Главная > Выпуск №11 > Вятская архивная мозаика...

Вятская архивная мозаика
(по рассекреченным сводкам Вятского ОГПУ)

А. Л. Рашковский

Из информационной сводки
с 20 по 28 февраля 1925 г.

(ГАСПИКО. Ф. 98. Оп. 1. Д. 166)

На меховой фабрике «Белка» Слободского уезда культурно-просветительская работа ведётся большей частью ячейкой комсомола. Устраиваются концерты и спектакли. За январь месяц было поставлено 9 спектаклей и дано 3 концерта. Постановки спектаклей интересуют рабочих. Некоторые из них высказываются, что интереснее было бы смотреть что-нибудь весёлое, чтобы можно было посмеяться (Л. 3–4).

На спичфабрике «Якорь» Слободского уезда имеется рабочий клуб, уголок Ленина, читальня и библиотека. В клубе проводятся лекции, ставятся спектакли и концерты. Пьянства, отражающегося на производстве, нет. Рабочие настроены антирелигиозно.

На писчебумажной фабрике «Красный курсант» бытовая сторона рабочих представляет собой не очень хорошую картину, благодаря малому коммунистическому влиянию. Рабочие до сих пор находятся под влиянием старых традиций: крестят и хоронят с попом, ходят в церковь и даже выполняют обязанности псаломщиков. Содержат попа, давая ему ежемесячно от 1,5 до 2-х пудов муки, и из своих скудных средств выплачивают за попа подоходный налог (Л. 4).

Заведующий общим подотделом ГУБОНО (губернский отдел народного образования. – А. Р.) Яков Николаевич Сушенцов заключил в январе 1925 года договор на поставку для детдомов мяса в количестве 655 пудов по цене 4=40 руб. за пуд, тогда как на базаре можно было купить мясо по цене 3=50 руб. за пуд. (Л. 5).

Обследование финансовой стороны Вятского гортеатра открыло дефицит в 6500=00 руб. за 3 месяца. Главная причина убытков – манипуляции администратора театра и билетных контролеров. Детальное выяснение ведётся (Л. 5–6).

Из сводки с 1 по 15 марта 1925 г.
(Ф. 98. Оп. 1. Д. 166)

Духовенство по уездам делится на два противоположных лагеря: обновленцев и тихоновцев. Активностью больше обладают тихоновцы. Обновленцы в своей деятельности слабы (Л. 38).

С посещением тихоновским епископом Флавианом Котельничского уезда, увеличилось число тихоновского течения за счёт обновленцев. Ярый обновленец священник Софийский перешёл на сторону тихоновцев и увлёк за собой остальных (Л. 39).

Священник села Арбаж Котельничского уезда Александр Курочкин ведёт агитацию против советской власти, говоря, что скоро революционное настроение пройдёт и дело кончится ожесточённой войной. Он основывает последнее на писаниях святых. Кроме того, Курочкин говорит, что религия крепнет с каждым днём несмотря на гонения большевиков, а в Москве и Ленинграде все верят в православную религию, даже ответственные работники-коммунисты. Ранее Курочкин служил в Красной Армии на должности начальника снабжения Опродкомарма 3, откуда он был уволен по болезни и поступил в попы как имеющий духовное образование. За упомянутым ведётся наблюдение.

Кулаки и зажиточные слои деревни раньше недолюбливали Троцкого как еврея, а теперь вопрос о троцкизме хотят использовать в свою пользу. Они говорят, что Троцкий стоит за крестьянство и защиту мужика, за частную собственность и за развитие частной торговли. За это, мол, его и преследуют большевики (Л. 43).

В пределах Слободского уезда циркулирует слух, что весной этого года будет война с Троцким, который сбежал в Сибирь. Сейчас правительством ведётся подготовка к войне с Троцким и в закрытых вагонах провозят в Сибирь войска и хлеб. Подобные слухи циркулируют в Нолинском, Яранском и других уездах (Л. 44).

Из сводки с 16 марта по 1 апреля
1925 г. (Ф. 98. Оп. 1. Д. 166)

Макарьевская больница Троицкой волости Котельничского уезда принимает лечить больных за взятки. В больнице беспорядок. Заразные больные лежат вместе с общими.

Медфельдшер села Покровского Котельничского уезда без взяток больных не принимает и даже разговаривать с ними не желает. Взятки берёт деньгами, мясом и дровами.

