г.

Здравствуйте, Каля и Маруся! Мы получили от вас вчера посылку и письмо, деньги – 40 рублей. Перевод на 700 руб. тоже получен, и уплата сделана, квитанция у папы. Каля, ты очень часто посылаешь нам денег, тебе самому трудно жить. Папа велел написать тебе, что денег ты можешь и не посылать, проживём и так. Папа теперь получает 600 рублей с лишним. Серёжа 500 руб. А если когда чего понадобится купить, чего здесь нет, то мы закажем, потому что нам, чего ни пошлёшь, всё надо и всё в пору. Расходы уменьшились, потому что ни молока, ни масла купить негде. Живём так: мясо выдают по карточкам четверть фунта в день на человека. Так вот и варим всё щи с капустой, она своя. Хлеб по полфунта на человека. Серёжа, Коля и Пека (Петр) играют в оркестре у красноармейцев, и им выдали муки по полпуда, сахару, масла, мыла и мяса. Это хорошо, только играть приходится очень часто. Обещали дать жалование, но до сих пор не выдают, а другой месяц играют. Выдача продуктов, конечно, за деньги. А если дадут жалованье, то хорошо бы. Говорили, что дадут рублей по 300, а Коля – дирижер, и ему 600. Но вот не дают что-то долго. Тогда бы у нас много было денег. Вот Коле надо сукно на брюки, а где его купить? Теперь трудно. Я ему купила жёлтой материи бумажной, так не нравится ему, не надо желтка. Мы все здоровы. Все ходят учиться, у них там тоже всё выборы.

Женька выбран в казначеи, Лёлька тоже, Минька (Михаил) секретарь, Коля председатель, один Пека никуда никем не выбран. Вера приходила домой пешком на один день, житьём она своим довольна, всё есть – жильё, молоко и масло.

Привет Анне Константиновне и Александру Николаевичу.

До свидания, мама.

Примечания

Привет передаётся Тороповым, родителям Маруси.

24.01.1919 г.

Здорово, Каля! Так как у нас в школе стало невозможно учиться, потому что учителя начинают один за другим уходить и только зря время проходит, то я стал подыскивать службу. Я завтра подаю прошение к вам в пароходство в технический отдел масленщиком или кочегаром. Масленщиком едва ли удастся, так как я не знаю слесарного мастерства, а оно немного нужно там, а кочегаром, наверное, устроюсь. Мы будем подавать прошение двое, я и Черников. Когда нас назначат, мы выйдем из школы, а может быть, и нет. В Орлове можно устроиться в каком-нибудь из «отделов», но мне не хочется. Серёга приехал, и я могу немного поскитаться. Напиши, как там насчет принятия у вас, нам бы очень хотелось попасть на такую работу. Слесарному мастерству я, возможно, еще подучусь. Мастерская, наверное, будет. Я тебе пишу потому, что, может быть, наши прошения попадут к тебе. Хорошо бы нам устроиться вместе на один пароход.

Можно попасть в Орлов на пристань счетоводом, да я не умею счетоводить-то, да и надоело в Орлове сидеть.

Ну пока, всего хорошего. Напишешь, если что.

Н. Моралёв

9 января 1919 г.

Здравствуйте Каля и Маруся! Поздравляю Вас с праздниками Рождества Христова и Новым годом. Получили от вас полный конверт открыток. Благодарим за поздравление. Как здоровье маленького Коли, вырос ли сколько и смеется ли он? Часто ли его теперь купаете, и вообще, как он поживает. Мне очень интересно узнать, я столько лет вожусь с ребятами и привыкла к ним.

Маруся, вы пишете, что теперь уже совсем поправилась и что аппетит хороший. Это хорошо, в здоровье всё счастье, здоровье всё красит, а без него плохо.

Мы живём покуда ещё ничего, к празднику купили на рынке молока, картофель и 1 пуд муки ржаной. Мясо и масло постное – по карточкам. У Вали и Пеки есть ёлка, стоит с первого дня, ее принёс Женя в Сочельник. Украсили и бегают теперь, а завтра будем зажигать. Купили свечек в церкви, хотя немного. И сегодня Женя и Лёля ходили на елку к Яковиным, у них было хорошо. Каля, вот в чем дело: дядя Саня продаёт нам муку, которая лежит у нас. Денег надо 600 руб., а мы можем насобирать только 400, которые и пошлем скоро. А остальные 200 ты ему как-нибудь заплатишь, хотя не вдруг всё.

Серёжа пишет нам, что поступил в Технологический институт, но жить очень трудно. Многие умирают от голода, и потому он проживёт там только до тех пор, пока хватит сил и терпенья. Как насчет призыва, возьмут тебя или нет? Да, Серёжу там в Петрограде не забрали бы тоже. Вера приехала к нам 19 числа, проживет до 8 января по-старому. Привет Анне Константиновне и Александру Николаевичу.

