Главная > Выпуск №10 > Уездная барышня и её альбом...

Уездная барышня и её альбом

Конечно, вы не раз видали
Уездной барышни альбом,
Что все подружки измарали
С конца, с начала и кругом.
Тут непременно вы найдёте
Два сердца, факел и цветки,
Тут, верно, клятвы вы прочтёте
В любви до гробовой доски.
А. С. Пушкин.
                        Евгений Онегин.

«То был чудесный сон»

Р. Я. Лаптева

Нина Ничипорович не принадлежала к числу «светских ветрениц» или «кокеток записных», но альбом имела. Так было принято и в XIX веке, и в начале XX века. Альбом, где изливают душу в своих и чужих стихотворных строчках, созвучных струнам нежного сердца. Чувствительного сердца, способного сострадать.

А барышней она была действительно провинциальной. Родилась 26 апреля 1908 г. в семье Павла Яковлевича Ничипоровича, начальника почтово-телеграфной конторы. Папеньку по службе переводили из одного городка в другой (Старая Рудня, Торжок, Рогачёв, Скидель и др.). Жена и пятеро детей следовали за ним. Все они вероисповедания православного. В Вятку Нина Павловна переехала в 1932 г. Здесь обрела семью, прожила до 92 лет. Сыновья, Анатолий и Алексей Мельковы, сохранили мамины тетради, письма, документы. Альбом как предмет быта, культуры, свидетельство времени заслуживает отдельного исследования. Предоставим это Тамаре Константиновне Николаевой – писателю, фольклористу, краеведу.

Меня же интересует образ уездной барышни, её внутренний мир, который встаёт со страниц альбома, начатого в марте 1928 г. Жили Ничипоровичи обычно на казённой квартире, в том же доме, где находилась почта.

В комнате стулья с обивкой сафьянной,
Образ с лампадкой в углу,
Книги на полках, камин, фортепьяно,
Мягкий ковёр на полу

Строки из стихотворения «Садик запущенный» (автор – К. Р., то есть Константин Романов), наверное, напоминали Нине безмятежное детство среди любящих друг друга людей, среди цветов, книг и музыки. Так подумалось. А подтверждение нашла в «Автобиографии», написанной по просьбе сыновей. «Детские годы мои прошли очень хорошо. Наша мама устраивала нам на Рождество и Пасху настоящие праздники с подарками, с новыми платьями, которые шила сама. Вокруг конторы были клумбы с однолетними цветами. Было так хорошо сидеть на крыльце и петь под гитару. Папа играл, а почтовые чиновники, мама и я пели. Несмотря на пятилетний возраст я слова запоминала “слёту”».

Как было хорошо во дни весны когда-то,
Как было хорошо на утре юных дней,
Когда в душе восторженной моей
Всё было чисто, было свято.
То был чудесный сон...

Мировая война и последующая революция раскидали родных и знакомых. Жизнь превратилась в борьбу за выживание, так как в 1918 г. начался голод. Один из братьев умер. В 1925 г. Нина закончила среднюю школу в г. Жлобине. Жила то с родителями, то у родственников. Работала машинисткой в разных учреждениях. Она по-прежнему любила петь, смеяться, ходить в театр на оперу, а после провожания сидеть с поклонником на скамеечке и болтать обо всём. Есть в альбоме стихотворение, которое начинается так:

Нина!
Я люблю тебя так оттого,
Что от пошлых и гордых собою
Не напомнишь ты мне никого
Отрезвлённой и ясной душою,
Что с участьем смогла ты понять
Роковую борьбу человека,
Что в тебе уловил я печать
Отдалённого, лучшего века!

Видно, было в этой девушке строгих правил что-то чистое, неземное. Её сердце жаждало любви, но любви, освящённой браком, искренней и глубокой.

Любви поцелуй перед Богом святится,
Любви поцелуй – благодать,
Когда в нём любовь может
                                с правдою слиться,
Но грех без любви целовать.
Уйди! Изменить мне былого нет силы,
А сердце тоскует, болит.
Меня, не любя, целовал ты, о, милый,
Пусть Бог тебе грех твой простит.
(Горбановский. Без любви)

А в моде были случайные связи, гражданские браки – совсем как сейчас. Нина ждала того единственного, желанного, который будет с ней честен в любви. В альбоме есть стихи о том, что мило сердцу верующего человека: о вестнике-Ангеле, о духовном томлении, о церковном благовесте, о чистой, святой вере, о священном Евангелии. А ведь всё, что было связано с религией, находилось под запретом. И уж совсем из разряда подпольной литературы – произведения Есенина, аллегорические стихи, автор которых не указан.

…Волны из края страданий и бед,
Края туманов и бурь, и ненастья,
Вы передайте наш братский привет
Людям свободным, баловням счастья.
Вы не скажите, что видели здесь,
Дайте им знать про судьбу нашу злую.
Столько здесь льётся и крови, и слёз,
Как попирают здесь душу живую…
(Фрагмент переписала 26.X.1930,
г. Новозыбков)

Донеси кто-нибудь об этом альбоме, ареста не миновать. Тем временам старшая сестра Раиса вышла замуж, уехала в Ленинград. Постепенно туда перебралась вся семья. Нине Павловне оказался вреден сырой климат Балтики, и она уехала к дальним родственникам в Вятку. Последние по времени стихи в альбоме помечены 14-м декабря 1934 г.

Вернулась весна, и с ней счастье
И грёзы,
И страсть, и любовь, и цветущие розы.
Всё живо, всё полно отрады, любви,
И слышутся трели, поют соловьи.
И лес не шумит, лишь порою волна
Чуть слышно с волною играет.
О, друг мой, приди, будто шепчет она.
Приди, счастье здесь ожидает.

В том году Нина уже встретилась с Константином Мельковым в гостях у общих знакомых. В этот вечер она пела, как никогда. Свою невесту вятский друг звал только так – «соловей». А вскоре они обвенчались.

2006 № 10.jpg

Н. П. Ничипорович справа