Главная > Выпуск №1 > Купеческая благотворительность...

Купеческая благотворительность в Вятской губернии
во второй половине Х I Х-начале XX века

Доброму добрая память
(Русская пословица)

М.С.Судовиков

В дореволюционной России благотворительностью занимались как различные учреждения - земства, городские думы, казна, сословные общества, церковь, так и частные лица. Особенно широкий размах приобрели частные пожертвования со стороны купечества (1).

С благотворительностью и меценатством была неразрывно связана деятельность многих купцов. Их интерес к богоугодным делам, к поддержке культурных начинаний носил устойчивый характер и был не случаен. Нужно учитывать, что купцы являлись глубоко верующими людьми, а в христианстве помощь ближнему всегда высоко оценивалась. Свою роль сыграл и тот фактор, что за участие в благотворительных и меценатских делах они получали награды, почетные звания, чины, общественное признание, и, таким образом, повышался их социальный статус. Хотя в последнем купцы, безусловно, были заинтересованы, нельзя отрицать их желание и совершенно бескорыстно помогать нуждающимся. Они свою благотворительную деятельность афишировали далеко не всегда. Когда умер вятский купец Яков Алексеевич Прозоров /1816-1881/, о нем писали: «Владея огромным состоянием, он резко отделялся от  того круга людей, которые имеют одну цель - наживу... Его щедрая рука не оскудевала жертвовать значительные суммы на  самые разнообразные предметы... Но сколько было с его стороны благодеяний, которые он совершал тайно? Редкий бедняк не рассчитывал на его добрую помощь...» (2).

Ведущая роль в оказании непосредственной помощи бедным принадлежала всевозможным благотворительным обществам и комитетам, а также таким заведениям, как богадельни, приюты, дома трудолюбия, дешевые и бесплатные столовые. Какова же была их численность? Согласно данным на 1 января 1899 г., в Российской империи действовало 14854 благотворительных учреждения, среди которых благотворительных обществ было 7349, заведений – 7505 (3). Значительную их часть составляли находившиеся в ведении министерства внутренних дел частные учреждения (4).

Широкий размах благотворительность приобрела и в Вятской губернии. Первое благотворительное заведение здесь появилось еще в XVIII веке, а в самом конце XIX в. в Вятке насчитывалось уже 228 благотворительных учреждений (5). Небезынтересно отметить, что в соседних с Вяткой регионах таких организаций было меньше: в Архангельской губернии в этот период действовало 50 благотворительных обществ и заведений, в Вологодской губернии - 220, в Нижегородской - 155 (6).
Купеческая благотворительность в Вятской губернии проявлялась в нескольких формах. Одна из них - участие купцов в работе благотворительных обществ.

Первое на Вятке благотворительное общество открылось 29 мая 1873 г. в губернском центре. Параграф 1 устава общества гласил: «Вятское благотворительное общество имеет целию доставление средств к улучшению нравственного и материального состояния бедных города Вятки» (7). Его членами могли стать «лица обоего пола, всех сословий и состояний» и их численность не ограничивалась. По сведениям на 1875 г., в обществе насчитывалось 116 действительных членов, в 1895 г. - 139, в 1903 г. - 47, в 1910 г. – 48 (8). Его членами были купцы Булычевы, Коробовы, Короваевы, Клобуковы, Лаптевы, Прозоровы, Савинцевы и другие.

Средства Вятского благотворительного общества складывались из ежегодных членских взносов и различных пожертвований. Поступавшие суммы шли на содержание благотворительных заведений, а также выдавались бедным жителям.

По свидетельству ежегодных отчетов общества, особенно крупные пожертвования делали купцы Я.А.Прозоров, Т.Ф. Булычев, П.П. Клобуков (г. Вятка), И.В. Александров (г. Слободской), А.Д.Кусакин (г. Елабуга) (9). На средства Прозорова и Булычева были открыты и приюты, находившиеся под надзором этого учреждения. Все это служило основанием для избрания купцов почетными членами Вятского благотворительного общества.

Благотворительные общества действовали и в других городах губернии: с 1875 г. - в Яранске, с 1876 г. - Сарапуле и Слободском, с 1881 г. - Уржуме, с 1895 г. - Орлове, с 1898 г. - Котельниче (10). Некоторые купцы учреждали благотворительные организации. В 1879 г. в городе Елабуге был открыт «Благотворительный И. и Д. Стахеевых комитет» (11).