Я слышала, что ты, Каля, занимаешься целый день как студент.

До свидания. Пишите.

 М. Моралёва

19 января 1919 г.
Новосёловым

Здравствуйте, Мама, Александр, Нина, Гема (Герман) и Гутя (Августа), получили от Вас два письма и оба – печальные. В первом – то, что вы лишились должности. И как же теперь жить? Беда совсем. Неужели пенсии совсем не дадут? Хотя бы потом. Столько лет занимался ты и Нина. И всё вдруг прекратилось. Маме, наверное, как тяжело пережить всё это. И так-то уже жить трудно, всё дорого. И здоровье у Мамы плохо, всё её расстраивает.

 Кале принесли из городской управы бумажку о том, что стипендию ему дадут в будущем году. Передайте ему это. Серёжа занимается в Казначействе, жалование у них будто бы прибавят, и тогда Серёжа будет получать в месяц рублей 200 с лишним, и папа ещё больше, 300 с чем-то. Вот какая разница. Вам пришлось переносить такой удар, так жаль вас. Я послала на днях деньги 100 руб., в уплату долга, а остальные потом как-нибудь. Вот будут получать больше; много мы и расходуем, одной муки надо в месяц рублей на 200. Едим здорово, народ всё большой, Лёлика через неделю пойдет учиться, ей стало лучше.

8 апреля 1919 г.

Здравствуйте, Каля и Маруся!

Поздравляю Вас, Маруся, с днём Ангела и желаю Вам счастья, здоровья и благополучия, а Калю поздравляю с дорогой именинницей и крепко целую маленького Колю. Спасибо вам, Маруся, что Вы пишете нам письма да ещё с такими красивыми картинками, Лёля и Валя от них в восторге. А Каля уж очень коротко пишет, видимо, ему некогда писать. На именины к Вам приехать невозможно. А представьте, Лёля спрашивает меня: «Поедем ли, мама, ведь Маруся так зовёт?» Вон какая она ещё глупенькая. Коля у нас совсем что-то задумал поступить на пароход и терпения нет, и два дня тому назад отправился в Котельнич поступать на службу. Ушёл он пешком. Сколько мы его отговаривали погодить, дождать хотя бы лета и тепла. Не знаю, что с ним будет. Мы боимся, что он слаб, а работа там тяжёлая. Мы все здоровы и покуда сыты.

До свидания. Пишите.

Мама

30 апреля 1919 г.

Здравствуйте, дорогие наши Каля и Маруся! Получили от вас деньги и письмо. Спасибо вам, милые, что не забываете нас, крепко целую маленького Колю. Так он растёт быстро и вырастет совсем большой. А повидать его не придётся, потому что приезжать ныне не приходится. Да мы жили всё покуда спокойно, а теперь вот взяли Серёжу в солдаты. Так жаль его, дома он был нам помощник во всём. И Коля уехал и поступил в кочегары на пароход «Вятка». К Пасхе он пешком приходил домой на один день. Веру тоже едва ли не мобилизуют на тыловые работы. И у вас тоже невесело будет, если эвакуируют Калю и Александра Николаевича. Как Вы останетесь одна? Молоко и здесь уже дошло до 20 рублей. Только больше продают по 15 руб. и масло 50 руб., картофель – 60 и дороже, и то взять ничего негде. Надо всё искать, яйца – 30 руб. К Пасхе ныне мы остались без яиц. Свои куры не снесли ни одного яйца, и покупать не стали. Только на четвёртый день Пасхи куры нанесли 6 штук, и теперь несутся каждый день по 5–7. Ваши письма с картинками мы получили и очень рады. Валя и Лёля хранят их, письма теперь идут очень долго, и не каждое доходит.

До свидания.
М. Моралёва

В 1922 г. появилась возможность для Аркадия Моралёва восстановиться в институте, который стал называться Петроградский политехнический институт им. Калинина. Для работы над дипломом пришлось ехать в вуз, слушать лекции, консультироваться с преподавателями и основательно работать в библиотеке и дома, на съёмной квартире. Сохранилось письмо А. К. Моралёва к жене, отправленное в 1922 г., и письмо Марии, датированное 1923 г.

Октябрь 1922 г.

Здравствуй, голубонька!