Ветеринарный фельдшер села Уни Нолинского уезда установил фиктивную очередь посещения больного скота, а сам проводит время в пьянстве (Л. 53).

Лесничий Котельничского уезда Семаков раздаёт лес крестьянам за взятки, а сам пирует.

В Котельничском уезде крестьяне поймали лесника Головина и тяжело избили его за то, что он не давал воровать лес.

В деревне Журавлёво Яранского уезда крестьянин-бедняк сказал, что он признаёт советскую власть и коммунистов и они как бы заботятся о народе, а на деле получается обратное. Крестьянина гнут, давят и душат налогами хуже царской власти и, если будет война, крестьянство власть не поддержит.

Крестьяне Федосеевской волости Слободского уезда заявили, что при царе за подать последнюю лошадь и корову не уводили, а теперь берут (Л. 60).

В Верхошижемской школе 2-й ступени Халтуринского уезда учитель Тюлькин вместо занятий пирует.

На одной вечеринке крестьянской молодёжи в Слободском уезде бывший портной Московского жандармского управления М. П. Дувакин самым циничным образом публично переругал всех вождей пролетарской революции (Л. 63).

По Слободскому уезду идут слухи, что скоро будет война. Шесть царств идут на Россию. Везде учат красноармейцев проверять лошадей. Проверку агрономами сельскохозяйственного инвентаря крестьяне тоже сочли подготовкой к войне.

В Нолинском уезде ходят слухи, что Троцкого убрали потому, что он не встал на защиту рабочих, а стал защищать крестьян, и что будет война с Румынией. Характерно, что слухи о войне крестьяне связывают с именем Троцкого.

Поп одного из сёл Нолинского уезда распространил слух, что один коммунист, вернувшись из Красной Армии, исколол иконы на дрова, истопил ими баню, пошёл мыться и до сих пор из бани не вышел. Мол, бог его не выпускает. Мужики поверили попу.
В татарском селе Карино Слободского уезда до сих пор религиозный обычай «обрезания» и «выстойки». На теле невесты бреют все волосы, кроме головы, а затем она должна простоять голая вместе с подругами в закрытом амбаре два часа, независимо от температуры воздуха (Л. 64).

Баптисты никакой работы совсем не ведут и авторитетом у крестьян не пользуются за то, что они получают деньги из Польши каждый месяц. Крестьяне называют их лодырями и дармоедами (Л. 68).

Из сводки с 1 по 15 мая 1925 г.
(Ф. 98. Оп. 1. Д. 166)

В Вятке, в связи со смертью патриарха Тихона, среди обывателей ведутся разговоры, что он отравлен и даже об этом в городе имелась надпись на заборе на улице Свободы (Л. 124).

По губернии духовенство продолжает разделяться на обновленцев и реакционеров («тихоновцев»), но преобладающий процент стоит на платформе тихоновщины. Обновленцы в массах авторитетом не пользуются. Тихоновское духовенство пользуется среди крестьянства большим авторитетом.

В Унинский район Нолинского уезда в конце марта 1925 года приезжал архимандрит Питирим из Одессы, который критиковал действия власти в смысле неправильного изъятия ценностей.

Со смертью патриарха Тихона активность и настроение реакционного духовенства упали.

Духовенство тихоновского направления ожидает перемен и высказывает предположение о назначении нового Патриарха, называя митрополита Петра Крутицкого, которого епископ Яранский Нектарий и другие попы называют взяточником (Л. 125).

Из сводки с 1 по 15 июня 1925 г.
(Ф. 98. Оп. 1. Д. 116)

В Яранске ставленник Тихона епископ Нектарий Трезвинский явился определённым организующим монархическим центром. Нектарий арестован. Его сподвижник, бывший ссыльный священник Сергей Знаменский скрылся.

В Уржумском уезде тихоновским духовенством была сфабрикована и явлена народу «святая чудотворная рукавица», начавшая якобы исцелять.

В Нолинском уезде проводится статистическое обследование экономического состояния крестьянских хозяйств. Перепись проводится со слов крестьян, которые зачастую, особенно о количестве урожая, дают неверные сведения, опасаясь увеличения налогов (Л. 106).

Городское учительство в огромном большинстве в общественной работе себя активно не проявляет, ограничиваясь лишь педагогической деятельностью.

Учителя и библиотекари выражают недовольство малой оплатой труда, которая их достаточно не обеспечивает.