Купеческая благотворительность в Вятской губернии проявлялась и в форме самостоятельных, независимых от благотворительных обществ пожертвований. К их числу относились вносимые купцами на нужды церквей, учебных заведений капиталы, другие пожертвования.

Освещая вопрос о пожертвованиях на церковные нужды, прежде всего отметим, что это направление благотворительной деятельности являлось для купцов традиционным. Будучи людьми весьма религиозными, они с давних пор выделяли крупные средства и на строительство церквей, и на ремонт, и на приобретение необходимых для службы принадлежностей. Из вятских купцов старого времени немалые суммы на церковное строительство, например, жертвовал Гавриил Петрович Машковцев /ок. 1660- после 1717 г./, служивший в Хлынове таможенным головой, а впоследствии - бурмистром. В 1697 г. на его средства началось строительство в этом городе Царево-Константиновской церкви. Как свидетельствуют документы, каменщики «рядили» у него, Гаврила, за ту работу 65 рублев денег, а задатку взяли 30 рублев» (12).

Местные купцы-благотворители постоянно заботились о состоянии храмов и во второй половине XIX - начале XX века. Примеров, подтверждающих этот факт, множество. Интереснейшие сведения о некоторых купеческих пожертвованиях на церковные нужды находим в вятских газетах.

Так, в одном из номеров «Вятских губернских ведомостей» за 1881 г., в статье, посвященной памяти Я.А.Прозорова, говорилось о его деятельном участии в работе комитета по постройке в г. Вятке Александро-Невского собора, о строительстве на его средства каменных теплого храма и колокольни при Владимирской церкви, об их дальнейшем обустройстве, сообщалось о немалых денежных пожертвованиях этого купца Кафедральному собору, мужскому Успенскому и женскому Преображенскому монастырям, другим вятским церквам (13). В статье говорилось и о том, что долгое время проявлявший «глубокую преданность Православной церкви» Яков Алексеевич был почетным блюстителем Вятского духовного училища, о том, что он помогал и опытным советом, и различными средствами как этому учебному заведению, так и епархиальному женскому училищу. Яков Алексеевич и его супруга Пелагея Семеновна, в частности, выделяли из своих сбережений денежные суммы на пособия бедным ученикам.

В начале XX столетия священник И. Ск-ий в статье «Из Елабуги (Очерк религиозного быта и благотворительности города)», опубликованной в «Вятских епархиальных ведомостях», писал: «Храмов в Елабуге всех 10... Все храмы благоустроены. Монастырь устроен исключительно на средства потомственного почетного гражданина И.И.Стахеева...кладбищенская и приютская церкви устроены на средства Ф.Г.Чернова...» (14). В публикации указывалось также, что елабужские купцы строили храмы «и в других местах нашего Отечества».

В 1906 г. в «Вятском вестнике» появилась заметка о благотворительных делах купца С.Н.Коробова (15). Ему объялялась благодарность за устройство вокруг Владимирской церкви губернского центра ограды с изящным рисунком на железной решетке и воротах. 15 октября 1906 г., как сообщалось в газете, в дом Сергея Николаевича и его супруги Марии Васильевны Коробовых явилась депутация от прихода и «в знак искренней признательности поднесла им икону Владимирской Божьей Матери».

О вятских купцах, жертвовавших капиталы на церковные нужды, сообщается и в мемуарной литературе. И.Д.Сытин в своих воспоминаниях описывает визит купца г. Яранска Ф.Я.Рощина к обер-прокурору Синода К.П.Победоносцеву (16). Вятскому купцу необходимо было решить вопрос о казенной земле, на которой он намеревался построить женский монастырь. Любопытен и весьма своеобразен диалог, состоявшийся между ним и обер-прокурором: «Рощин в своем черном сюртуке, с золотой медалью на шее, плотный, коренастый, подошел  вперевалку к столу обер-прокурора и встряхнул своими длинными крестьянскими волосами с пробором посередине:
- Прошу, ваше превосходительство, разрешить мне построить женский монастырь в Казанской губернии.
И, вынув из кармана географическую карту, он положил её на стол и ткнул пальцем:
- Вот здеся... Тысяча десятин пустопорожней земли, государственного имущества... Ходатайствуйте, чтобы мне её пожертвовать для монастыря, а ежели даром не дадут, купить желаю.
- Ну что ж... Дело доброе... Подайте прошение, а там рассмотрят и разрешат.
- Да мне ждать некогда... Мне поскорее надо... Я неграмотный, никого тут не знаю, вас прошу покорнейше, вы разрешите (Рощин в пояс поклонился).
- Ну а бумаги у вас, по крайней мере, есть?
- Ничего нету. Здеся надо написать и бумаги, какие нужно.
Победоносцев позвонил, и на его звонок вошел правитель дел Синода, ласковый, вкрадчивый, элегантный человек - Даманский.
- Вот, Владимир Петрович, пришли сытинцы, просят разрешения на постройку монастыря, с тем, чтобы им землю даром дали... И все сейчас, сегодня, сию минуту. Вы уж, пожалуйста, примите их, выслушайте подробности и сделайте, что можно» (17).