Я сейчас получил от тебя закрытое письмо от 3-4 ноября и открытку от 8 ноября. Спасибо за них. Они меня во всем успокоили, и теперь лучше пойдёт моя работа. Я во всём послушаюсь тебя, так что ты не беспокойся за меня. Для работы я здесь себе создал подходящие условия, и денег мне, вероятно, надолго хватит. Или могу продать валенки, часы заложу за 5 руб., несколько книг, получу заработок. Поддерживает обед орса, и есть надежда на стипендию. Дров у нас хватит, наверно, на всю зиму. Комната большая, удобная для работы, с хорошей обстановкой. Заниматься никто не мешает. Питаюсь я вполне достаточно, т. к. у меня запасено некоторое количество картофеля, крупы, сахара, но нет масла.

Теперь уже никто не говорит, что я похудел, всё вернулось в норму. Я очень рад, что мальчуганы поправились, твое настроение стало ровнее. Будь ласковее к Коленьке.

Напиши подробнее мне о полученной из аптеки посылке. Почему дорого её выкупать? На закрытые письма надо наклеивать марку в 200000 руб. Должно быть, ты не знала. Мне пришлось доплатить. Это, конечно, пустяки. Коленька, значит, уже совсем большой, раз ему ладны белые валенки. Медленно потянутся эти месяцы, и долго мне вас не увидеть. Подумать только, что Коленьке уже 4 года, а Олегу скоро 10 месяцев будет. От тебя я получил как будто все письма, которые ты послала, не потерялось ни одно, но иногда выходит с почтой заминка. Ну вот и ждёшь письмо с нетерпением.

У сапог я снизил каблуки, и они сейчас не так сильно жмут ногу, так что можно ходить. Т. к. всё время стоит сырая погода, то я хожу в галошах и порядочно уже их поизносил.

Сергей Михайлович не меньше меня застрял с дипломным проектом.

Возможно, что он только чуть пораньше кончит его. Так у него все сложилось плохо. Он привез скрипку, играет в оркестре музыкального кружка, делает блины и тоже частенько сидит без денег.

К весне Сергей Михайлович хочет семью привезти в Петербург и устроиться здесь, когда будет поближе к окончанию института. Мы с тобой тоже посоветуемся, как нам быть. Вероятно, Анне Константиновне не захочется нас отпускать, т. к. одним им под старость будет трудно жить и скучно. Ну да как-нибудь это уладим. А может быть, и в Вятке удастся создать себе необходимые условия жизни и избежать огромных хлопот по переезду и устройству на новом месте с детьми. Надо ещё много поработать, чтобы добраться до этого. Сейчас вечер, как хотелось бы побывать в своей комнате, увидеть тебя, полюбоваться на ребятишек. Помнит ли что-нибудь про меня Олег, говорит ли что-нибудь Коленька?

Аркадий

Примечания

Сергей Михайлович – сотоварищ по институту и квартире.

15 января 1923 г.
Из Вятки от жены Марии Александровны в Петербург Аркадию Константиновичу Моралёву.

Здравствуй, милый мой Каля.

Прости меня за всё: за долгое молчание и то, что посылаю письма, не полностью оплаченные (на почте обманули). Рождество проходит в суете какой-то.

16 января. Вчера только начала письмо, а кончить не пришлось. Вчера вечером ходила в гости к Олюниным. Они очень радушные, прости, но я пожалела, что пошла. Знаешь, сидя дома, я до того одичала и отстала от всего современного, что разучилась говорить и держать себя. И всё время чувствовала себя у них не в своей тарелке, натянуто. Они – люди, живущие нынешними интересами, деловые, поэтому разговор – о службе в разных не выговариваемых мной учреждениях, о заметках в газете, о биржевых операциях и т. д. Читают много, всем интересуются. Я попала в другой мир и очень остро почувствовала свою дикость, и мне было до боли неприятно. Семья их состоит из отца, матери, трёх сыновей и одной дочери. Сыновья служат, учатся в техникуме, и дочь служит тоже.

Сегодня получила твою посылку – валенки и книги. Мама носила на рынок одну пару, но дают только 15 млн. за пару. Завтра ещё сносит. Как же ты там без денег будешь квартироваться? Какое несчастье, что у нас тоже денег сейчас нет. Но завтра мама постарается продать валенки. Я это письмо пошлю тебе с Никольским вместе с посылкой. Хоть неудача, да всё-таки домашняя.

Мы живём по-старому. Олег начинает ходить. Сегодня прошёл один от дивана до моей кровати и несколько раз ходил понемногу. От Коли хочу все книги спрятать, т. к. он с головой ушёл в них и перестал резвиться, потерял аппетит. Ест до невероятности мало. Целые дни не отходит от твоих книг. Я боюсь за него. Мама всё мучится жаром и лежит целые вечера, и работать тяжёлое ей совершенно нельзя, а приходится.

