Иудаист из Нолинского уезда

А. Л. Рашковский

Введение в ряде школ России преподавания «Основ православной культуры» вызвало неоднозначную реакцию многоконфессиального населения нашей страны. В связи с этим, хотелось бы напомнить опыт работы учебных заведений нашего края в дореволюционный период, когда его население было значительно больше. Вот что указывалось в отчёте Вятской Мариинской женской гимназии за 1867/1868 учебный год: «Преподавание как обязательных, так и необязательных предметов имело характер жизненный и практический. Укоренение в душе воспитанников вечных начал религии, истинных правил нравственности, развитие в них любви к трудолюбию, умственной самодеятельности, аккуратности и других нравственных и эстетических устремлений, облагораживающих и возвышающих человеческую жизнь – вот неизменная цель, к которой направлены общие усилия всего преподавательского состава гимназии»1. В гимназии учились девочки разных конфессий и ко всем им относились одинаково, уважая их религиозные убеждения. В губернии было немало единоверческих (в них ходили и старообрядцы. – А. Р.) церквей, имевших большое количество прихожан. Только в селе Слудка Нолинского уезда таких прихожан свыше 1500 человек. Более того, даже в условиях тоталитарного большевистского режима в конституции страны существовала статья о свободе совести, т. е. о свободе выбора вероисповедания. Изучение местных архивов показывает, что во все времена отношение людей к разным конфессиям было неоднозначным и нередко менялось.

Лауреат Нобелевской премии, поэт Иосиф Бродский в одном из интервью прозорливо заметил, что человек, который внутри себя начинает создавать свой собственный, независимый мир, рано или поздно становится для общества инородным телом, становится объектом для всевозможного давления, сжатия и отторжения.

Давно занимаюсь краеведением, но никогда не думал, что мне в руки попадёт такой материал. Нашёл я его в   ГАКО. Это дело «О переходе отставного солдата В. Губина в иудейскую веру»2. Удивительно это было хотя бы потому, что евреев в Вятской губернии было очень мало. На 25 января 1854 г. во всей губернии было 232 еврея, причем 200 из них проживало в Ижевском заводе Сарапульского уезда3. Теперь это – Ижевск, столица Удмуртии. В своём рапорте от 28 февраля 1889 г. на имя вятского губернатора исправник Нолинского уезда сообщил о заявлении солдатской жены деревни Липовская Ильинской волости вверенного ему уезда Дарьи Ивановны Губиной.

Для справки. Ильинский район Ильинской волости Нолинского уезда был расположен на юго-западе волости, занимая более возвышенную её часть. Он с трёх сторон окружён реками: Омутнянкой, Воей и Вомой. Преобладающими являются суглинистые почвы с подзолистым характером. В деревне Липовской по данным «Материалов по статистике Вятской губернии» находилось 42 двора с числом жителей обоего пола 253 человека. Деревенские жители имели около 660 га удобной земли, 54 лошади, 83 коровы и 147 голов мелкого скота. В 22 дворах деревни было 54 книги. Деревня являлась центром Скрябинского общества, в которое входило ещё 8 починков. В общине всегда были только государственные крестьяне4. (Крепостных не было. – А. Р.).

Она заявила, что её муж Василий Витальевич Губин уклоняется из православной веры в еврейскую. Проведённое дознание подтвердило заявление Дарьи Губиной. При осмотре дома Василия Губина были обнаружены все принадлежности для еврейского богомолья: покрывало, библия и два молитвенника на еврейском языке. Кроме того, там были два маленьких муика (так в документе, правильное название – филактерии. – А. Р.) с ремнями, которые во время богомолья привязываются: один на лоб, а другой на левую руку.

[Для справки. Филактерии (на иврите тфилин) – кожаные коробочки с отрывками из книг Исхода и Второзакония, которые накладывают религиозные евреи на левую руку и на лоб во время утренней молитвы в будни. – А. Р.].

В следующем рапорте от 9 марта 1889 г. исправник сообщил, что Василий Витальевич Губин родился от православных родителей, а в еврейскую веру перешёл во время его военной службы в Москве. От своих товарищей, бывших с ним на военной службе, он научился читать книги на еврейском языке, а затем убедился, что еврейская вера есть истинная. Увещевания и убеждения православного священника на Губина не повлияли. Более того, он заявил становому приставу, что отец, мать и два его брата тоже исповедуют еврейскую веру и что они только внешне считаются православными. В конце рапорта исправник сообщил, что дело о Губине передано судебному следователю.

В рапорте от 22 июня 1889 г. исправник сообщил, что крестьянин той же деревни Липовской Филипп Маркович Губин, находясь в доме своего соседа Афанасия Ивановича Гусева, называл Святые иконы идолами. В результате дознания было выявлено следующее. Во время масляной недели соседи собрались в избе крестьянина Афанасия Гусева. Там зашёл разговор о том, что некоторые из единоверцев отступили от православия и впали в еврейскую веру, как Василий Губин. Филипп Губин на это сказал, что не считает брак своего племянника Василия Губина законным, так как он венчан перед идолами. Когда же Афанасий Гусев спросил, кого тот считает идолами, то Филипп указал на иконы Спасителя и Божьей Матери. Свои воззрения Филипп Губин приобрёл от своего племянника Василия. Сейчас Филипп распространяет между обывателями слухи, что Иисус Христос не бог и Божья Матерь не святая, употребляя при этом ругательства. Ввиду этого, дело для предварительного следствия передано судебному следователю.

В рапорте от 7 июля 1889 г. исправник сообщил, что запасной рядовой Василий Губин, состоящий под следствием по обвинению в переходе из православия в еврейскую веру, в начале июля скрылся из деревни без всякого письменного вида неизвестно куда. По словам жены, Василий намерен отправиться за границу, но куда, она не знает. Приметы Василия Губина: 28 лет, рост средний, брови русые, борода редкая русая, волосы на голове русые, коротко подстриженные, лицо смуглое и угреватое, глаза косые. Одет он в серую стеганую бекешу на вате, на голове – фуражка. С собой взял чёрное суконное пальто. Может говорить по-еврейски.

Далее, в рапорте от 18 июля 1889 г., исправник сообщал, что по полученным сведениям Василий Губин был намерен первоначально отправиться в Москву через Вятку. В Москве, в доме Сергеева, в квартире № 1 – жидовское местечко (так в документе. – А. Р.) – находятся его товар и имущество.

И вот последний документ. Это письмо московского оберполицмейстера, генерал-майора от 19 августа 1889 г. на имя вятского губернатора. В нём сообщается, что Василия Губина на жительстве в доме Сергеева не оказалось.

Судя по тому, что больше в деле документов нет, Василий Губин сумел скрыться и уехать за границу. Тем более, что никакой визы для этого тогда не требовалось.

Примечания

1. ГАКО. Ф. 616. Оп. 1. Д. 324.
2. Там же. Ф. 582. Оп. 139. Д. 195.
3. Там же. Л. 15, 28.
4. Материалы по статистике Вятской губернии. Т. 5, ч. 2. – Вятка, 1887.