Несмотря на культурность и развитость, учительство придерживается религии (Л. 108).

Из сводки с 15 по 30 июня 1925 г.
(Ф. 98. Оп. 1. Д. 166)

Проведённый с 28 мая по 1 июня праздник вотского населения Малмыжского уезда «Гаршит» заключается в поголовном и обильном пьянстве. Даже дети пили кумышку (Л. 139).

В Юкшумской волости наиболее зажиточным крестьянством поддерживается слух и толки, что на освобождении кустарей от налогов настоял тов. Троцкий (Л. 140).

Прибывшая из Ленинграда гражданка распространяет в Слободском уезде слух о наводнении безработными городов Ленинграда и Москвы, и что среди них много самоубийств (Л. 141).

По установившемуся издавна обычаю, ежегодно 3 июня из Вятского кафедрального собора бывает крестный ход в село Великорецкое Халтуринского уезда с почитаемой верующими иконой Николая Чудотворца. На этот крестный ход в Вятку стекаются, за сотни вёрст, крестьяне других губерний. Так было и в нынешнем году.

По прибытии крестного хода в село Великорецкое 6 июня 1925 года во главе с соборным и обновленческим духовенством, между последним и местным тихоновским духовенством возник спор, кому служить молебен по церквам и часовням села. Группа богомольцев-тихоновцев, руководимая Церковным Советом, не допустила обновленцев к службе.

Обновленцы начали совершать службу на месте «явления иконы», на свежем воздухе. Дослужить обряда им, однако, не пришлось, так как соборные иконы были отняты и унесены в церковь, а одного попа-обновленца группа ярых тихоновцев потащила в реку, грозя утопить. Поп вырвался и скрылся (Л. 141).

Из сводки с 1 по 20 декабря 1925 г.
(Ф. 98. Оп. 1. Д. 166)

Директор Кирсинского завода в Омутнинском уезде совместно с председателем завкома пьянствует и оба появляются пьяными на работе. Пьянство развито также среди администрации фосфоритных рудников. Служащие конторы рудников ведут себя с рабочими очень грубо (Л. 148).

Самогоноварение усиливается. Нет почти ни одной деревни, где бы не производился самогон (Л. 156).

Наблюдается недовольство крестьян отсутствием медикаментов, соответствующего оборудования в больницах и недостатком врачей. С более серьёзными болезнями крестьяне вынуждены отправляться в город за 140–180 вёрст.

В связи с событиями в Китае, в Котельничском уезде распространяются упорные слухи о войне. Говорят, что Китай скоро будет воевать с Америкой, Англией и Японией, а наше правительство пойдёт защищать Китай (Л. 157).

В Гороховской волости Халтуринского уезда ветеринара и врача, как говорят крестьяне, испокон века не видали. Но есть знахари и ворожеи. Ларион Стариков и Никита Багин занимаются знахарством, ворожбой и кастрацией домашних животных. Они между собой конкурируют так, что дело доходит до драки (Л. 168).

Поп села Верхосвятское Слободского уезда, напившись пьяным во время хождения с молебнами в праздник, начал придираться к молодёжи за отход от религии. Молодёжь побила попа.

Наблюдаются жалобы на советскую власть со стороны демобилизованных красноармейцев, возвращающихся к своему развалившемуся хозяйству, так как власть заботится о них только на словах (Л. 169).

Находящиеся в Вятке беженки с болгарской границы собирают милостыню и распространяют слухи, что скоро будет война, а там, где они жили, стреляют пулеметами с аэропланов. Говорят, что они разорены и привезены в Вятку как сельди в бочке, голодные и холодные.

Духовенство с нетерпением ожидает Поместного собора, на котором, как они считают, будет положен конец церковным слухам (Л. 170).

Священник села Шурма Сатаев и священник села Лопьял Юферев для борьбы с обновленцами распространяют слухи, что советской власти скоро конец и, кто идёт за обновленцами, будет расстрелян. Достоверность этой агитации проверяется (Л. 181).

В Яранске всё более и более распространяются слухи о войне с Польшей. В связи с провозом через станцию Котельнич ссыльных в Сибирь носятся слухи, что в Центре что-то неладное. В Уржумском и Нолинском уездах среди крестьян имеют место слухи, что

1. Тов. Троцкий снят с работы за сочувствие крестьянам.
2. Патриарх Тихон отравлен, а письмо его поддельно.
3. Николай Второй и его семья живы и скрываются.
4. Заграничные государства обязательно объявят СССР войну (Л. 197).