Олега не знаю чем прикармливать, кроме каши. Молоко от Зейделя не дают, с базара очень плохое молоко, и у меня уже стало не так его много. Ну как-нибудь протяну. Отучать от груди нет возможности, т. к. тогда Олегу на молоко придется тратить почти половину дохода. Молоко здесь 4–5 млн. Постом было 2,5–3 млн. Я чувствую себя хорошо. Слабости нет совсем. Теперь ведь едим свинину. Скоро ли я дождусь моего милого, дорогого? Ещё два длинных месяца. Как их прожить? Так хочется приласкать твою усталую голову. Милый, как мы будем счастливы с тобой вместе! Об нас не беспокойся, только береги себя ради Бога.

Маму на почте обманули, что не будет повышена стоимость письма, и я тебя опять подвела.

17 января. Каля, я послала бы тебе больше свинины. Но, во-первых, боюсь обременить Никольского, во-вторых, кабы не попортилось. Ну пока, прощай, мой милый, об нас не беспокойся.

Крепко целую. Твоя Марийка

Коля посылает тебе конфекты из своих рождественских сластей.

Каля, посылаем тебе посылку и 40 млн. денег с Никольским. Посылка приготовлена давно, потому письмо в ней уже старо. Валенки мама продала только 1 пару за 25 млн. Послали бы тебе больше денег, да у самих сейчас мало. Мы живем хорошо. Олег начал ходить. Об нас не беспокойся.

Целую. Твоя Марийка.

20 января 1923 г.

* * *

В 1931 г. в семье Моралёвых появился 3-й ребёнок, дочка Галинка. Но Мария тяжело заболела и умерла. В 1933 г. Аркадий Моралёв, ездивший с инспекцией на судоремонтный завод в Аркуль, встретил новую свою судьбу – Ольгу Медведеву. Дорога совместной жизни оказалась долгой и непростой. Но это другая история. Письмом А. Моралёва к молодой жене мы заканчиваем эту публикацию.

Письмо Аркадия Моралёва жене Ольге Александровне написано карандашом на бланке пароходства по пути до пристани Шурма.

Здравствуй, моя любимая! Получил твоё третье закрытое письмо. Я соскучился о тебе не меньше, но никак не вырваться отсюда, 4-го снова поехал вниз до Соколок, и в Аркуль вернусь через 7–10 дней. Получила ли доверенность за первую половину октября?

Галинка стала, наверно, много больше, больше понимает и говорит, и перемена в ней мне будет очень заметна. Лёка очень чуток к ласке и, так как ты ласкова с ним, то он привязывается к тебе. Коля тоже достаточно чуток к вниманию и ласке, но более скрытен и не показывает вида, и даже прячется за некоторую грубоватость. Её так часто и надо понимать.

Яблок я здесь немного пробовал, хотя их мало продают, а часть арбуза я купил в буфете. Мне ничего не оставляйте.

Да, надо по приезде моём устроить праздник, а то мы всё как-то, особенно с ремонтом, не могли собраться. Что ты так плохо спишь по ночам? О чём думаешь? По-прежнему каждую ночь видишь сны? О какой «правде» ты пишешь? Спасибо за близкую ласку. Так и бывает, чем больше люди живут друг с другом, тем больше у них связи и зависимостей друг от друга и тем больше они должны любить один другого.

Вначале ведь ты выходила за меня «на ура», мне это было понятно. Ты никак не могла предвидеть всего того, что будет впереди. Теперь мы больше узнали друг друга. Можем вполне доверять один другому, а это очень много значит. Полное взаимное доверие, уверенность в поступках, полная откровенность дают хорошую основу для прочных отношений и позволяют любить и уважать.

Ты восстановила мне много утерянных радостей жизни, и ребята рады твоему присутствию, так как без меня они были бы порядочно одиноки. Для Галинки твоя ласка ещё ценнее.

Так устроен человек, что похвала и ласка ему нужна, и только она даёт истинное счастье в жизни наравне с теплом солнца летом, приятным запахом цветов и другими дарами природы.

Мы сделали уже половину работы. Вторая половина будет труднее, и её, пожалуй, не сделать. Скоро начнёт морозить и прогонит с реки.
Мне жаль тебя, бедненькую, одинокую теперь, некому тебя приласкать. Встретимся и будем счастливы и радостны. Разлука даёт чувствовать нужду друг в друге.

Ну, скоро пристань, и надо кончать письмо. Крепко, крепко обнимаю, целую тебя, мою близкую, родную, ласковую.

Передай привет бабушкам, Гале, Коле и Лёке. Коле спасибо за письмо. Пишу ему несколько строк.

Твой Аркаша

4.11.1933 г., пристань Шурма.

Привез ли Звероловлев муку? Сколько получили хлеба в сентябре из ТПО, по какому списку?

Примечания

Лёка – полное имя Олег.

М. Моралёва