Н. Н. Новосёлова: страстное желание жизни

Ю. А. Сауров

Надежда Николаевна Новосёлова, в девичестве Цвейтова, (1929–2006) умерла, но в моей памяти её активность к жизни осталась, осталась в душе близких людей, вообще в среде людей. Почему так?

Говорят, что человек – это текст. Не каждый человек читается, тем более с ходу. Грустно, что часто человек читается только после смерти. А многие вообще не читаются и смываются потоком времени…

Надежда Николаевна была предана делу просвещения, болела за институт, за страну в трудные 90-е гг. Она хорошо организовывала студентов на разные мероприятия и поэтому всегда добивалась успеха.

Надежда Николаевна всегда была активным по жизни и в делах человеком. В юности, в начале своей работы в школе пос. Ленинское Шабалинского района, она стала в прямом смысле пионером политехнического обучения, организатором внеурочной работы школьников. И вела дело так, что в 1953 г. была награждена Почётной грамотой ЦК ВЛКСМ, а в 1955 г. медалью ВДНХ СССР. В 1955–1965 гг. в областных газетах, в «Комсомольской правде» и «Учительской газете» был представлен на всю страну творческий опыт Н. Н. Новосёловой. И такой накал активности, творчества она сохранила буквально до последних минут своей жизни, не смотря на болезни. Мало кому это удаётся.

Из-за новизны подходов и борьбы за свои идеи её кандидатская диссертация на тему «Изучение законов термодинамики и элементов тепловых двигателей» (научный руководитель – профессор А. В. Перышкин) проходила в МГПИ им. В. И. Ленина трудно, но в итоге защита была успешной (1966). После защиты навалились учебные и научные дела в нашем пединституте: доцент, зав. кафедрой общей физики (1970–1973), доцент кафедры теоретической физики (1980–1984).

Общественным подвигом последних лет жизни было страстное желание на мало известном материале построить творческие биографии педагогических династий. И первой была династия Разумовских-Порфирьевых. Она почти еженедельно тормошила по телефону меня, зав. краеведческим отделом Кировской областной научной библиотеки им. А. И. Герцена Н. П. Гурьянову… И в итоге появилась довольно толстая рукопись материалов. Она не пропадет – хранится в Герценке, «ушла» в Москву, а в итоге – может разбудить чьи-то творческие поиски… Уважение к своей жизни, к людям выразилось в нескольких публикациях о педагогической династии на страницах «Орловской газеты». Подобрать материал, осмыслить, написать и напечатать десяток полос – это непростой труд. И ему можно поклониться.

2007 № 12.jpg

Н. Н. Цвейтова (Новосёлова)

Фактически многие годы Надежда Николаевна провела только в рамках своей квартиры, последние месяцы только на кровати. Словами трудно нарисовать, как это непросто. Но, когда по случаю или просьбе, я приходил к ней домой, несмотря ни на что, у неё была добрая улыбка, горечь недуга не затеняла интереса к жизни, возникали новые идеи и даже проекты, звучала просьба беречь своё здоровье… Так шло время.

Сущностной чертой Надежды Николаевны было страстное желание к сотрудничеству с самыми разными людьми, стремление помочь им в чем-то, поддержать в трудную минуту. До последних минут она пишет письма, рецензирует работы. И вот примеры.

Автор известного учебника, член-корреспондент АПН СССР А. В. Пёрышкин писал: «Глубокоуважаемая Надежда Николаевна! Очень благодарен вам за Ваш отзыв на учебник 7-го класса. Будьте здоровы…»

Профессор С. А. Хорошавин так отвечал на отзыв по диссертации: «Здравствуй, Дина! Только что получил от тебя письмо. Отзыв, конечно, превосходный. Большое спасибо. В диссертации есть ссылки на работы Л. А. Горева. А вот на В. Б. Милина я не мог сослаться, так как у меня нет, и я не видел ни одной его работы по этой теме…» (27.05.1964).

Десятилетия творческое общение связывали Н. Н. Новосёлову и академика РАО В. Г. Разумовского, периодически они обменивались письмами. Вот ответ на два письма Надежды Николаевны: «Спасибо за содержательное и интересное письмо. Приятно чувствовать, что творческий огонь в человеке не угас…» (06.04.1977); «Относительно нашего возраста и перспектив дальнейшей жизни я всем говорю то же, что и ты. Средний возраст мы давно перешагнули. За это судьбе спасибо, а там, что бог даст» (02.04.03).

В октябре 2005 г. Надежда Николаевна, лёжа в постели, написала от руки рецензию на учебник «Физика - 7» под редакцией В. Г. Разумовского и В. А. Орлова (М.: ВЛАДОС, 2002. 208 с.). Наверное, это последнее из написанного ею. Вот начало этого доброжелательного, энергичного, чистого по мысли, но уже не опубликованного, отзыва: «Учебник прекрасен тем, что учащиеся получают информацию о законах физики, физических теорий из самой природы. Естественно, что такой подход предполагает для учащихся специально подобранные исследовательские работы, домашние эксперименты и др.

Непосредственно в ходе исследований, вначале под руководством учителя, перед учащимися раскрывается понимание самого процесса научного познания, выявляется роль наблюдений, гипотез, теоретических выводов и экспериментов, показывается, что развитие нации связано с большими усилиями многих учёных и исследователей и т.д. Это позволяет ощутить современную физику в её внутреннем единстве, понять её место расположения в «связке» с другими науками и показать, как отдельные разделы физики вплетаются в другие естественные науки, составляя их важные образующие. Таковы основные идеи, положенные в разработку содержания уже самого первого учебника по физике (7 класс)…»

… Представляю: несу в портфеле статью. На улице моросит. Под ногами знакомая до маленьких канавок дорога к Герценке. По ней когда-то ходили В. А. Кондаков, В. В. Мултановский, Н. Н. Новосёлова… Идёт ли время или оно никогда и не шло? Трудно писать вдогонку.

В качестве дополнения

С Надеждой Николаевной Цвейтовой (Новосёловой) мы познакомились в начале 2000-х годов в краеведческом отделе, куда её привели поиски литературы о священническом роде Порфирьевых. Было лето. Читателей в отделе в эту пору всегда немного, поэтому можно вести вместе с ними неторопливый поиск. Вот так, сидя рядом, мы с ней беседовали о найденных в каталоге материалах, связанных с Порфирьевыми. Это были статьи из газеты «ВГВ» и журнала «ВЕВ» конца XIX в.

Уже тогда она передвигалась медленно. Это её посещение библиотеки оказалось последним. Будучи прикованной к креслу, она пыталась быть полезной библиотеке.

Надежда Николаевна звонила своим знаменитым коллегам – педагогам и просила написать воспоминания для библиотеки или подарить библиотеке новую книгу. Её любовь к библиотеке была бескорыстна – она никогда ничего не просила для себя.

И вот её не стало, и у библиотеки с её уходом оказалось на одного друга меньше.

Н. П. Гурьянова