Во время разговора о пчелах в церковной лавке Троицкой церкви села Истобенское, дьякон церкви Кибардин сказал, что как пчелы не могут жить без матки, так и государство не может жить без правителя, давая намек на то, что во главе государства надо поставить одного человека.

4 августа поп Благовещенской церкви села Шестаково привёз из Слободского мальчика Колю Плюснина, которого оставил у себя и в ночь на 6 августа изнасиловал. 7 августа мальчик был отправлен попом обратно в Слободской, где акт изнасилования был установлен. Поп во всём сознался. Приняты меры, чтобы это дело слушалось судом, как показательный процесс (Л. 212).

Среди студенчества Вятского педагогического института наблюдается травля активистов и пение сальных песен в помещениях при открытых окнах, шатание по городу, прочая бесполезная трата времени (Л. 242).

Любителем подарков от клиентов является фельдшер села Рябиново Вятского уезда. Лекарство даёт только тем, кто ему что-нибудь заплатит (Л. 242).

Население Даровской волости Котельничского уезда возмущено недостатком школьной сети в волости. В волости всего 13 школ, которые могут вместить не более 50 % всех желающих обучаться (Л. 251).

Торговцы говорят между собой, что правительство постепенно правеет и есть надежда, что власть частью перемрёт, частью вылетит, как Троцкий и тогда новые представители власти будут ещё правее (Л. 270).

В г. Вятке идут разговоры о результатах прошедшего обновленческого съезда, на котором выяснилось, что епископ Соловейкин, являющийся агентом Патриарха Тихона, ездил в Англию. Он возил туда письмо Тихона к эмигрировавшему русскому духовенству, в котором Тихон благословлял бывшего Великого Князя Кирилла на Российский Престол (Л. 282).

Из сводки Вятского губернского
отдела ОГПУ № 7 с 1 по 15 апреля
1926 г. (Ф. 98. Оп. 1. Д. 216)

Плохие жилищные условия у рабочих смолоскипидарных заводов. Живут в чадовках и не пользуются баней. Культурно-политическая работа совершенно не ведётся.

Религиозность, вера в тёмные силы и гадание на Песковском заводе по-прежнему очень сильны.

Пьянство занимает главное место в быте рабочих. На всех заводах Северо-Вятского горного округа кумышковарение принимает большие размеры. Борьбы с этим явлением нет.

Рабочие Белохолуницкого завода зачастую громко выражают своё недовольство по адресу ПРАВЛЕНИЯ из-за задержки зарплаты (иногда до 6–8 месяцев. – А. Р.), а крестьяне-возчики ежедневно приходят в контору завода с требованием выплаты денег (Л 159).

Бесхозяйственность, растраты, халатность, пьянство, волокита, выдача фиктивных документов в госаппарате не изжиты (Л. 160).

Заведующий строительно-техническим управлением Вяткожтреста Иван Аполлонович Чарушин скрывает в себе глухую ненависть к советской власти. В разговорах допускает неуместные остроты по адресу власти и её мероприятий. По службе не проявляет инициативы. Постоянно отказывается давать необходимые справки и отчёты, мотивируя это малым штатом (Л. 170).

Стремления у рабочих Омутнинского завода поднять свой культурный уровень – нет (Л. 171).

В селе Великая Река Халтуринского уезда (так в документе, имеется в виду с. Великорецкое. – А. Р.) в семье пионера пал телёнок. Родители заставили пионера выйти из организации, отнеся к причине смерти его пионерство (Л. 221).

В сёлах Великорецком и Чудиновском Халтуринского уезда часто бывает, что женщины валяются пьяными на площади и поют песни.

В Санчурской волости Яранского уезда среди молодежи развито пьянство. Пьют исключительно кумышку. На почве пьянства очень часты драки с применением холодного и огнестрельного оружия.
Вот какие сочиняют частушки:

Мой кинжальчик притупился
И перчаточка не бьёт.
Заряжу семизарядный,
Всё равно моя возьмёт…(Л. 222)

Отмечается, что в школах г. Вятки очень остро стоит вопрос с учебными пособиями. В прошлом году ГУБОНО делало распределение книг, но были закуплены такие книги, которые оказались не подходящими и они до сих пор лежат в библиотеках нераспакованными (Л. 252).

