Афоризмы Андрея Коряковцева

Коriakyvtsev, А. Асicos de cerebro: Аforismos / Андрей Коряковцев-Дребезги ума: Афоризмы. – Еstacion Mir Ediciones, 2006.

У вятского уроженца, 40-летнего екатеринбургского философа Андрея Коряковцева вышла в Испании книга афоризмов «Дребезги ума» (двуязычное испано-русское издание, издательство «М1г», 2006).

Те, кто делал на Вятке Четвертую русскую революцию на рубеже 1990-х, помнят юношу-книгочея, непременного участника всех анархических кружков и митингов-демонстраций Андрея Коряковцева. Он входил в андеграундный литературный клуб «Верлибр», печатался в журнальчике «Авангард», привлекался прокуратурой и КГБ за антисоветчину.

«Мы стали тараном, пробивающим всевозможные берлинские стены, мы стали пушечным мясом возникающей демократии, – формулировал Коряковцев позднее в одном из своих эссе. – Из нас не вышли винтики бюрократической машины советского режима, а тем более из нас не могли получиться марионетки криминального рынка и коррумпированного государства, которыми обернулась ожидаемая демократия...»

В 1990 г. Коряковцев уехал в Свердловск (переименованный вскоре в Екатеринбург, хотя, по мнению Андрея, лучше бы в Цареубийск), закончил истфак университета и аспирантуру по философии, начал преподавать. Путешествовал автостопом от Алтая до Праги, опубликовал путевые записки («Хроника одной трамвайной поездки»). Кандидат философских наук.

В процессе его философствований родились «отходы производства» - афоризмы. Они вошли в его книги «Как покончить жизнь самоубийством, не причинив вреда себе и окружающим?» (Екатеринбург : Баско, 1996) и «Купола цвета хаки: стихотворные афоризмы» (Екатеринбург : ИГНЫПС, 2005), в коллективные сборники «Современная отечественная афористика» (М. : АСТ, 2002), «Антология мудрости» (М. : Вече, 2005), «Мильён названий. Франсуа Дюпон: сборник дюпонизмов. Т. 1 / сост. П. Ложкин» Екатеринбург : ИГНЫПС, 2006). Часть текстов размещена на сайте www. kоriakyvtsev. narod .ru

А недавно в Испании издана книжка Коряковцева «Дребезги ума. Афоризмы» (на русском и испанском). Испанский издатель счел интересным представить русского мыслителя с опытом борьбы против тоталитаризма – читателю, прошедшему через диктатуру Франко.

«Под развалинами воздушных замков – самое большое количество человеческих жертв»; «Что общего между людоедством и гуманизмом? Они оба высоко ценят человека»; «Чем дороже Родина, тем дешевле человеческая жизнь»; «Мы живем в мире, являющемся бездарным воплощением гениальных идей» – эти «корякизмы» примет близко к сердцу не то что любой испанец, но и вообще любой гражданин мира.

«Живущему в архаичном обществе, подобном нашему, легко прослыть оригиналом: достаточно перевести на родной язык заграничную банальность», – уверяет Андрей. Подобными переводными банальностями выглядят некоторые афоризмы Коряковцева, например, такой: «Самые сладкие яблоки валяются в грязи». Чем это не маркиз де Сад?

А вот еще одна попытка поразмыслить на тему России и Запада: «Русский интеллигент – собака, которая всем служит. Западный интеллектуал – волк, который всех кусает». Сказано хлестко, но по сути неточно: не все русские интеллигенты – конформисты, как и не все западные интеллектуалы – нонконформисты, а уж тем более бешеные сучары...

«Чем ближе к столицам, тем Россия провинциальнее», – этот красивый парадокс при ближайшем рассмотрении опять же показался мне, по крайней мере, довольно спорным, а точнее – ложным (доказывать долго). Зато словосочетание (недоафоризм) «Народ-самозванец» принимаю на все сто, особенно на фоне скомпрометировавшего себя термина «народ-богоносец».

Остальные афоризмы Коряковцева – более житейского свойства. «На какую тему вы живете?» – спрашивает Андрей (это у него отдельный «афоризм»). А сам он, судя по книге, живет и мыслит на все темы, какие только есть на свете (на то он и философ). Вот на тему секса и брака: «Жена – это должность. Любовница – титул»; «Семья – это просто одни и те же люди каждый день». На тему мистики и религии: «Кто видел ангелов – увидит и чёрта». На тему быта и бытия: «С точки зрения унитаза, все люди – засранцы». И вообще: «Жизнь – как песня: чем она длинней, тем больше в ней повторяющихся куплетов».

Коллега Коряковцева – некто Уильям Оккам – предупреждал: «Не следует увеличивать число сущностей сверх необходимости». С этим Андрей вроде бы согласен: «Египетские пирамиды – памятник времени человечества, потраченному впустую». Или: «Хороший поэт – не тот, кто не пишет плохих стихов, а тот, кто их не публикует». С другой стороны, по мнению Коряковцева, «классик – это писатель, которому дозволено говорить банальности». Значит, местами Андрей – хороший поэт (стихи не публикует), местами – классик.

М. А. Коковихин