Вопрос Рощина был полностью решен уже на следующий день. Этот настойчивый, решительный и простодушный вятчанин возвращался домой счастливый и довольный.
Крупные пожертвования на церковное строительство делались и купцами-старообрядцами. В г. Вятке на средства Д.Ф.Зонова и семейства Лаптевых строилась, а в 1909 г. была открыта молельня для беспоповцев поморского толка.

На купцов-благотворителей зачастую возлагались обязанности церковных старост. Являясь людьми обеспеченными, они решали многие хозяйственные проблемы того или иного храма своими силами. Такой подход проявлялся в деятельности купца Н.И.Клабукова, служившего старостой в церкви при Вятском духовном училище. В 1907 г. из собственных средств пожертвовал на украшение этого храма «более 900 руб.» (18). Некоторые церковные старосты-купцы удостаивались награждения похвальным листом за подписью епископа Вятского и Слободского. В конце XIX века такой лист «за исполнение в течение трех лет обязанностей церковного старосты с отличным усердием и пользою для церкви» получил уржумский купец Илья Царегородцев (19).

Купечество оставило также заметный след в истории вятских учебных заведений. Благотворительная деятельность его представителей в данном случае проявилась и в многочисленных пожертвованиях денежных сумм, строений, и в избрании их попечителями. Это говорит о том, что купечество сочувственно относилось к проблемам народного образования и, нуждаясь в грамотных и квалифицированных работниках, осознавало необходимость открытия учебных и профессиональных заведений.

Одним из тех, кто неравнодушно относился к школьному делу, был купец-пароходовладелец Тихон Филиппович Булычев (1847 - после 1917 г.). Он не забывал заботиться об учебных заведениях как своего родного города Орлова, где родился и вырос, так и губернского, в котором жил в зрелые годы. Известны такие факты: в 1906 г. он пожертвовал 25 тыс. руб. на устройство в Орлове здания для реального училища (20), а в мае следующего, 1907 года, являясь почетным попечителем Вятской мужской гимназии, передал этому учебному заведению построенное на личные средства каменное здание, в котором разместился «малый» корпус гимназии (21). Любопытно, что ее учащиеся называли Тихона Филипповича, имевшего высокий рост и острую бородку, - «Дон - Кихотом» (22).

Размах купеческой благотворительности в области образования нередко был впечатляющим. В «Вятских епархиальных ведомостях» сообщалось: «Все почти училища, существующие в Елабуге, выстроены на средства благотворителей» (23). Далее указывалось, что благодаря усердию потомственного почетного гражданина Ф.П.Гирбасова в этом уездном городе открылось три училища - ремесленное, городское и училище для слепых, три земские школы, церковно-приходская школа /на его средства было построено и несколько школ в уезде/, Стахеевы способствовали открытию двух богадельных школ, церковно-приходской школы, епархиального женского училища, Ф.Г.Чернов - приютской школы, Ушаковы вместе со Стахеевыми обустраивали гимназию и реальное училище.

Напомним, что в купеческих домах размещались и благотворительные учреждения. Как правило, предпринимателями сразу же оговаривались все условия дарения. Показательны в этом отношении благотворительные дела Якова Алексеевича Прозорова. Уезжая на жительство в Петербург, исключительно на благотворительные цели он пожертвовал квартал своих домов и лавок в г. Вятке (24). Другой купец - Павел Петрович Клобуков - в мае 1899 г. пожертвовал вятскому городскому обществу «выстроенный им большой каменный в три этажа дом с церковью и электрической станцией при нем - для помещения в нем призреваемых в городских благотворительных заведениях, обеспечив этот дар капиталом в 30 тыс. руб.» (25). Он был инициатором открытия в г. Вятке и школы для слепых.