Сельское учительство жалуется на перегруженность канцелярской работой по составлению еженедельных, трёхмесячных и других планов и отчётных ведомостей (Л. 319).

Из сводки с 25 января по 15 февраля
1926 г. (Ф. 98. Оп. 1. Д. 216)

Культурная работа среди заводских рабочих Омутнинского завода прививается слабо. Книг в библиотеке не берут. Из-за отсутствия в клубах хороших режиссёров и грима, пьесы извращаются и рабочие предпочитают проводить время в пьянстве, которое охватывает всё заводское население (Л. 21).

25–27 января 1926 года в Вятке состоялся губернский съезд евангелистов-христиан. Участвовало 57 делегатов, а также гости из Перми, Северо-Двинской губернии и Костромской губернии. Это был первый в губернии съезд евангелистов (Л. 38).

Из сводки с 15 апреля по 1 мая
1926 г. (Ф. 98. Оп. 1. Д. 216)

Детский городок «Красный муравейник» в Арбажской волости имеет 275 воспитанников. Рабочие комнаты не оборудованы, мастерских нет. Воспитанники ходят в рваной одежде и занимаются воровством в селе Арбаж (Л. 200).

Содержательница чайной села Чудиново Эсаулова М. Г. говорит, что с открытием винной торговли советской власти не изжить бедность крестьянства. Многие середняцкие хозяйства из-за пьянства превращаются в бедняцкие (Л. 222).

Из сводки с 1 февраля по 20 ноября
1927 г. (Ф. 98. Оп. 1. Д. 263)

Наблюдается недовольство городского учительства Уржума частью партийных работников как ворами и карьеристами (Л. 76).

Среди городского учительства наблюдаются случаи недовольства перегрузкой работой и недостаточной оплатой труда. Учителя говорят, что набирают себе уроков, а не получают столько, сколько получали в старину. (До революции учитель сельской земской школы получал жалованье от 60 до 80 рублей в месяц, при бесплатной квартире, а питание для его семьи из 4–5 человек обходилось в сельской местности от 50 до 80 копеек в неделю. – А. Р.) (Л. 110).

Учитель из Уржума Деренков говорил, что нельзя оправдывать всех коммунистов. У нас, в СССР, к порядочным коммунистам можно отнести разве только Крупскую, Зиновьева, Троцкого, Каменева да Сталина, а другие только воры или карьеристы (сведения агентурные) (Л. 111).

Советская власть для мужика – обуза. Не мужика кредитует государство, а наоборот… (Л. 124).

Старообрядческая, пожилая часть населения Нолинского уезда к лицам, проводящим перепись, относилась недоброжелательно и всячески старалась перепись не проходить. Старуха-староверка кланялась переписчице в ноги, умоляя не записывать её и не накладывать печать анафемы (Л. 159).

Среди крестьян Чистопольской волости Котельничского уезда, работающих на границе с Нижегородской губернией, ходят слухи о войне. Говорят, что весь этот лес отдан Англии, чтобы она не шла войной на СССР. Также говорят, что по Яранскому тракту есть большой лес, в котором много валежника, но нам этот валежник не дают, потому что и этот лес отдан Англии (Л. 218).

Разъезжая с товаром по деревням, торговка, жена бывшего орловского купца Исупова, говорит, что советская власть никуда не годна, а кооперация только дерёт кожу с мужика. В руководстве кооперации только одни коммунисты, которые производят растраты, кладя деньги себе в карман. Некоторые крестьяне с ней соглашаются (сведения агентурные) (Л. 218).

В Яранском уезде говорят, что наша кооперация, вместо того, чтобы насаждать культурные очаги, устраивает пивнушки, приспособив под пивной зал бывшее помещение спичечной фабрики с шикарной обстановкой, а там можно было организовать профтехшколу (Л. 228).

В ожидании войны некоторые крестьяне запасаются большим количеством соли, а иногда мануфактуры. Недостаток пшеничной муки относят к тому, что наша Республика пообещала Англии двенадцать миллионов пудов крупчатки, чтобы та не лезла к нам с войной.

Дети заявляют в школах, что они не будут ходить учиться, а то дома говорят о войне и о том, что нам будут прикладывать печать и отправлять на войну. И ещё говорят, что не запишутся в пионеры, а то скоро война и всех пионеров возьмут таскать патроны (Л. 257).

