Письмо из Вятки в Стокгольм

Г. А. Кустенко

Недавно шведский юрист Франк Ортон нашёл в своем архиве любопытный документ прошлого – письмо из Вятки, датированное 1871 годом. Письмо это написано детьми вятского предпринимателя Акселя Пусетта Катариной, Софией, Аугустой и Алексисом и обращено к их дедушке, шведскому ювелиру Карлу Андерсу Пусетту в Стокгольм. Дети сообщают в нём о смерти отца и описывают свои скорбные чувства.

Письмо не содержит каких-либо важных краеведческих сведений и в то же время читается с большим интересом.

Нам достаточно известно о предпринимательской деятельности Акселя Пусетта на Вятской земле, а из этого письма мы узнаем о нём ещё и как о добром семьянине, заботливом отце, уважаемом человеке, проводить которого в последний путь собралось так много людей, что «церковь была полностью заполнена». Мы можем судить и о воспитании детей в большой вятско-шведской семье, их почтительном и уважительном отношении к взрослым, их религиозности и образованности. Дети грамотно и литературно излагают свои мысли по-шведски, но несомненно, что, родившись в Вятке и от русской женщины, они говорили и писали также и по-русски.

О судьбе потомков шведского подданного Акселя Пусетта (на Вятке его фамилия писалась как Пуссет) нам известно из разысканий К. П. Ощепкова и В. А. Любимова. Не так давно удалось найти семьи кировчан Ронжиных и Зыкиных, которые знают и помнят о своих шведских корнях, хранят старые фотографии.

Письмо, отправленное 27 февраля 1871 года из Вятки в Стокгольм, Франк Ортон, потомок К. А. Пусетта, переслал своим вятским родственникам.

Ещё один штрих к теме «шведы и Вятка».

«Вятка, 27 февраля 1871 года

Наш самый любимый дедушка!

Долгое время мы не имели удовольствия писать тебе и даже не поздравили от всего сердца с Новым годом и даже не пожелали тебе всего самого хорошего в жизни.

Однако мы надеемся, что ты с твоей особой благожелательностью и снисходительностью извинишь нас за это. Судьба так распорядилась, что мы должны написать тебе эти строчки в наиболее скорбный момент нашей жизни. По воле всемогущего Провидения мы пережили огромное несчастье. Мы потеряли нашего доброго отца, который тихо умер 21 февраля в 8 часов утра вследствие быстрого и тяжелого заболевания (пневмонии). Наша дорогая мама уже сообщила это скорбное известие Вам. Это очень тяжело описать в письме скорбное чувство, которое переполняет наши сердца. Мы потеряли нашего дорогого отца и благодетеля, который любил нас так искренне и преданно, и который делал всё возможное, чтобы сделать нашу жизнь приятной. Мы, все его десять детей, и наша дорогая матушка находим единственное утешение в мысли, что наш незабвенный папа был в полном значении этого слова хорошим честным человеком и в том, что он оставил о себе хорошую память. Все, кто знал его более или менее хорошо, всегда говорили о нём с большой любовью и уважением и приняли известие о его неожиданной кончине с глубоким сожалением. Все друзья поспешили поклониться папе на похоронах в монастыре, где наш папа сейчас покоится с Богом. Так много собралось людей, что церковь была полностью заполнена. Мы, все дети и наша дорогая мама, положились в нашей вере на Господа (наш Бог – сильная крепость, как сказал Мартин Лютер), который действительно является отцом и кормильцем всех вдов и сирот. Мы молимся от всего сердца нашему Господу, чтобы он дал тебе силы перенести это самое большое горе с надлежащей покорностью и чтобы он позволил нам сохранить в течение многих будущих лет нашего любимого дедушку.

Пусть Бог позволит нам испытать большую радость встречи в этой жизни, потому что до сих пор мы только имеем твой портрет, который мы держим как святую реликвию. Если тебе позволит время, мы умоляем тебя порадовать нас несколькими строчками и просим от всего сердца твоего дедушкиного благословления. Мы имеем честь быть твоими искренними любящими внуками.

Катарина, София, Аугуста, Алексис Пусетт».