Еще одно направление купеческой благотворительности - оказание помощи жителям губернии в неурожайные годы. В один из таких периодов, в 1884 г., в пользу крестьян Елабужского уезда пожертвования деньгами и хлебом внесли Я.К.Ушаков, Ф.П. и А.П.Гирбасовы, Д.И.Стахеев, А.Д.Мыльников, А.Д.Кусакин и другие (26). В 1892 г. земский комиссионер, купец Т.Ф.Булычев закупал для пострадавшего от неурожая населения хлеб, причем земству он обошелся дешевле, чем хлеб остальных комиссионеров. Кроме того, в то трудное время он по дешевой цене продавал и хлеб из собственных запасов. В июне 1892 г. Вятское губернское земское собрание постановило: «ходатайствовать о представлении Булычева к почетной награде...» (27).

В начале 1890-х гг. помимо неурожая в Вятской губернии была вспышка холерной эпидемии. Владелец химических заводов, мануфактур-советник, купец 1-й гильдии Петр Капитонович Ушаков в те годы устраивал бесплатные столовые и пекарни, выдавал дезинфекционные средства (28).
Купцы оказывали помощь и погорельцам. В середине мая 1890 г. в городе Малмыже вспыхнул сильный пожар. В пепел превратилось тогда около 100 домов в городе и более 60 - в слободе. В «Вятских губернских ведомостях» сообщалось: «От лучших зданий теперь видны только обгорелые стены, да печные трубы...» (29). Многие купцы откликнулись на призыв о помощи жителям г. Малмыжа, в их числе - сыновья Григория Стахеева, пожертвовавшие 200 рублей, Ф.П. Гирбасов - 100 руб., П.К. Ушаков - 100 руб. (30). 23 мая того же года в полдень сильный пожар вспыхнул в деревне Гришкинской Елабужского уезда. Купец 1-й гильдии Иван Григорьевич Стахеев «по присущим ему братолюбию и христианской помощи» направил в деревню своего приказчика, который выдал на каждый сгоревший дом по три рубля (31). Вятский губернатор объявил И.Г. Стахееву «искренно глубокую благодарность».

Этот купец вносил также денежные суммы на улучшение содержания заключенных. В марте 1906 г. он пожертвовал тюрьме 100 рублей, из которых половина суммы предназначалась «на улучшение пищи уголовных арестантов, а другая половина - политическим арестантам» (32). Тогда же от Стахеева для политических заключенных было отправлено шесть кроватей с матрацами. В апреле 1906 г. елабужский уездный исправник не без тревожных мыслей сообщал в Вятское губернское жандармское управление, что «смотря на Стахеева ныне к Пасхе пожертвовали на политических и другие купцы» (33).

В военные годы благотворительная деятельность местных купцов проявлялась в таких формах, как лечение и содержание на их счет раненых, предоставление помещений под лазареты, сбор и отправка на фронт продуктов и вещей, пожертвования на нужды семей воинов. В годы первой мировой войны в госпитале при Общине Красного Креста, располагавшемся в г. Вятке, по несколько коек содержали купцы И.И.Лаптев, Д.Ф.Зонов, в госпитале при винном складе Вятского акцизного управления Т.Ф.Булычев взял на себя обеспечение всем необходимым целой палаты, и этот список можно продолжить (34). В домах Т.Ф.Булычева и Д.Ф.Зонова располагались лазареты для легкораненых воинов. Кроме всего этого, Денис Фадеевич Зонов отправлял на фронт большие партии табака, спичек, почтовой бумаги, ниток, иголок, карандашей, сапожной мази, а Тихон Филиппович Булычев ежемесячно жертвовал по 1000 рублей на нужды Красного Креста и семей фронтовиков (35). Помощь воинам и раненым оказывали и купеческие жены, участвуя в деятельности дамских кружков, Общества помощи семьям воинов Вятской губернии, работая в лазаретах.

Прежде чем вести разговор о меценатской деятельности купцов, отметим, что хотя культурная жизнь Вятской губернии во второй половине XIX -  начале XX века по-прежнему оставалась на уровне, далеком от совершенства, но в ней наблюдались уже крупные позитивные изменения. Во многом они были связаны с открытием в г. Вятке в 1877 г. постоянного здания театра, с основанием в 1910 г. Вятского художественно-исторического музея, с открытием благодаря земству большого числа библиотек, с деятельностью различных собраний, обществ, кружков, с учреждением новых периодических изданий.

В местную культурную жизнь были вовлечены представители всех сословий. Характерной чертой участия в ней купцов являлась материальная поддержка с их стороны некоторых культурных начинаний.