Среди национальных меньшинств Малмыжского уезда по-прежнему царит полнейшая темнота, не поддающаяся влиянию со стороны работников культуры. Удмурты предпочитают проводить время в своих грязных лачугах за самогоном (Л. 280).

В беседе друг с другом некоторые крестьяне говорят, что Троцкий за крестьян и за то, чтобы не воевать. Другие же заявляют, что все они одна сволочь, что Троцкий, что все другие. Мужику и сейчас нелегко жить, а с войной или без, всё равно мужику налог везти (Л. 321).

Не изживаются разные недочеты в низовом государственном аппарате: командование через меру, пьянство должностных лиц, волокита чиновников, кумовство, задержка с выплатой зарплаты лесозаготовительными организациями. Все это вызывает и глухой ропот, и открытые жалобы крестьянства (Л. 323).

Задолженность оплаты за лесозаготовки и сплав леса до сих пор составляет десятки тысяч рублей. Не получая исправно денег, крестьяне грозят, что на следующий год работать на лесозаготовки не пойдут (Л. 324).

Недавно в Вятском педагогическом институте был назначен диспут на тему «Расовая теория». Докладчиком был профессор Быковский, а оппонентом доктор Трейтер. Никто из членов секции научных работников не явился, предполагая, что диспут это ловушка для выявления неблагонадёжных.

Заведующий Вятской губернской больницей Молчанов заявил, что война нам не страшна. На неё первые пойдут партийцы, а мы, хотя бы на время, избавимся от этой швали.

Во время митинга у здания редакции газеты «Вятская правда» ссыльный доктор Быстров во время пения Интернационала снял фуражку, а ссыльный Цетлин стоял, не снимая фуражки, с вызывающим видом, заложив руки в карманы.

В разговоре с нашим информатором по поводу убийства Войкова и Опанского, взрыва Ленинградского делового клуба и замышляемого взрыва в Кремле, финансовый агент 4-го участка г. Вятки Александр Михайлович Введенский сожалел, что все контрреволюционные намерения удалось раскрыть. Он сказал, что хорошо было бы взорвать Кремль, и предсказывал расстрел большевиками сотни-другой умных людей в связи с этими событиями (Л. 356).

Во время Великорецкого крестного хода женщины из этого села ругали вятского «митрополита» и собирались утопить его в реке, но он был взят под охрану милицией. Среди тихоновцев упорно распространяются слухи, что милиция подкуплена обновленцами.

В Нолинском уезде распространяются слухи, что в Китае расстреляли 100 тысяч коммунистов.

В Вятке ходят слухи, что из Москвы на Дальний Восток в международном вагоне, инкогнито, проехали Троцкий и Зиновьев. Ходят также, слухи, что под видом торговцев мороженым в Вятке скрывается много шпионов (Л. 357).

В Вятке ходят слухи, что смерть Дзержинского последовала от отравления, а Фрунзе зарезали на операционном столе (Л. 381).

Бывший начальник Кичминской волостной милиции, член партии, во время службы произвёл растраты, но, вместо наказания, переведён на должность заведующего винным заводом (Л. 398).

В Вятке говорят, что наша коммунистическая партия состоит из шкурников и, когда начнётся война, в партии останется не более 30 % (Л. 406).

Один интеллигент в Вятке сказал, что книгам и газетам в СССР не верит, т. к. они пишут одну ложь. Он, дескать, сам работал в редакции в Великом Устюге и хорошо знает про эту ложь (Л. 407).

По губернии вместо культпросветчиков разъезжают евангелистские проповедники. В Салобелякской волости под видом «праздника жатвы» собрали собрание, созванное присланным из Вятки руководителем евангелистов Лебёдкиным. Он рассказал, что на Дальнем Востоке правительство разрешило евангелистам построить город и выделило на это 30 миллионов рублей (Л. 456).

Крестьянство губернии очень интересуется сельскохозяйственными выставками. Выставку, устроенную в селе Пижанка Яранского уезда, посетило около 3500 крестьян и многие высказывали одобрение и желание на переход к улучшенным формам землепользования (Л. 457).

Студенты рабфака города Вятки говорят, что теперешняя власть ничем не отличается от царской. Только, дескать, вместо Николая, поддерживающего консерваторов, управляет Сталин, посаженный партией. Куда ни кинь, везде партия насаждает своих ставленников (Л. 475).