Без купеческих пожертвований не обходились вятские театры. Местные купцы жертвовали на их постановки свои сбережения, размещали театры  и в собственных домах. В 1860-е гг. в г. Вятке театр располагался в доме Я.А.Прозорова, у которого большой любительницей театрального искусства была супруга - Пелагея Семеновна (36). В конце 1870-х гг. спектакли в губернском центре уже шли в «красивой архитектуры» деревянном новом здании, построенном за короткое время на частные пожертвования и на средства, полученные от любительских спектаклей и концертов (37). В разные годы членами общества владельцев Вятского концертного зала (так именовался театр) были купцы Т.Ф.Булычев, Лаптевы, Поскребышевы, П.Ф.Савинцев, А.М.Сенилов, Я.Ф.Тырышкин, Р.Д.Шенкаржевский (38). В 1880-е гг. в г. Нолинске спектакли устраивались в доме купца М.Л.Машковцева и И.С.Липятских, в г. Орлове - в доме купца И.Ф.Ветошкина, в г. Глазове - В.Н. Платунова (39).

Купцы проявляли интерес и к библиотечному делу. Их имена значились в списках членов комитета старейшей в регионе библиотеки - Вятской публичной библиотеки имени Императора Николая I (им. А.И. Герцена). В 1900-е гг. в состав её Попечительного комитета входили Т.Ф.Булычев и К.И.Лаптев. Эти  купцы, по сообщению источников, проявляли к библиотеке «живое и отзывчивое отношение» (40). В 1902 г. вятский губернатор П.Ф.Хомутов подписал разрешение об открытии «Вятской заводской бесплатной народной библиотеки, учреждаемой вятским купцом И.И.Лаптевым» (41). Когда библиотека открылась, в ней выдавались книги рабочим заводов Лаптевых, Сунцовых, Поскребышевых, а ее работой первое время руководил протоиерей Воскресенского собора Иоанн Осокин.

С купечеством была связана деятельность Вятского художественного кружка, положившего начало художественно-историческому музею. Членами кружка были купеческий сын, молодой художник А.А. Репин, супруга Петра Павловича Клобукова - Зинаида Дмитриевна, скульптор, учившаяся художественному ремеслу у А.С. Голубкиной. Клобуковы выступали и как меценаты. Они покровительствовали местным художникам, помогли решить вопрос с музейным помещением, устроив картины в доме у родственников (42).

Когда речь идет о местных меценатах, нельзя не вспомнить о проживавшем в Москве купце К.К.Ушакове, представителе вятского купеческого семейства. П.А. Бурышкин писал о нем: «Он был очень богат, интересовался театром и вообще искусством, и считался большим меценатом» (43). Вместе с К.С.Станиславским, братьями Саввой и Сергеем Тимофеевичами Морозовыми и другими Константин Капитонович стал учредителем Московского общедоступного театра, будущего МХАТа  (44). Он пожертвовал на устройство театра четыре тысячи рублей. К.К. Ушаков был из числа тех купцов, кто снискал уважение и почет, что и отразил в мемуарах В.И.Немирович-Данченко. Об этом купце он писал как о человеке, представлявшем из себя «великолепное соединение простодушия, хитрости и тщеславия» (45).

Как уже подчеркивалось, за участие в благотворительных и меценатских делах от светских и духовных властей представители купечества получали всевозможные поощрения. В их честь устраивались и общественные обеды (46). Факты проведения подобных обедов еще раз свидетельствуют о большой значимости купеческих благотворительных дел и о заинтересованности в них местного общества.

Итак, во второй половине XIX - начале XX века благотворительность и меценатство являлись составной и немаловажной частью общественной деятельности многих купцов Вятской губернии. Если быть более точным, в благотворительных и меценатских делах в большей или меньшей степени принимали участие практически все местные купцы. Это обуславливалось и их религиозными убеждениями, и желанием повысить свой общественный статус, и их личными качествами. Самые крупные пожертвования связаны, как правило, с именами купцов I гильдии. В Вятской губернии к их числу относились Я.А.Прозоров, Т.Ф.Булычев, Стахеевы и некоторые другие. В целом же совершенно очевидно, что в развитии в крае культурной жизни, народного образования, медицины, в открытии приютов и богаделен купечество сыграло важную роль.

Примечания

1. См.: Думова Н.Г. Московские меценаты. М., 1992; Аронов А.А. Золотой век русского меценатства. М., 1995; 1000 лет русского предпринимательства: Из истории купеческих родов. М., 1995; и др.
2. Вятские губернские ведомости. 1881. № 12. 11 февраля.
3. Благотворительные учреждения Российской империи. Т. 1. СПб., 1900. С. 1.
4. Там же. С. 6-8.
5. Там же. Таблица II.
6. Там же.
7. Государственный архив Кировской области, далее ГАКО. Ф. 582. Оп.26. Д. 461. Л. 4.
8. См.: Отчет Вятского Благотворительного общества за 1875 год. Вятка, 1876. С. 1-2; Отчет... за 1895 год. Вятка, 1896. С.3-8, 11; Отчет... за 1903 год. Вятка, 1904. С.3-6; Отчет... за 1910 год. Вятка, 1911 год. С. 3-6.
9. См.: Отчет... за 1875 год. С. 2; Отчет... за 1877 год. С. 6, 20.
10. См.: ГАКО. Ф. 582. Оп. 143. Д. 293. Л. 6, 18, 23; Благотворительные учреждения Вятской губернии // Календарь Вятской губернии на 1885 год. Отд. III. Вятка, 1884. С. 145.
11. ГАКО. Ф. 582. Оп. 143. Д. 293. Л. 38.
12. Труды Вятской ученой архивной комиссии. 1906. Вып. V-VI. Отд. III. Вятка, 1906. С. 30-32.
13. Вятские губернские ведомости. 1881. № 16. 25 февраля.
14. Вятские епархиальные ведомости. 1904. № 13. 1 июля.
15. Вятский вестник. 1906. № 225. 18 октября.
16. Сытин И.Д. Жизнь для книги. М., 1962. С. 181-182.
17. Там же. С. 182.
18. Вятский вестник. 1907. № 187. 4 сентября.
19. Вятские епархиальные ведомости. 1896. №2. 16 января.
20. Вятский вестник. 1906. № 231. 26 октября.
21. Васильев М.Г. История вятской гимназии за сто лет ее существования. Вятка, 1911. С. 365.
22. Купечество вятское: Из истории торговли, предпринимательства и благотворительности. Киров, 1999. С. 49.
23. Вятские епархиальные ведомости. 1904. № 13. 1 июля.
24. Купечество вятское... С. 168.
25. ГАКО. Ф. 587. Оп. 10. Д. 9. Л. 153.
26. Там же. Ф. 582. Оп. 32. Д. 45. Л. 5-6.
27. См.: ГАКО. Ф. 582. Оп. 34. Д. 10. Л. 7 об. - 8; 1000 лет русского предпринимательсва: Из истории купеческих родов. М., 1995. С. 373-374.
28. ГАКО. Ф. 582. Оп. 138. Д. 155. Л. 112-112 об.
29. Вятские губернские ведомости. 1890. № 46. 9 июня.
30. Там же.
31. Там же.
32. ГАКО. Ф. 714. Оп. 1. Д. 180. Л. 109.
33. Там же. Л. 109 об.
34. Памятная книжка и Адрес-календарь Вятской губернии на 1915 год. Отд. III. Вятка, 1915. С. 18.
35. Там же. С. 27, 55.
36. ГАКО.Ф. 170. Оп. 1 Д. 171. Л. 3-3 об.
37. Там же. Ф. 582. Оп. 33. Д. 161. Л. 26.
38. См.: ГАКО. Ф. 170. Оп. 1. Д. 171. Л. 8 об.-9; Памятная книжка и адрес-календарь Вятской губернии на 1916 год. Отд. II. Вятка, 1916. С. 81.
39. См.: ГАКО. Ф. 582. Оп. 33. Д. 161. Л. 9 об., 12, 26-27 об; Там же. П. 36. Д. 73. Л. 3-5 об.
40. Вятский вестник. 1906. № 175. 12 августа.
41. ГАКО. Ф. 582. Оп. 142. Д. 379. Л. 6-6 об.
42. Купечество вятское...С. 134.
43. Бурышкин П.А. Москва купеческая: Мемуары. М., 1991. С.191.
44. См.: Боханов А.Н. Коллекционеры и меценаты в России. М., 1989. С. 108-110; Думова Н.Г. Московские меценаты. М., 1992. С. 139; Морозова Т.П., Поткина И.В. Савва Морозов. М., 1998. С. 154-156.
45. Немирович-Данченко В.И. Из прошлого. М., 1938. С. 106.
46. Один из таких обедов состоялся в г. Елабуге 10 ноября 1874 года. Поводом для его устройства послужили большие пожертвования, сделанные в разное время купцом I гильдии Дмитрием Стахеевым / Столетие Вятской губ. 1780-1880. Сборник материалов к истории Вятского края. Т. 2. Вятка, 1881. С. 133-134/.